Санкции
23 октября 2018 г.
Санкции против «санкций»

ИТАР-ТАСС

Ужесточение западных санкций может отсечь Россию от современных технологий добычи углеводородов, лишив страну доступа к перспективным запасам стоимостью под десять триллионов долларов. Российские нефтегазовые компании, несмотря на уговоры заняться инновациями всерьез, похоже не собираются решать эту проблему самостоятельно. Видимо уповая на то, что жадность западных партнеров снова победит принципы, а «санкции» так и не станут санкциями.

«Наша задача сегодня заключается не только в том, чтобы дырки в земле сверлить, газ и нефть добывать и продавать их по дорогой цене, наша задача заключается в диверсификации экономики и придании ей инновационного характера». Эта цитата из интервью Владимира Путина журналу Time датирована декабрем 2007-го, но сейчас звучит прямо-таки свежо. Не находите? Разве только что с некоторых пор в выступлениях властей слово «инновации», почитай, что и не услышишь.

Меж тем без этих самых, прости господи, инноваций никуда. Особенно нефтянке, которая, с учетом грандиозных планов по освоению Восточной Сибири, шельфа Арктики, а в перспективе и сланцев, обойтись без самых высоких технологий попросту не может. Тех самых, что бесконечно удаляют современный процесс добычи углеводородного сырья от примитивного «сверления дырок», как бы ни удивился президент.

На прошлой неделе агентство Bloomberg озвучило стоимость запасов нефти и газа, к которым Россия не сможет подобраться, если не получит современные технологии и оборудование для бурения и добычи. Ни много ни мало речь идет о сумме в 8,2 триллиона долларов.

Все необходимое, отмечают в Bloomberg, есть у западных мейджоров, вроде Exxon Mobil, Shlumberger, Halliburton и BP. Всего необходимого, если продолжить эту нехитрую логическую цепочку, у участников отечественной нефтегазовой отрасли, нет.

Удивляться здесь не приходится. На отсутствие рвения у российских нефтегазовых компаний всерьез вкладываться в инновационные разработки сетовал еще охочий до всего нового президент Медведев. Достопамятен разнос, который в этой связи он устроил руководителям госкомпаний в январе 2011г. на заседании комиссии по технологическому развитию и модернизации. Так что полгода не прошло, как впечатленный Газпром выкатил программу инновационного развития до 2020 года, предполагая закачать в инновации баснословные 2,7 трлн рублей. Все остальные вроде как тоже были не против.

И что же?

Ответ на этот вопрос недавно попытались найти в губкинском институте, проанализировав, в какой мере инновации входят в число стратегических приоритетов мировых нефтегазовых компаний.

Выяснилось, что с относительными показателями расходов на это дело у наших еще более-менее ничего: по отношению затрат на НИОКР к выручке Газпром и «Роснефть» примерно на уровне Exxon или Shell, хотя в абсолютных величинах тратили на инновации примерно в пять раз меньше (отставание от Petro China и вовсе десятикратное).

Соотношение этих расходов к уровню добычи уже существенно хуже. Но вот с чем настоящая беда, так это с эффективностью этих затрат. В том же 2011 году количество патентов, зарегистрированных американскойShlumberger, существенно превысило 7,5 тысяч,Exxon– более 6,5 тысяч. У Газпрома – менее 250. У «Роснефти» и большинства отечественных нефтяников они вообще на графике просматриваются с трудом.

Не знаю как вам, но лично мне сложно представить, что за минувшие три года случился перелом. Прежде всего, в сознании руководителей крупнейших госкомпаний. Хотите, судите по выступлению Игоря Сечина на Мировом нефтяном конгрессе на прошлой неделе. Резонно заметив, что санкции могут быть инструментом конкурентной борьбы, руководитель «Роснефти» в числе прочего выразил мнение, что энергетика должна быть выведена за скобки любых санкций – по причине стратегической важности этой отрасли для всей мировой экономики. По этой же логике, по мнению Сечина, должны быть сняты любые ограничения на доступ к критически важным энергетическим технологиям «с целью избежать в этой сфере монополизации и необоснованного ограничения возможностей» их использования.

На мой вкус, звучит даже слишком беззастенчиво.

Но как бы то ни было, вероятность того, что мнение главы «Роснефти» возобладает, велика. Расчет здесь, думается, прост: российские ресурсы слишком лакомый кусок для западных компаний. Они как следует надавят на собственные правительства, и «санкции» превратятся в санкции. Для примера доля в «Роснефти» обеспечивает британской BP треть ее совокупной добычи. Поэтому ее руководитель Роберт Дадли активно против санкций и очень верит в перспективы российского сланца.

