КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииЭта скромная ОДКБ

26 СЕНТЯБРЯ 2013 г. АРКАДИЙ ДУБНОВ

Может показаться, что саммит ОДКБ, состоявшийся в начале недели в Сочи, интересен только тем, что в тринадесятый раз Путин и Лукашенко сыграли там в любимую забаву под названием «Царь горы». Не стану даже разбираться, кто там «царь» и что за «гора с калием», с которой они друг друга пытались скинуть. В этот раз одна гора, в другой — другая…

Я о том, ради чего сочинская встреча затевалась еще в мае, — о «проблеме-2014» и о том, как ее решать. Речь о предстоящем выводе натовских и американских военных контингентов из Афганистана к концу будущего года и о том, чем это грозит Центральной Азии, а вслед за ней и России. Нет-нет, не собираюсь тиражировать столь же модные, сколь и глупые байки об угрозе вторжения талибов на пространства к северу от Афганистана. Никого в реальности это не пугает по одной причине: настоящий «Талибан», то есть афганские пуштуны — исключительно национально ориентированная сила, властные амбиции которой никогда не выходили за пределы своей страны.

Опасность в другом: в террористической «пене», которая поднимется в Афганистане по мере ослабления власти центрального правительства в Кабуле с началом вывода западных контингентов. Эта пена вынесет на поверхность мало кому подконтрольную стихию различных групп боевиков, «воинов Аллаха», радикалов и авантюристов, до сих пор пребывавших в Афганистане в «спящем режиме».

Среди них трудно сейчас выделить отчетливо какие-либо группировки по национальному либо этническому признаку, будь то узбеки или таджики, киргизы или туркмены, русские или татары… Важно другое: судя по отрывочным, пусть не всегда надежным и проверенным сведениям, активность этих группировок в северных провинциях Афганистана становится заметной в последние месяцы. Это, в свою очередь, заставляет предполагать, что они будут готовы действовать и на территории центральноазиатских государств. Если даже допустить, что спецслужбы этих государств намеренно раздувают эти опасения и инспирируют тревожные слухи, чтобы оправдать различные репрессалии против неугодных, в сухом остатке все равно останется угроза дестабилизации региона. И соответственно втягивания в неизбежные вооруженные конфликты сопредельных стран, в первую очередь России как главного гаранта их безопасности.

Самое слабое звено в системе безопасности региона — Таджикистан. Как по причине самого длинного участка границы с Афганистаном, около 1400 километров (около 60% афганской границы с центральноазиатскими государствами), так и по причине слабости правящего в Таджикистане режима.

Удивительно ли, что в ОДКБ озаботились этой страной, которую иногда называют failed state, несостоявшимся государством? Впрочем, будем уж называть вещи своими именами: говорим ОДКБ, подразумеваем Россия. Именно в Москве вызывает беспокойство ситуация на таджикско-афганской границе, именно здесь помнят о разгроме, который учинили там 20 лет назад таджикские и афганские моджахеды 12-й российской погранзаставе.

Надо иметь в виду и другое: именно в Таджикистане находится самая крупная российская военная база за рубежом — 201-я, численностью в 7 тысяч человек. В случае прорыва значительного числа боевиков на таджикскую территорию трудно будет исключить вероятность втягивания в боевые действия российских военных. Неважно, встанет ли перед ними задача защиты суверенитета Таджикистана или только правящего в стране режима…

В мае этого года на предыдущем саммите ОДКБ в Бишкеке было принято решение изучить состояние таджикско-афганского участка границы, и в конце августа туда выехала группа военных экспертов ОДКБ во главе с заместителем генсека организации Геннадием Невыгласом. Экспертиза обнаружила ужас, но не ужас, ужас, ужас. Таджикские погранзаставы практически полностью укомплектованы офицерами и прапорщиками, прилично экипированными и более-менее довольными своими весьма скромными бытовыми условиями. При этом уровень вооружения и технического оснащения пограничников весьма плачевен: старые «калашниковы», оставшиеся в наследство от воевавших в Афганистане советских солдат; нет оптических прицелов и приборов ночного видения; полностью отсутствует авиация и спецсредства, необходимые для слежения и преследования нарушителей. В такой ситуации на границе в лучшем случае можно фиксировать количество нарушений и переходов, которые в последнее время увеличились кратно… Тем не менее, пограничники вступают в боестолкновения, в прошлом году их было 14, а за 7 месяцев текущего года — уже 28…

Естественным кажется вывод: границу нужно укреплять военными и техническими средствами. На саммите в Сочи было принято решение об оказании в трехмесячный срок странами — членами ОДКБ «в меру своих возможностей» необходимой военно-технической помощи погранвойскам Таджикистана. Нет нужды пояснять, что решение по максимуму придется выполнять России. К слову сказать, на саммите была оглашены цифры бюджета ОДКБ на 2014 год: 191 миллион рублей, или почти 6 миллионов долларов. Как заметил генсек ОДКБ Николай Бордюжа, «мы достаточно скромно себя ведем». Да уж, более чем… Денег ровно столько, чтобы хватило на аренду двух офисов, зарплату сотрудников и командировки. Что касается проведения мероприятий и учений, то затраты на их организацию берет на себя страна, принимающая их, пояснил г-н Бордюжа.

Забавными в этой связи выглядели вопросы, задававшиеся генсеку ОДКБ на брифинге после завершения саммита: просчитывала ли организация свои действия в случае возникновения угрозы из Сирии? Генерал Бордюжа ответил, разумеется, четко и прямо: «Нет, не просчитывала». Да и мудрено было бы считать, с таким-то бюджетом… По существу он заметил, что мы, мол, не НАТО, позиционирующая себя в качестве глобального игрока, мы региональная организация, которая занимается обеспечением безопасности на территории государств — членов ОДКБ.

Решение срочно усилить таджикско-афганскую границу совпало по времени с началом президентской кампании в Таджикистане. Выборы президента назначены на 6 ноября. Президент Эмомали Рахмон официально еще не выдвинут кандидатом, это случится в начале октября. Сомневаться в том, что г-н Рахмон останется главой государства еще на третий десяток лет, до 2020 года, никому и в голову не приходит. После выдвижения пару недель назад «единым кандидатом от оппозиции» весьма достойной и уважаемой в Таджикистане, но мало кому известной за его пределами официальной правозащитницы, 65-летней Ойнихол Бобоназаровой, предстоящие выборы выглядят не более чем формальным мероприятием…

Прибытие в начале октября с официальным визитом в Душанбе спикера Госдумы Сергея Нарышкина станет свидетельством российской поддержки Эмомали Рахмона. Тем более что к этому моменту таджикский парламент наконец ратифицирует соглашение о статусе и условиях пребывания в Таджикистане 201-й российской военной базы до 2042 года.

Таким образом, Москва и Душанбе получат каждый свое: Эмомали Рахмон — российский «зонтик безопасности» и уверенность в своем ближайшем будущем, а Кремль — относительно лояльного партнера, хотя бы на тот же срок. 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В блогах //
Круг замкнулся // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Станет ли ОДКБ жандармом? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Кому нужна громоздкая и ненадежная ОДКБ // АРКАДИЙ ДУБНОВ
ОДКБ: попытка реанимации // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Шанс для КСОР. Упущен? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
ОДКБ: Семь президентов и генерал // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Мясомолочная оборона // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Итоги недели. А поторговаться? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