КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииРаздача подарков

16 МАРТА 2012 г. ЕВГЕНИЙ ГОНТМАХЕР

Мне уже довелось написать в «Ежедневном журнале» статью о социальной катастрофе, к которой мы неумолимо идем. Публикация датирована 16 июня прошлого года. Это было до:

         - «рокировочки» 24 сентября;

         - «выборов» 4 декабря 2011 г. и 4 марта 2012 г.;

         - массового протестного выхода людей на площади и улицы. 

         Что же поменялось в том диагнозе, который я поставил социальной ситуации в стране? Многое и, к сожалению, не в лучшую сторону.

         Дело в том, что наряду с тенденциями, которые отражаются в статистике и никуда не делись, появилось новое обстоятельство, резко осложняющее нахождение выхода из того социального кризиса, в котором Россия уже находится по крайней мере несколько лет. Это окончательная деградация механизмов принятия решений в нашем государстве, что относится, конечно, не только к социальной сфере.

         По каким признакам об этом можно судить?

Начну с неадекватности в оценке ситуации. Это видно, в частности, по двум обстоятельствам:

- массовая раздача предвыборных подарков, которые обойдутся казне в несколько триллионов рублей. Изыскать эту сумму неоткуда, если только не повысить налоги или понадеяться на очередное чудо в виде дальнейшего роста цен на нефть и газ;

- снижение в плановом периоде (2013-2014 гг.) доли государственных расходов на образование, здравоохранение и поддержку ЖКХ, что закреплено соответствующим законом.

Очевидно, что первое обстоятельство противоречит второму. Это говорит либо о том, что принятый Государственной Думой, одобренный Советом Федерации и подписанный президентом документ – никчемен и не имеет никакой юридической силы, либо о том, что о предвыборных обещаниях быстро забудет тот, кто их озвучил.   

Из этого тупика власти будут выходить набором хаотических, сиюминутных мер по принципу «куда кривая вывезет».

Думаю, что произойдет точечное повышение налогов на бизнес и на нас, физических лиц в совокупности с резким сокращением численности занятых в бюджетной сфере с тем, чтобы оставшимся немного повысить зарплату. Это вытекает, например, из слов Владимира Путина, сказанных на заседании Президиума Правительства 7 марта:

«Мы должны будем подумать и, разумеется, вместе с общественностью, вместе с Советом ректоров, они с этой позицией согласны, подумать на тему о том, чтобы сократить число неэффективно работающих вузов. Мы знаем, что сеть у нас переразмерена, она превышает соответствующую сеть ещё в советское время, и нужно будет провести определённую работу внутри самих учреждений. Ректоры соглашаются со мной в том, что во многих учебных заведениях количество преподавателей на энное количество студентов сейчас тоже слишком большое. Скажем, в МГУ, ректор это сказал сам публично, один преподаватель на четырёх студентов, а у нас норма – один преподаватель на 10 студентов.

Кроме того, соотношение профессорско-преподавательского состава и обслуживающего персонала вузов сегодня 50 на 50, и это тоже не оптимальное соотношение, и над этим надо подумать. О чём я сейчас говорю и почему я об этом говорю? Я говорю, что те финансовые затраты, которые мы должны будем сделать просто напрямую из бюджета, и увеличить бюджетное финансирование, они всё-таки должны быть сопряжены с заранее продуманными мерами по оптимизации соответствующих сетей и наведению порядков внутри этих учреждений. То есть за счёт экономии».

Если мы хотим быть современной страной, то нам надо не просто сокращать неэффективные вузы, минимизировать вечернюю и заочную формы обучения, а создавать, создавать и создавать такие учебные заведения, которые дают качественное очное образование. Какая уж тут экономия!

А соотношение численности студентов и преподавателей? МГУ в интерпретации Владимира Путина представлен в качестве плохого примера – дескать, слишком маленькое это соотношение. С этим верноподданически соглашается ректор Московского университета, активный член «Единой России» Виктор Садовничий. Но логика должна быть обратной. МГУ пока еще дает в целом неплохое образование – как раз благодаря зачастую персонализированной, а не только поточной работе со студентами.

Но согласны ли будут с этим «маневром» преподаватели?

Уверен, что аналогичная «экономия» начнется (впрочем, уже началась через т.н. «оптимизацию сети») в школьном образовании, здравоохранении и культуре.

Что касается повышения налогов, то это обернется ростом стоимости жизни: предприниматель заложит его в цену производимых им товаров и услуг, прежде всего массовых. А это – удар не только по малообеспеченным слоям, но и по среднему классу, который и без того возмущен несправедливостью распределения общественного пирога (коррупция, преференции для своих и т.п.).

И тут мы выходим на еще один признак тупиковости нынешней социальной политики: полная утрата доверия к тому, что делает и будет делать Владимир Путин со стороны большинства общественных слоев.  

Можно сколько угодно хвастаться цифровыми достижениями в сравнении с 90-ми годами. Но, во-первых, с той поры прошло уже много времени. За 11 путинских лет в жизнь вошли десятки миллионов молодых и среднего возраста людей, которым важно другое: какая у них жизненная перспектива. Во-вторых, даже те, кто сейчас близок к пенсии или уже вышел на заслуженный отдых, обеспокоены тем как они будут существовать в ближайшие годы. И тут важно вступить в равноправный диалог с обществом, а не просто бросать ему во многом виртуальные крошки с нефтегазового стола.

Уверен, что граждане готовы разделить с властью все тяготы уже идущего и грозящего перейти в более острую фазу экономического кризиса. Но для этого им нужно, прежде всего, сказать правду, а не ограничиваться заклинаниями о том, что всё в стране делалось правильно и разделением граждан на «чистых» и «нечистых». А потом, признав очевидное, начать строить демократические механизмы формирования и принятия решений – и не только политических. Но с этим у нас, похоже, всё очень запущено…

Сейчас идут интенсивные дискуссии внутри гражданского общества о том, что делать. Конечно, требование честных выборов по-прежнему актуально, но явно недостаточно. Повестка дня, как мне представляется, должна дополняться вопросами политической реформы не только в части партстроительства и выборных процедур, но и разработкой эффективных механизмов формирования социальных решений.

Нынешнее государство, скорее всего, будет продолжает действовать безрассудно и, тем самым, быстро приближать свой исторический конец. Поэтому гражданскому обществу нужно быть интеллектуально готовому к тому, чтобы рано или поздно подхватить и не дать окончательно угробить социальный потенциал России.

Автор- член Правления Института современного развития 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Недорогое удовольствие-2.
Дорогое удовольствие
// АЛЕКСЕЙ КУЗНЕЦОВ
Недорогое удовольствие // АЛЕКСЕЙ КУЗНЕЦОВ
Хогвартс по-русски // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
О моральном праве остаться // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
 Краткий курс истории ВКП(б) как церковный продукт // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
ЕГЭ по любви к Родине // АЛЕКСЕЙ КУЗНЕЦОВ
Рождественская симфония // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Поэтом можешь ты не быть... // АЛЕКСАНДР БУРОВ
Почему школы могут начать завидовать казенным домам // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Назад в будущее // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН