Украина
24 августа 2019 г.
Крымский выбор Путина
12 МАРТА 2014, ЛЕОНИД МОЙЖЕС

ИТАР-ТАСС

Шестого марта парламент Крыма единогласным решением превратил и без того не обделённый вниманием полуостров в бесспорную примадонну на геополитической сцене. Решение народных избранников о вхождении автономии в состав России, которое референдум должен «закрепить», чтобы это ни значило, прозвучало строго и однозначно, особенно на фоне несколько растерянных заявлений Киева и Брюсселя. Все с возрастающей тревогой обратили взоры к Москве — последнему немаловажному герою этой драмы — и застыли в ожидании. Верный себе Владимир Путин ограничился совещанием с членами Совета безопасности РФ, результаты которого не были оглашены. Неловкое молчание, судя по всему, продлится до 16 марта.

Неловкость связана и с тем, что мало у кого есть сомнения в том, кто именно режиссировал обращением парламентариев. Единогласное голосование уже наводит на мысли о как минимум процедурных нарушениях. А если вспомнить, что любители российского камуфляжа из «сил самообороны русскоязычного населения Крыма» до сих пор держат оборону в здании, где это решение принималось, то складывается совсем неприглядная картина. Не улучшает ситуацию и дата закрепительного референдума — даже отбросив в сторону обычную на постсоветском пространстве электоральную магию, приходится признать: и самый честный коллектив на свете просто не в состоянии организовать нормальное волеизъявление в регионе с населением почти 2 миллиона человек за 10 дней. В общем, особой интриги со стороны Крыма пока не видно.

Зато тайну нагнетает Кремль, так и не высказавшийся о том, возьмёт ли под своё крыло блудный полуостров или оставит его наедине с дичающими «бендеровцами». И в то время как многие в России уже мрачно отметили успех ещё одного «плана Путина» и, соответственно, очередную победу России, уверенность в том, что этим летом в Ялту можно будет съездить без загранпаспорта, кажется преждевременной. Если отбросить дипломатический этикет, то после референдума, на котором за присоединение к России проголосует процентов 90, если не все 146, перед Путиным встанет простой вопрос: брать или не брать. Но ответ на него кажется очевидным, только если не принимать во внимание вопрос номер два — а что потом?

Присоединив Крым к России, верховный главнокомандующий, несомненно, получит краткосрочную вспышку патриотизма — а также громадную головную боль. Небольшой дотационный регион сам по себе большого интереса не представляет, зато последствия от такого блестящего завоевания могут быть самые неприятные. Во-первых, пресловутые санкции Запада — какими бы скромными они ни были — это не повод для радости. А если США и ЕС, наконец, устанут от всего этого цирка, то их действия могут быть и откровенно гибельными для главы государства, что можно увидеть на примере Ирана. Во-вторых, уже сейчас очевидно, насколько прецедент такой «защиты» нервирует Казахстан — в сущности, единственную страну, которая является нашим союзником и при этом сохраняет какую-то самостоятельность. Опасения по поводу того, что плавучий музейный комплекс, занимающий севастопольскую бухту, будет изгнан оттуда новыми властями Украины, также не выглядят оправданными — Киев сейчас не в том экономическом положении, чтобы расторгать какие-либо договорённости. И самое неприятное — как и любой наркотик, агрессивный патриотизм подразумевает не только краткосрочную эйфорию, но и чрезвычайно неприятные последствия, в народе известные как «отходняк». Раззадоренные граждане, уже привыкшие к своей роли защитников славян, будут вынуждены вернуться к скучным работам, беспросветной коррупции, ужасному ЖКХ и наползающему, как ледник, кризису, который пусть немного, но ускорит необходимость вбрасывания в Крым миллиарда-другого в год. Конечно, ответная реакция Запада позволит какое-то время поддерживать народ в состоянии необходимого напряжения, но очень уж этот путь рискован: не дай Бог, кто-нибудь действительно попытается что-то сделать. А второй раз фокус с защитой населения не пройдёт — действительно, не вводить же войска в Прибалтику или Приднестровье? При кажущемся сходстве эти страны всё-таки полноправные члены ЕС, и тут уж одним диагнозом отделаться не получится. Да и политическая ситуация там, скажем прямо, постабильнее, чем на Украине.

