Хозяева страны
24 апреля 2019 г.
Инициатива силовиков «как нам обустроить родной Интернет»
31 ОКТЯБРЯ 2013, ГЕННАДИЙ ГУДКОВ

ИТАР-ТАСС

«В России необходимо ввести уголовную ответственность за экстремистские преступления с использованием интернет-пространства…», — с таким заявлением, которое уже можно назвать ожидаемым, а вовсе не сенсационным, выступил в минувшую среду на заседании Совета Федерации министр внутренних дел Владимир Колокольцев.

Нет никаких сомнений в том, что предложение ретивого министра найдет отклик в сердцах законодателей обеих палат российского парламента, для которых борьба с экстремизмом, трактуемым ими широко и привольно, давно стала одним из любимых занятий. Легко предположить, что через какое-то время (скорее всего, не слишком продолжительное) под уголовным преследованием можно будет оказаться за трехстрочный пост в ЖЖ или в «Фейсбуке», в котором наши бдительные правоохранители углядят признаки «экстремизма».

Геннадий Гудков, политик, предприниматель, полковник ФСБ в запасе:

Если есть экстремизм, то совершенно не важно, где он проявляется — в Интернете, на планете, под водой или, извините, в туалете. Если есть экстремизм, посягающий на основы государства, общественного строя и так далее, то кто мешает Колокольцеву реагировать и расследовать? Интернет сегодня — просто форма, экстремизм может проявляться на площадях, на вокзалах, на базарах, где угодно. На Кавказе мы видим экстремизм последние 18 лет как минимум — что мешает победить экстремизм на Кавказе? Не хватает статей уголовного кодекса? Давайте еще примем закон об уголовной ответственности за экстремизм в горно-рудной промышленности. Потом за экстремизм при возведении сооружений. Если есть преступление, изнасилование или убийство, оно и в Африке изнасилование или убийство, грабёж во всех странах грабёж, кража во всех странах кража, терроризм во всех странах терроризм. И только мы в очередной раз пытаемся изобрести велосипед. Я не очень понимаю, какая разница, где проявляется экстремизм, и не понимаю такие инициативы.

Кроме всего прочего, у нас чрезмерно расширенное толкование всех статей, в том числе экстремизма. Теперь скажи о власти что-нибудь нелицеприятное, запросто можешь схлопотать «экстремистское высказывание», и такие случаи были.

Не надо вести расследование «в отношении Интернета». Если есть преступление, которое совершается с помощью Интернета как способа, задача МВД — найти преступника. Если они могут это сделать, в том числе в Интернете, слава Богу. У них есть специальное управление, секция «Р», для борьбы с преступлениями в сфере высоких технологий, как с финансовыми, так и с любыми другими. Подчёркиваю, у МВД сегодня больше полномочий, чем было раньше. А результат их работы весьма плачевен.

Как у нас работает полиция по защите прав граждан? Моя помощница некоторое время назад была избита, получила травму — ни охрана, ни полиция не вмешались, в результате преступники с места преступления просто ушли, спокойно, с гордо поднятой головой. Полиция не работает, они заняты какими-то другими делами: то ли очень много пишут, то ли очень активно пополняют свои карманы, то ли ещё что-то. Больше миллионаполицейских не могут навести порядок в стране, уступающей по населению и Нигерии, и Пакистану, и Бразилии, не говоря уже о США, где полицейских в полтора раза меньше, населения в два раза больше, а порядка больше в пять раз. ВСША 800 000 полицейских, маленькое Федеральное бюро расследований, и справляются.Поэтому не знаю, зачем эти нововведения полиции нужны. Может, дело не в полиции, а это инициатива самой власти, может быть, так посмотреть на ситуацию.

Следственный комитет увеличен в полтора раза, больше миллиона полицейских, огромный штат различных спецслужб, таможня с огромными полномочиями... Давайте, ребята, расследуйте. Не понятно, какие ещё полномочия им нужны, чтобы они начали работать. Если у них не хватает ни сил, ни средств — это плохая организация, и плохая организация власти как таковой. У нас скоро уже каждый пятый будет силовиком.

