Путин и общество
17 октября 2019 г.
Путин натравил ФАС на нефтяников
10 ДЕКАБРЯ 2014, МАКСИМ БЛАНТ

ТАСС

Путин обратил внимание на экономику. Его возмутил рост цен на бензин в России в условиях обвала нефтяных цен в мире. На совещании с кабинетом министров он обрушился на министра экономики Алексея Улюкаева: "Некоторые вещи – они вызывают, конечно, вопросы. Вот на 10% на 1 декабря увеличились цены на нефтепродукты при снижении цен на нефть на 35%. Основной рост зафиксирован в розничном сегменте, в то время как в оптовом цены снижаются. Это как вообще понимать? А куда ФАС тогда смотрит?"

Улюкаеву, конечно, не позавидуешь. Когда человек, которого ты считаешь главой государства, публично занимается настолько откровенным манипулированием цифрами, не сразу найдешься с ответом. Поэтому министр экономики не слишком вразумительно высказался о том, что цены на бензин выросли в пределах общей инфляции, а дизтопливо и вовсе подорожало всего на 5,3%, что существенно ниже инфляции. Но Путина это, похоже, не удовлетворило.

Между тем, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: в мире падали цены на нефть, выраженные в долларах. В России же цены на бензин росли в рублях. И если все привести к общему знаменателю, то получится, что в начале года среднестатистический россиянин платил на заправке за литр бензина около доллара, а теперь – 65-70 американских центов. Вот и 35-процентное снижение. Можно посчитать и иначе. В начале года нефть колебалась в коридоре 3300-3700 рублей за баррель, а теперь стоит 3500. Вот и ведет себя бензин точно так же, как и прочие товары – растет в цене в пределах инфляции. Причем, если принять во внимание «налоговый маневр», который заключался в снижении экспортных пошлин на нефть и повышении налога на добычу полезный ископаемых, можно смело прогнозировать дальнейший рост цен на топливо внутри страны. Ведь нефть с учетом налоговой нагрузки нефтяникам, а значит и переработчикам, будет обходиться дороже. Причем, вся нефть, а не только экспортная. Это увеличение налоговой нагрузки неизбежно будет заложено в цену.

Есть, правда, и другой вариант. Путин и ФАС заставят нефтяные компании как минимум отказаться от повышения цен. Работа на российский рынок станет гораздо менее рентабельной. Экспорт вырастет, что окажет дополнительное давление на мировые цены. Зато внутри страны образуется дефицит, который выльется в очередной топливный кризис. Далеко не первый за годы "ручного управления".

Фото: Донат Сорокин/ТАСС
















  • Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.

  • "Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других

  • Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плевок
15 ОКТЯБРЯ 2019 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Это всем нам. В лицо, смачно, глумливо, с чувством полной безнаказанности. Даже не плюнули, а харкнули. И ждут, что мы скажем спасибо, что пока не «размазали нашу печень по асфальту», как обещал милейший Песков. Плюнули учителям, политологам, членам РАН, юристам, студентам, актерам, затаившимся в коридорах власти системным либералам, благодаря которым, как гласит молва, мы наблюдали недавно легкое ослабление бульдожьей хватки Левиафана. Абсурдные, антиправовые, мстительные приговоры пошли по всей стране. Теперь невиновные в судах получают больше, чем убийцы, насильники и коррупционеры. И все только ради того, чтобы они могли спать немного спокойнее.
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2019
Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...
Путинская оттепель с метелью и обморожениями
9 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У вас там что, оттепель?» — с этого вопроса начинают интервью практически все иностранные корреспонденты, интересующиеся тем, что происходит в России. В ответ на недоуменное пожатие плеч зарубежные коллеги настаивают: «Ну, вот же Голунова освободили, Устинов на свободе. А Мосгорсуд отменил приговор фигуранту “Нового величия” Павлу Ребровскому и отпустил его под подписку. Оттепель же!». Дьявол, как обычно, в деталях, а путинская оттепель при ближайшем рассмотрении… Впрочем, по порядку. Павел Ребровский заключил досудебное соглашение со следствием и дал показания против других обвиняемых по делу «Нового величия», так как поддался на шантаж следователя...
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Это никакая не «оттепель». Когда говорят об оттепели, подразумевают осознанную политику.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2019
Общая газета: Московская полиция через суд намерена отсудить у Алексея Навального и других оппозиционеров 18 млн рублей из-за протестных акций, которые прошли в столице в июле и августе.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Еськов: Именно так и поступали в НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ: семье казненного присылали счет за _услуги_ палача плюс стоимость веревки.
Суд в Ростове вовсе не показательный, а вполне типичный
7 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Ростовский областной суд приговорил двух фигурантов дела о «подготовке к организации массовых беспорядков и участию в них» к шести с половиной годам лишения свободы. Следующие несколько лет, если апелляционная инстанция не встанет на сторону осужденных (так и хочется написать — «пострадавших»), Владислав Мордасов и Ян Сидоров проведут в заключении. Их «сообщник» Вячеслав Шамшин получил три года условно. Сразу надо оговориться, что беспрецедентным в этом деле, которое длилось без малого два года, является только жестокость наказание.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: В московских СМИ внимания к этому делу было мало, хотя Ростов-на-Дону не так далеко, мы видим, что о деле самой Шевченко говорили много с самого начала, и, может быть, это ей помогло.