Цензура
26 ноября 2020 г.
Интернет пока не отключат
1 ОКТЯБРЯ 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

ИТАР-ТАСС

На заседании Совета безопасности, посвященном безопасности российского сегмента интернета, Путин пообещал не ограничивать доступ в сеть. Он также заверил, что государство не намерено тотально контролировать или национализировать интернет, как-либо ограничивать интересы и возможности людей, организаций и бизнеса. Государство будет бороться с сайтами, пропагандирующими экстремизм, ксенофобию, религиозную вражду и терроризм, а также распространяющими детскую порнографию, информацию о наркотиках и способах покончить с собой. Нависла над россиянами и другая угроза. По словам Путина, отдельные страны «пытаются использовать свое доминирующее положение в глобальном информационном пространстве для достижения не только экономических, но и военно-политических целей». Они «активно применяют информационные системы в качестве инструмента так называемой мягкой силы для достижения своих интересов». С этим Путин, видимо, тоже собирается активно бороться. О том, во что может вылиться эта борьба специально для «Ежедневного журнала» рассказал главный редактор сайта Agentura.ru Андрей Солдатов:

ИТАР-ТАСС

«Судя по всему, власти решили пойти по консервативному сценарию. То есть не вводить прямо сейчас новые репрессивные меры или, по крайней мере, не анонсировать их, а раздать больше денег на создание своих собственных систем. Эта стратегия известна уже давно, она была очень популярна ещё год назад. Речь идёт о создании собственных операционных систем или поисковых механизмов, в рамках чего мы уже получили какие-то продукты от Ростелекома. Есть еще проект, осуществляемый ЦИТиС, по созданию собственной телекоммуникационной Сети, которая не должна зависеть от иностранного оборудования. Хотя возможность реализовать такой проект представляется сомнительной, так как соответствующая аппаратура у нас просто не производится. То есть речь идёт не о запретах, а о раздаче средств. Что, впрочем, не исключает того, что пройдёт немного времени, и они будут сочетать эти меры.

История с хакерскими атаками также имеет отношение к «консервативному сценарию». В связи с этими атаками и всей проблемой электронной безопасности пару лет назад уже дали очередную привилегию ФСБ. Тогда перед ними была поставлена задача предотвращать эти атаки, в том числе — создать единый центр, который занимался бы координацией отражения кибератак. Им это вроде бы удалось, у этого центра даже есть свой сайт.

И в полном соответствии с этой линией прозвучали слова Патрушева о том, что большинство атак происходило во время Олимпиада. Все повторяют одно и то же: ФСБ стоит на переднем краю и защищает критическую инфраструктуру, в первую очередь государственные ресурсы, от хакеров. Т. е. все опять-таки идёт к тому, чтобы дать федеральной службе безопасности ещё какие-то средства. Можно сделать вывод, что ни одна важная новость на Совете безопасности озвучена не была, все говорили больше о том, чтобы увеличить финансирование существующих проектов.

На самом деле оценить, какое количество хакерских инцидентов происходит, чрезвычайно сложно. Например, очень многие любят говорить, что русских хакеров больше всего на свете. Но возникает вопрос, кого при этом имеют в виду — российских хакеров или русскоязычных? И речь идет о России или о территории всего бывшего Советского союза? А Израиль? Есть ведь люди, которые выехали за пределы бывшего СССР и организовывают что-то, живя в других странах. Всё это конвенциональными способами не очень просчитывается.

Кроме того, хакерские атаки хакерским атакам рознь. Обычно фээсбэшники говорят о DDoS-атаках. Вот есть Сочи, там есть объекты инфраструктуры, например, аэропорт, и его сайт подвергается нападению. Речь не идёт о похищении какой-либо стратегической информации. И, насколько можно судить, похоже, что мода на DDoS проходит, причём прямо сейчас. Мы не видим большого количества таких атак, например, на украинские сайты или на российские ресурсы со стороны Украины, хотя страны находятся фактически в состоянии войны. Но никаких громких заявлений по этому поводу никто не делал. Это может быть связано, в том числе, и с тем, что разработаны технические меры, позволяющие защитить ресурсы от такого рода проблем. Так что этот вопрос была очень важен два года назад, но сейчас он не находится в столь острой фазе».



Фото: Максим Шеметов/ТАСС  и Михаил Почуев/ТАСС












  • Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.

  • РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах

  • Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В лепрозории для живых и свободных ужесточается режим
24 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ну что же, кодификация граждан по признакам сотрудничества с различными иностранными организациями набирает обороты. До специально маркированных нарукавников дело пока не дошло, но это не потому, что нынешний российский режим гуманнее того, что практиковал эту меру 70-80 лет назад. В эпоху современных технологий есть способы понадежнее, чем повязка на рукаве вашей куртки. В минувший понедельник сводная бригада из депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний для организаций и граждан, которые по-прежнему отказываются любой публикуемый ими текст сопровождать упоминанием о том, что он принадлежит «иностранному агенту»...
Прямая речь
24 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.
В СМИ
24 НОЯБРЯ 2020
РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах
В блогах
24 НОЯБРЯ 2020
Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.
Наползающее безумие
19 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очевидно, что страна идет вразнос. Пандемия стала проваленным экзаменом для путинского режима. Двадцатилетие относительно мягкого авторитарного правления обернулось апофеозом безответственности начальников, способных лишь составлять отчеты для самого главного начальника да воровать. Только что проведенное Путиным совещание по борьбе с коронавирусом, которое транслировалось по федеральным каналам, стало наглядным тому свидетельством. Особенно показательным было выступление представителя Народного фронта, призванного контролировать чиновников. Ему удалось озадачить даже президента...
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Новые законы дополняют принятый ранее закон о неприкосновенности президента, готовя инфраструктуру для ответа на события, схожие с белорусскими. 
В СМИ
19 НОЯБРЯ 2020
«Независимая газета»: Правовую систему затачивают под национализацию элит и борьбу с иноагентами. 
В блогах
19 НОЯБРЯ 2020
borusrd: запретов всё больше,а теперь и вовсе вечный чекист на троне , видно скоро появятся тройки, массовые расстрелы "врагов народа" и концлагеря ГУЛАГа...
Они уже не стесняются
19 ОКТЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На сайте профсоюза «Университетская солидарность» опубликован приказ ректора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте (РАНХиГС) Владимира Мау об исполнении требования Никулинской прокуратуры Москвы в рамках «проверки исполнения законодательства научными и образовательными организациями». Само требование приложено к приказу. Межрайонный прокурор по фамилии Простаков требует, в частности, доложить об участии вуза «в реализации проектов (программ) иностранных и международных неправительственных организаций, которые представляют (могут представлять) угрозу основам конституционного строя Российской Федерации...
Прямая речь
19 ОКТЯБРЯ 2020
Николай Сванидзе: Находящиеся у нас у власти силовики, а за этим запросом стоит, конечно, ФСБ, а не прокуратура, проверяют, что они могут.