Так что «Роснефть», Газпром и другие без западных технологий, скорее всего, не останутся и смогут продолжить дележ самых жирных кусков на правах стратегических госкомпаний. И это, разумеется, хорошо – технологическая автаркия еще никого до добра не доводила. Плохая новость в том, что Россия, судя по всему, снова удовлетворяясь пресловутым сверлением дырок, лишается шанса запустить инновационный процесс в важнейшей из отраслей, обещающей мультипликативный эффект, не сравнимый ни с какими там марсианскими программами. Попутно – восстановить часть своего экономического суверенитета, давно отданного на откуп жадности и произволу всепреданнейших западных партнеров.

Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Савостьянов













  • Андрей Мовчан: Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями...

  • «Коммерсант»: В Москве недооценивают то, насколько негативно в Европе воспринимают сообщения о «кибератаках и кампаниях по дезинформации»

  • el-murid: Скоро у нашего президента может появиться еще одно прозвище - "Химический Владимир", благо уже был один фигурант с таким прозвищем. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Санкции становятся рутиной
15 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Некоторое время назад, выступая на «Эхе Москвы», Сергей Пархоменко сделал очень точное наблюдение о том, как меняется отношение западного истеблишмента к принятию антироссийских мер. Они, эти меры, уже не выглядят каким-то экстраординарным, из ряда вон выходящим событием. Особенностью нынешнего момента является то, что за четыре года, прошедших после присоединения Крыма, антироссийские санкции стали рутиной внешней политики западных стран. Вчера их вводили из-за российского вмешательства на Украине, завтра введут из-за попыток вмешательства в американские выборы. А вот сегодня, 15 октября, министры иностранных дел ЕС на встрече в Люксембурге вполне буднично введут новые санкции...
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2018
Андрей Мовчан: Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями...
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2018
«Коммерсант»: В Москве недооценивают то, насколько негативно в Европе воспринимают сообщения о «кибератаках и кампаниях по дезинформации»
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2018
el-murid: Скоро у нашего президента может появиться еще одно прозвище - "Химический Владимир", благо уже был один фигурант с таким прозвищем. 
Знакомьтесь – доктор Мишкин, отравитель широкого профиля
9 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже очень скоро, кажется, будет у нас так – увидел идущих навстречу двоих мужчин, перейди лучше на другую сторону. Потому что либо отметелят до больницы, либо вообще отравят… Теперь в России мужской дуэт становится каким-то зловещим опасным форматом. Но начать надо все же с душегубов, а потом уже перейдем к дебоширам. Итак, как и было обещано, в оговоренные сроки нам сообщили настоящее имя второго солсберийского отравителя. На месте Боширова и Петрова у нас сложилась такая пара – Чепига и Мишкин. Как выяснили все те же «Bellingcat» с «Insider», посетившего в известные сроки английский Солсбери бизнесмена средней руки, ранее называвшего себя Александром Петровым, на самом деле зовут Александр Мишкин. 
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Кокорин и Мамаев сейчас абсолютно ни у кого не вызывают желание себя защищать, нет никаких мотивов, которые не то, что бы оправдывали, но хотя бы объясняли их поведение.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2018
Ведомости: Расследователи не приводят подробной информации о том, каким образом они идентифицировали настоящую личность Петрова, но обещают опубликовать эти данные во вторник.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2018
Владимир Варфоломеев: Путин и Медведев. Петров и Боширов. Теперь вот снова Мамаев и Кокорин. Как-то не складываются дела у наших мужских дуэтов...
Россия накрылась шутовским колпаком
5 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
МИД России на обвинения в кибератаках, отравлениях и вмешательстве в дела других стран решил отвечать глумливыми шутками. Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябов в своем заявлении 4.10.2018 пытался подражать эстрадным юмористам: «Я уже предлагаю ГРУ превратить в хэштег. Скоро будет ГРУ как MeToo. Люди начнут делать каминг-аут. Нужно будет говорить: я тоже ГРУ, я тоже что-то взломал, я тоже на кого-то напал, кого-то отравил». Если кто-то в сети или в живом общении в обсуждении серьезной проблемы начинает ерничать и передразнивать собеседника, это называется троллингом. 
Прямая речь
5 ОКТЯБРЯ 2018
Алексей Левинсон: У очень многих людей есть ожидания, что рейтинг начнёт неудержимо падать. Но тут можно сказать, что запас «под килем» у президента очень значительный.