КОММЕНТАРИИ
В экономике

В экономикеПенсионная стратегия без стратегии

18 ОКТЯБРЯ 2012 г. ВЛАДИМИР ВОЛКОВ

РИА Новости
Страсти вокруг пенсионной реформы не утихают. Вчера свою лепту в общественную дискуссию по этой теме, несущую в себе, по мнению некоторых экспертов, ни много ни мало «экзистенциальное значение» для будущего российского государства, внес и Сергей Миронов. На пресс-конференции в «Интерфаксе» лидер «Справедливой России» со свойственным ему острым чувством социальной справедливости и прямотой предложил радикальное решение — полностью отказаться от накопительной системы пенсионного обеспечения, вернувшись к распределительному принципу, а заодно и закрыть Пенсионный фонд за полной ненадобностью оного. Размер пенсии, настаивает Миронов, должен зависеть от трудового стажа и составлять не менее 60% от утрачиваемого заработка, а «не как сейчас 24% — коэффициент замещения».

С последним тезисом спорить, конечно, трудно. Разумеется, 60%, как в наиболее развитых странах мира, лучше 24%. Правда, по официальным данным, пресловутый коэффициент замещения в среднем по России сегодня составляет 36,8%. Но от этого не больно-то легче — в современных реалиях нашей страны это всего 9,7 тыс. рублей на пенсионера.

Наверное, и не стоило бы так подробно останавливаться на позиции Сергея Миронова, привычно зовущего в «счастливое вчера» и начисто игнорирующего современные реалии (скажем, демографические), о которые его красивая и весьма привлекательная в глазах известной части электората теория разбивается вдребезги. Однако запустить булыжник в сторону главного эсера по справедливости мешает то, что высказанные им тезисы при ближайшем рассмотрении во многом повторяют подходы к пенсионной реформе, как ее видят в правительстве. Точнее, в Министерстве труда.

Зачем потребовалась эта реформа, запущенная еще в 2002 году, хорошо известно. Главная проблема — стремительный рост дефицита Пенсионного фонда России (ПФР), который сегодня превышает триллион рублей. И если ничего не делать, до конца десятилетия эта дыра должна утроиться в размерах. Сбалансировать пенсионную систему, устранив серьезную угрозу долгосрочной стабильности бюджета, и призвана новая стратегия пенсионной системы до 2030 года, направленная правительством президенту Путину 1 октября.

Реализовать ее на практике авторы документа из Минтруда предлагают в три этапа, по завершении которых пенсия должна будет формироваться из трех же частей — государственной, корпоративной и добровольной. Если документ будет утвержден в своем нынешнем виде, пенсия россиянам будет рассчитываться по новой формуле «40-20-40-20»: если работник в течение 40 трудовых лет отчисляет на пенсию 20% своего заработка, то может рассчитывать на получение пенсиона в размере 40% от величины своей зарплаты в течение последних 20 лет.

Но, вероятно, важнее в предложенной стратегии другое, более концептуальное, изменение. А именно, существенное сокращение накопительной части пенсии в пользу распределительной. Сегодня, как известно, работодатели переводят в ПФР 22% зарплаты работников, родившихся в 1967 году и ранее. Из них 16% направлялось в распределительную часть, а 6% — на накопительные счета, где сегодня скопилось около 2 трлн рублей. Согласно новой стратегии, 4 из 6% предлагается направлять в «солидарную» часть. Остальные же 2% работник сможет по собственному выбору пустить на накопления или в общий «распределительный» пенсионный котел.

Не секрет, что у подобного подхода, вероятно, не противного и сердцу Сергея Миронова, существует множество непримиримых идеологических противников, главный из которых Минфин. Его основной аргумент — без накопительной части решить проблему финансирования пенсий все равно не удастся. При этом экономика лишится крайне необходимых ей «длинных» денег, а заодно и инвесторов, и без того измученных постоянной сменой правил игры в стране. И в этой части трудно не согласиться и не бросить авторам стратегии упрек в отсутствии стратегического видения. Ведь вульгарное стремление просто любыми способами залатать дыры в ПФР таковым признать трудно.

Весьма сомнительной выглядит и заявленная ими цель — коэффициент замещения в 40%, то есть на 3,2% выше текущего уровня. Много ли изменится в жизни пенсионера, если ему будет предложено жить не на 9,7 тыс., а на 10 тыс. рублей в месяц? Ответ, думается, очевиден.

В то же время авторы неявно поддерживают у значительной части населения иллюзию, что государство по-прежнему готово и знает, как решить задачу их достойного обеспечения в старости. А это, по мнению первого зампреда правления ЦБ Алексея Улюкаева, не более чем фикция, какая бы модель — накопительная или распределительная — ни применялась. Пенсия, считает финансист, должна быть не более чем обеспечением государством прожиточного минимума, финансирование которого следует возложить напрямую на бюджет.

Из всего вышесказанного напрашивается простой вывод: каким бы путем в дальнейшем ни двинулась пенсионная реформа в России — предложения и замечания к новой концепции принимаются до конца этой недели, — ее дальнейший ход малосодержателен для значительной части населения, в первую очередь молодых, накопления которых давно не дают спокойно уснуть в «социальном» блоке правительства. Самостоятельные инвестиции, в том числе в собственных детей — лучшая пенсионная стратегия. Задача же государства — создать условия для ее реализации, обеспечив тех, кто по возрасту делать этого уже не может.

Фотография РИА Новости

Версия для печати
 



Материалы по теме

Пенсионный конструктор // МАКСИМ БЛАНТ
Скорбь по советской пенсии: бессмысленная и беспощадная // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
За себя и за того парня // МАКСИМ БЛАНТ
О моральном праве остаться // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Почему с реформами нельзя затягивать? // КИРИЛЛ РОДИОНОВ
С мечтами по жизни // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Реформа МВД невозможна. И не нужна // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Угроза реформе // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Старые черты нового облика // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Слабая позиция // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