Бюджет
28 мая 2017 г.
Сечин хочет все и еще чуть-чуть
23 ОКТЯБРЯ 2014, МАКСИМ БЛАНТ

ИТАР-ТАСС

Заявки компаний Роснефть и НОВАТЭК на получение средств из Фонда национального благосостояния одобрены Министерством энергетики и поступили на согласование в Минэкономразвития, заявил глава Минэнерго Александр Новак. А министр финансов Антон Силуанов озвучил запрашиваемую главой Роснефти Игорем Сечиным сумму – более 2 триллионов рублей. Если учесть, что в ФНБ сейчас около 3,3 триллионов, а правительство планировало выделить на поддержку всего российского бизнеса не более 60% Фонда, нетрудно подсчитать, что Сечин готов представлять весь российский бизнес и претендует на все деньги, выделяемые на его поддержку (1,98 триллиона), а заодно и еще на пару-тройку десятков миллиардов.

Еще совсем недавно – не прошло и пары месяцев – Сечин просил из ФНБ полтора триллиона, и тогда эта просьба показалась многим экспертам и даже отдельным членам кабинета несколько диковатым и совершенно неуместным эпатажем. Сегодня сомнений в том, что заявка Роснефти будет удовлетворена, нет никаких. Рассуждать можно лишь о том, получит ли Сечин всю сумму, которую просит, или Минфину удастся «отбить» сотню-другую миллиардов.

Хотя бы для того, чтобы поддержать куда как более скромный НОВАТЭК, претендующий на 150 миллардов. А, кроме НОВАТЭКА, есть уже принятые решения по поддержке из ФНБ проектов «Росатома» и Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) – им обещано по 10% ФНБ. Есть еще РЖД, у которого БАМ, Транссиб и высокоскоростная магистраль до Казани – тоже за счет денег будущих поколений. И это все уже одобренные заявки. А в России найдется еще десяток крупных частных и государственных компаний, которые с удовольствием попытают счастья в очереди за деньгами распатроненного Фонда будущих поколений. Например, вице-президент Лукойла Леонид Федун так прямо и заявил что, если все подают заявки, то и мы подадим. И, можно не сомневаться, что проект, который попросит профинансировать Лукойл, будет не менее инфраструктурным, социально-значимым и стратегически важным для российской экономики, чем все проекты Роснефти вместе взятые.

А именно на стратегическую значимость своих проектов Сечин и напирает. Деньги Роснефти, оказывается, понадобились вовсе не для того, чтобы гордо нести тяжкое (а в условиях санкций и падения нефтяных цен – почти неподъемное) долговое бремя. Компания собирается строить Восточную нефтехимическую компанию за 1,3 триллиона рублей. Есть у компании и другие нефтяные и газовые проекты в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Вопрос, почему компания сама не в состоянии реализовать свои инвестиционные проекты, тем более что государство и без того предоставило компании многомиллиардные налоговые льготы по восточносибирским проектам, некорректен. Ей не до инвестиций – долговое бремя слишком велико. Дальше занимать уже невозможно. И не только из-за санкций. Санкции в отношении компании действуют только на Западе. Но ведь есть еще и традиционный кредитор Роснефти – Китай. Однако все, что китайским коллегам можно было заложить, Сечин уже заложил на годы вперед. А поскольку закладывать больше нечего, остается только брать «ничьи» деньги будущих пенсионеров, которые можно получить под честное слово. Глава Роснефти обещает все вернуть, причем с процентами. Но за этим обещанием ничего не стоит. Что будет, если цены на нефть так и не начнут расти, а то и вовсе припадут долларов на 5-10? И компания не сможет (или не захочет из-за очередного масштабного «проекта века») расплатиться? Отобрать у нее ничего нельзя – она и так формально государственная. Разве что отправить в отставку топ-менеджмент, но легче-то от этого никому не будет.

Впрочем, во всей этой истории с выделением Роснефти двух, полутора или даже одного триллиона из Фонда национального благосостояния, сумма не играет определяющей роли. Гораздо важнее принципиальный вопрос о том, как и на что тратить правительственные резервы. Российская экономика и российский бюджет и без того чрезвычайно сильно зависят от нефтегазового сектора. Вкладывать еще и резервы в нефтяные проекты значит многократно увеличивать зависимость экономики от состояния дел на нефтяном рынке и ее уязвимость перед падением нефтяных цен. Российское правительство сейчас сильнее всего похоже на азартного игрока в рулетку, долго выигрывавшего, ставя на красное. Но вот выпало черное, и игрок выскребает все из карманов, чтобы отыграться на любимом цвете. Беда лишь в том, что эта последняя ставка может быть проиграна. Платить же придется всем нам.

