Новая внешняя политика России. «На ногах» и на задворках
11 НОЯБРЯ 2014, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Главный российский начальник уверенно следует на саммите АТЭС от одной дипломатической победы к другой. О чем бодро повествуют блондинки обоих полов, именуемые президентским журналистским пулом. Вот «Коммерсант» повествует о встрече Путина с американским лидером: «Барак Обама заметил его. Другие президенты, наверное, удивились даже, когда тот вскинул руку и издали замахал Владимиру Путину (следует заметить исторической справедливости ради, что не российский президент первым начал)». А «Московский комсомолец» рассказывает со слов президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова об обмене фразами с австралийским премьером, что, слава Богу, никто никого не хватал за грудки. И так далее до бесконечности. О том, например, что китайцев ничуть не обидело, что российский начальник набросил свой плед на плечи замерзшей жене председателя КНР Синь Цзиньпина. Они, мол, в таком восторге, что убрали запись об этом со всех интернет-ресурсов, включая социальные сети.

Мы наблюдаем сейчас новый этап отечественной дипломатии. С одной стороны, Путин вполне может претендовать на роль важного китайского вассала, продавая Поднебесной энергоносители ниже себестоимости. За что и получает пока что все положенные почести.

С другой — лидеры стран Запада его просто игнорируют. Никаких полномасштабных встреч и переговоров, как это обычно происходит во время международных форумов вроде саммита АТЭС, пока что не случилось. Путинскому пресс-секретарю приходится идти на всевозможные ухищрения, чтобы имитировать в этих условиях активную дипломатическую деятельность. «Путин и Обама смогли несколько раз использовать паузы в работе саммита, чтобы поговорить. Они затронули вопросы двусторонних отношений, ситуацию вокруг Украины, Сирии, Ирана… Возможностей для встречи было больше чем две, это были краткие беседы», — утверждает Песков, рассказывая журналистам про бесконечные встречи «на ногах» и «на бегу». И вот журналистское сообщество бурно обсуждает, отозвался или нет Обама на слова Путина о том, как прелестен окружающий пейзаж. А также получилось или нет российскому президенту похлопать по плечу американского коллегу или же Обаме удалось увернуться.

Все это очень напоминает сцену из «Золушки» Шварца, когда мачеха с дочками коллекционируют знаки внимания коронованных особ, дабы претендовать на роль первых красавиц. Помните? «А мне король сказал: "Очень рад Вас видеть", один раз. …"Ха-ха-ха", один раз…"Проходите, проходите, здесь дует", один раз. — Итого, три раза». Такая у нас нынче внешняя политика.

Никто почему-то не задается простым вопросом, а почему, собственно говоря, главе великой державы, как позиционируют Путина его подчиненные, требуются все эти ухищрения, чтобы обменяться мнениями с коллегами по важнейшим вопросам мировой политики: положению на Украине или в Сирии. Дело в том, что устроенная в соответствии с международным протоколом полноценная встреча главы иностранного государства с Путиным неизбежно создаст немалые проблемы этому самому главе (если он, конечно, не председатель КНР). Тут же оппозиция и, вы будете смеяться, общественность устроят скандал: как это можно официально встречаться с руководителем страны, которая оттяпала солидный кусок соседнего государства.

Еще недавно путинские советчики убеждали босса: эти западники — слабаки. Покричат, покричат да и успокоятся. Все оказалось серьезнее. С Путиным просто не желают общаться. И дело, разумеется, вовсе не в том, что злокозненные американцы давят на союзников. Просто необходимо выдумывать специальные объяснения для проведения официальных встреч с агрессором. Похоже, Путин убедился в этом на саммите АТЭС. Нет сомнений, что это повторится на саммите «двадцатки». Внешнеполитические победы России позволили ей занять достойное место на международной арене. Место изгоя…

Китай. Пекин. 11 ноября. Президент США Барак Обама и президент России Владимир Путин (слева направо) во время рабочего заседания лидеров экономик форума АТЭС. Алексей Дружинин/ТАСС












  • Владимир Сажин: Подготовка к саммиту в Сочи была очень мощной, и если не все, то многие из проблем, существующих между Москвой, Тегераном и Анкарой, были сглажены.