А что будет в случае отказа? На первый взгляд ничего хорошего: общее разочарование, недовольство и обвинения Путина в слабости. Но те, кто считает, что наша пропаганда будто бы сделала Владимира Владимировича заложником патриотической истерии, недооценивает её, пропаганды, эффективность, а также гибкость человеческого мышления. Достаточно посмотреть на обилие не просто лжи, но противоречий в том, как российские СМИ и политики изображают происходящее на Украине, чтобы понять — память в данном деле не главное, главное — громко кричать. А это у нас умеют. Словно романтический герой, отступивший перед презренной толпой, но не сломленный ею, Путин признает коллективное давление мировой общественности и сдаст назад, не забыв создать необходимую шумиху вокруг того, что США и ЕС фактически ущемляют право людей на самоопределение. После чего начнётся парад петиций, маршей в поддержку, маршей против, переговоров, взаимных оскорблений и всего того, из чего Киселёв и Ко смогут годами делать шоу, способное отвлечь народ от неприглядной действительности.

Самое любопытное в этом сценарии, что все будут как бы довольны. Украина сохранит свою территориальную целостность, и новое правительство не начнёт свою карьеру с крупнейшего внешнеполитического поражения страны за всю её новейшую историю. Россия получит бесконечный источник, настоящий фонтан новых информационных поводов — каждая побитая собака в Крыму, не говоря уже о чём-то более серьёзном, будет преподноситься как неудача украинских властей и крах европейской дипломатии. Евросоюз сможет вернуться в естественную для него среду вялых корректных переговоров, инспекций и поиска компромиссов, выставив себя победителем, о чём 99% российского общества не узнают никогда. Китай удостоверится в том, что Россия по-прежнему верна принципу «территориальная целостность любой ценой» и создавать прецедент, за которой потом могут ухватиться беспокойные тибетцы, не намерена.

Недовольны будут граждане Крыма, реальные и виртуальные, голосовавшие за присоединение полуострова к России, но мы с вами хорошо знаем, насколько для Владимира Владимировича важно мнение русскоязычного населения Украины, России, США или Новой Гвинеи. Если уж совсем разбушуются — всегда можно будет игриво намекнуть, что «может быть, всё-таки», в очередной раз накалив ситуацию, чтобы потом опять сбросить пар, заявив о приверженности России международным договорённостям. Во многом этот подход напоминает то, что в меньшем масштабе пытался провернуть зимой в Киеве Виктор Янукович, используя похищенных и арестованных сторонников Майдана как ресурс для торговли и превращая возвращение «на исходные позиции» в желаемый, положительный результат. Такая тактика, являющаяся, в сущности, терроризмом, хорошо знакома Владимиру Путину, часто и умело использующему то, что уж точно его никогда не подведёт и никуда от него не денется — репутацию злобного, мстительного и немного сумасшедшего самодура, с которым мирное сосуществование — это уже победа.


Фотография ИТАР-ТАСС / ANATOLY MALTSEV / POOL













  • Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.

  • "Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.

  • Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Согласится ли Киев на «похабный мир»?
8 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очередное перемирие между украинскими военными и донбасскими сепаратистами, объявленное 21 июля, долго не продержалось. 6 августа минометной миной, привязанной к боеприпасу гранатомета (изобретение многолетней окопной войны), были убиты четверо украинских военнослужащих. Неформальным образом соблюдение перемирия гарантировалось первым телефонным разговором украинского президента и Владимира Путина. Поэтому Владимир Зеленский немедленно позвонил российскому президенту еще раз. Состоялся длинный разговор, содержание которого стороны излагают по-разному.
Прямая речь
8 АВГУСТА 2019
Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.
В СМИ
8 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.
В блогах
8 АВГУСТА 2019
Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».