Фото ИТАР-ТАСС/ Максим Шеметов












  • Николай Сванидзе: Практически невозможно выяснить, на каком уровне властной пирамиды принято это решение. Но, скорее всего, там подумали, что это избыточная жестокость.

  • "Новая газета": Даже свидетели обвинения в конечном итоге подтверждают доводы защиты. А это означает, что дело в суде разваливается.

  • Ксения Ларина: Подписка о невыезде это, конечно, не конец лишениям и унижениям, но после стольких месяцев изоляции - просто счастье!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Не весна и даже не оттепель
9 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Общество, надо сказать, чрезвычайно трезво отреагировало на то, что наш справедливейший в мире Мосгорсуд вдруг взял да и заменил Кириллу Серебренникову, а также другим страдальцам по делу «Седьмой студии» домашний арест на подписку о невыезде. Разумеется, 50% свободы гораздо лучше, чем 25%, и за людей, которых мучают два года, нельзя не порадоваться. Но все вменяемые комментаторы тут же заявили: бессмысленно пытаться искать в произошедшем признаки оттепели, того, что начальники решили как-то изменить систему взаимоотношений с подведомственным народом. Скорее наоборот. Неожиданное решение суда подтверждает незыблемость этой системы.
Прямая речь
9 АПРЕЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Практически невозможно выяснить, на каком уровне властной пирамиды принято это решение. Но, скорее всего, там подумали, что это избыточная жестокость.
В СМИ
9 АПРЕЛЯ 2019
"Новая газета": Даже свидетели обвинения в конечном итоге подтверждают доводы защиты. А это означает, что дело в суде разваливается.
В блогах
9 АПРЕЛЯ 2019
Ксения Ларина: Подписка о невыезде это, конечно, не конец лишениям и унижениям, но после стольких месяцев изоляции - просто счастье!
Володин хочет странного, но стесняется
8 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Спикер Госдумы Вячеслав Володин 6.04.2019 дал интервью интернет-редакции официального сайта Госдумы. Масштаб этого события требовал бы освещения максимум в какой-нибудь думской стенгазете, если бы не заявление Володина о необходимости внесения поправок в Конституцию с целью позволить Госдуме участвовать в формировании правительства. Дословно: «Было бы целесообразно – подчеркну, на мой взгляд – дополнительно рассмотреть вопрос участия Государственной думы в формировании правительства Российской Федерации». Володин – это не имя существительное, а притяжательное прилагательное. 
Прямая речь
8 АПРЕЛЯ 2019
Леонид Гозман: Адресатом выступления Володина является Владимир Путин. Он пытается доказать, какой он старательный, как он любит президента и как он ночами не спит...
В блогах
8 АПРЕЛЯ 2019
Pasha Bite: Если это перевести на русский язык, получается, что Володин в процессе формирования Медведева будет иметь право нашёптывать Путину против Медведева.
В СМИ
8 АПРЕЛЯ 2019
"Ведомости": По мнению спикера Госдумы, участие депутатов в формировании правительства «соответствовало бы принципам должного баланса властей»...
А где, извините, Аркадий Дворкович?
2 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Столь масштабное и важное политическое событие, как президентские выборы в Украине, заняло практически весь объем российского медийного пространства, вытеснив из него другие темы, иные из которых буквально накануне обсуждались не менее горячо и подробно. Взять хотя бы историю с арестом и предъявлением обвинения бывшему министру Открытого правительства Владимиру Абызову. В конце прошлого месяца первые полосы газет и заглавные страницы новостных сайтов были безоговорочно отданы теме продолжающегося давления на условных «системных либералов» со стороны вполне конкретных силовиков.
Прямая речь
2 АПРЕЛЯ 2019
Андрей Колесников: Мы не знаем, что на самом деле произошло в истории с Абызовым. Не знаем ни политической, ни экономической подоплёки. Всё теряются в догадках...