  • "Коммерсант": Трое победителей, а строго говоря, побеждающих, встретились в Сочи для послевоенного обустройства мира.

  • Размышления с обвинительным уклоном: Проблема в том, что все три государства - империи, пусть и ранее проигравшие, соответственно, с массой комплексов и фобий.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Путин примеряет сапоги Сталина
23 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Только самый ленивый из кремлевского пула не написал о том, что сочинские переговоры главного начальника России с начальниками Турции и Ирана походила на знаменитую ялтинскую конференцию Сталина, Черчилля и Рузвельта. И тут, и там собрались победители (это ничего, что два года назад турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик и на какой-то период Анкара стала главным врагом Москвы). И тут, и там цель переговоров — послевоенное устройство пусть не континента, а одной ближневосточной страны. Репортеры отмечают, что даже место проведения было выбрано с расчетом: построенный в 1950-е годы санаторий напоминал об интерьерах Ливадийского дворца.
Прямая речь
23 НОЯБРЯ 2017
Владимир Сажин: Подготовка к саммиту в Сочи была очень мощной, и если не все, то многие из проблем, существующих между Москвой, Тегераном и Анкарой, были сглажены.
В СМИ
23 НОЯБРЯ 2017
"Коммерсант": Трое победителей, а строго говоря, побеждающих, встретились в Сочи для послевоенного обустройства мира.
В блогах
23 НОЯБРЯ 2017
Размышления с обвинительным уклоном: Проблема в том, что все три государства - империи, пусть и ранее проигравшие, соответственно, с массой комплексов и фобий.
Первый среди… парий
2 НОЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Владимир Путин совершил однодневный визит в Тегеран. Официальный повод – трехсторонняя встреча с иранским президентом Хасаном Рухани и главой Азербайджана Ильхамом Алиевым. По итогам этой встречи главный российский начальник сказал все положенные слова о расширении и углублении сотрудничества в сфере экономики. Было подчеркнуто намерение способствовать урегулированию в Сирии. Путин не забыл даже извиниться перед простыми тегеранцами, что его кортеж заставил их стоять в многочасовых пробках. Однако очевидно, что главный российский начальник прибыл в иранскую столицу не для вполне заурядных переговоров...
Прямая речь
2 НОЯБРЯ 2017
Владимир Сажин: Этот саммит трёх государств... прошел в очень сложное время и оказался как нельзя кстати...
В СМИ
2 НОЯБРЯ 2017
РБК: Встреча президентов Ирана, России и Азербайджана в Тегеране прошла на фоне обострения отношений Ирана с США и их союзниками.
В блогах
2 НОЯБРЯ 2017
bor_odin: Да! Иран, Азербайджан, Сирия... Россиия. Что объединяет эти страны, как думаете? alejorojas: Вот и улетел - в Тегеран. Оттуда - в Северную Корею. Далее - везде...
За какой надобностью России воевать с Америкой?
24 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Советский человек очень хорошо понимал, вернее, вдолбил себе в мозг, принял за аксиому, что войны нужны лишь империалистическим кругам. И даже не просто империалистическим кругам, а исключительно верхушке империалистических кругов — чтобы решить проблему укрепления политической власти, интенсифицировать эксплуатацию и отвлечь широкие массы от насущных жизненных проблем. Человеку труда война не нужна. Она, в общем-то, и честному бизнесу не нужна. И даже аристократии, сгоревшей в предыдущих войнах. От войны все вышеперечисленные лишь пострадали бы. Мир всяко лучше войны, тем более мир с Америкой. Что, как ни странно, понимали даже и советские руководители, не всегда, впрочем, следуя в русле этого понимания.
И монарх с монархом говорит…
9 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
К своему некруглому юбилею Владимир Путин получил замечательный подарок. В Москве побывал король Саудовской Аравии Сальман Бен Абдель Азиз аль Сауд. Дело не в самом визите, который, конечно, важен. И не в довольно туманных перспективах политического и экономического сотрудничества двух государств. Дело в том, что главный российский начальник, пребывающий в очевидной международной изоляции (западные лидеры общаются с ним лишь по необходимости — когда приходится устранять последствия внешнеполитических эскапад Кремля — и предпочитают при этом телефон), получил возможность вновь приобщиться к высокой дипломатии.