Фотография Михаил Метцель / ТАСС














  • Евгений Ясин: Рассматривая вопросы сокращения расходов, я бы в первую очередь увеличивал бы сокращения за счёт содержания армии и силовых структур.

  • Такие дела: В результате бюджетной оптимизации без работы к 2019 году рискуют остаться 10,3 тысячи научных сотрудников вузов, РАН и Курчатовского института.

  • Василий Воронин: Все правильно. Они нам не нужны. Нам нужны чиновники и охранники. Учёные не помогут гаранту в кресле усидеть.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Правительство избавляется от ученых. За ненадобностью
1 АВГУСТА 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В распоряжение журналистов из «Газета.ру» попала служебная справка, подготовленная Минобрнаукой к бюджетному совещанию у премьера Медведева. Из документа следует, что в ближайшие пару лет рабочие места потеряют более десяти тысяч сотрудников различных научных учреждений. Необходимость провести массовые сокращения в научной среде чиновники объясняют отсутствием ранее предусмотренного финансирования. Проблема заключается не только в том, что нет денег на уже согласованные и утвержденные научные программы, в общей расходной части будущего бюджета подлежит сокращению доля науки и образования.
Прямая речь
1 АВГУСТА 2016
Евгений Ясин: Рассматривая вопросы сокращения расходов, я бы в первую очередь увеличивал бы сокращения за счёт содержания армии и силовых структур.
В СМИ
1 АВГУСТА 2016
Такие дела: В результате бюджетной оптимизации без работы к 2019 году рискуют остаться 10,3 тысячи научных сотрудников вузов, РАН и Курчатовского института.
В блогах
1 АВГУСТА 2016
Василий Воронин: Все правильно. Они нам не нужны. Нам нужны чиновники и охранники. Учёные не помогут гаранту в кресле усидеть.  
В отставку может уйти архитектор российской налоговой системы
9 НОЯБРЯ 2015 // МАКСИМ БЛАНТ
Какими бы ни были мотивы ухода Шаталова из правительства, эта отставка может оказаться символической: человек, который сыграл не последнюю роль в создании Стабилизационного фонда, уйдет в год, когда этот фонд будет растрачен окончательно и бесповоротно. При этом практически все остальные идеологи Стабфонда – и Кудрин, и Илларионов, - уже давно не имеют никакого отношения к госслужбе. В этом свете настойчивое стремление Шаталова покинуть свой пост в правительстве выглядит вполне логично. Поскольку и от той идеологии, которую исповедовали реформаторы первой половины 2000-х, сегодня не осталось практически ничего, кроме разве что словесной шелухи...
Прямая речь
9 НОЯБРЯ 2015
Михаил Бергер: Главный вопрос теперь – кто его заменит. Если это будет глава департамента налоговой политики Илья Трунин, то значительных изменений не произойдёт.
В СМИ
9 НОЯБРЯ 2015
РБК: Именно на него полагались в Минфине в споре с нефтяными компаниями, рассчитывающими на реформу налогообложения добычи.
В блогах
9 НОЯБРЯ 2015
Московский Житель: Алекперов «выдавил» Шаталова, или как «обуздать» Минфин? Данила Яновский: давно пора
Дырявый бюджет и фейерверк крылатыми ракетами
7 ОКТЯБРЯ 2015 // МАКСИМ БЛАНТ
Если учесть, что экспортная стоимость одного «Калибра» составляет около 8 миллионов долларов, праздничный салют, устроенный Шойгу в день рождения любимого руководителя, обошелся российскому бюджету примерно в 13 миллиардов рублей. Успокаивает лишь то, что свой день рождения Путин празднует только раз в год. Если же это был не просто праздничный подарок, и Шойгу и дальше собирается воевать в Сирии при помощи крылатых ракет, то конфискованных пенсионных накоплений хватит от силы на пару недель этой кампании, а что еще захотят конфисковать, когда эти деньги закончатся, а мир так и не проникнется величием России и ее вождя, даже думать не хочется.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2015
Алексей Кудрин: Бюджет также сокращается в основном за счет инвестиций. Сейчас действия правительства не способствуют росту экономики, тем самым рост отодвигается.