Поезд дальше не пойдет
16 ДЕКАБРЯ 2014, ВАДИМ ДУБНОВ



Революция случилась 14 декабря, в тот день, когда российские поезда перестали ходить за некоторые рубежи родины. Но ее, как это часто бывает с настоящими революциями, никто не заметил. И дело не только в том, что РЖД решили начать экономить и поезд дальше не пойдет — ни в Киев, ни в Баку. Дело вообще не в рельсах и тяге.

Стиль большой путаницы окончательно стал определяющим. Политическое решение выдается за экономическое, но так, чтобы все догадались, что оно на самом деле политическое. При том, что по большому счету оно экономическое и есть — в рамках той экономики, конечно, в которой приходится жить.

Скажем, интрига с «Южным потоком» объявляется экономически невыгодной из-за позиции Софии. Но преисполнена большой геополитики. Мы, как явствует из сюжета, теперь сами немного как турки, которые хотели быть европейцами, но, оскорбленные надменностью последних, перевели взгляд на Дамаск, Тегеран и Пекин. И, конечно, Дело.

Вся гамма чувств разыграна в коротком сюжете про предательство братьев-славян, забывших Шипку и вековое владычество турок. Которых, впрочем, Москва сама теперь предпочла неблагодарным родственникам.

При этом никто не мешает зрителю одновременно держать в уме нехитрую мысль о том, что происходящее связано, прежде всего, со странностями бизнеса, о которых все, впрочем, знали заранее и только ждали, когда перестанет идти карта.

Перестала. Судя по всему, с мегапроектами, если дефицит козырей продолжится, может случиться, как с турбизнесом: последовательно, но обвально. Не успели заинтересованные соседи как следует поспорить о приятной во всех отношениях железной дороге из России в Армению через Сухуми и Тбилиси, анонсированную самим президентом, как выяснилось, что у РЖД наряду с такой безудержностью есть определенные проблемы с бизнесом. И пассажирское сообщение с Украиной, Казахстаном, Таджикистаном и Азербайджаном оно поддерживать более не в состоянии.

Катастрофы нет. По этим направлениям больше половины поездов формируется странами-партнерами, поэтому важны в данном случае не последствия, а суть начинания. Список отмененных направлений — радость пикейного жилета. Потайной смысл совсем не потайной. С Украиной понятно, Таджикистан — поставщик гастарбайтеров, Азербайджан тоже постоянный геополитический оппонент, Казахстан глухо ропщет в рамках евразийского единства. Впрочем, нет Белоруссии и даже нет Литвы. И даже Молдавии, которая опять пренебрегла предвыборными пожеланиями Кремля и лично Дмитрия Рогозина.

Так что политический намек очевиден, но не убедителен. С экономической точки зрения все вроде бы и скучнее, и понятнее. Железнодорожное сообщение, бывает, и пропадает. Скажем, ходили некогда поезда из Эстонии через Латвию и Литву до самой польской границы. Особым спросом они не пользовались, и уже много лет Балтия сообщается между собой автобусами. А в Европу еще и самолеты, благо дискаунтеров не счесть. И прошло все как-то незаметно, без демаршей.

Про наши дороги наше путейское начальство может думать то же самое. Как и про то, что ДНР — это такая разновидность Приднестровья. Только наш путь особый, даже когда со шпалами.

Пассажирские тарифы, надо сказать, довольно долго держались на вполне бюджетном уровне: как и цены на газ для граждан, они долго считались социальной составляющей. РЖД, в которых финансовые потоки причудливы, как железнодорожная сеть страны, могли себе позволить подобные накладные расходы —- за счет внутреннего перекрестного финансирования, взаимозачетов и прочих выдумок грандиозных корпораций, уверенных в своей естественной монополии. К тому же пассажирские услуги РЖД составляют около 28 процентов не слишком развитых пассажирских перевозок по России, в то время как грузовые — больше 43 процентов, и это с учетом трубопроводного транспорта. К слову, технологии расчетов тарифов на грузовые перевозки устроены так счастливо для путейских чиновников, что их снисходительность к убыточности пассажирских долгое время была понятна.

А потом билеты на поезда стали дорожать со стремительностью падения нравов. Собственно говоря, это стало единственной модернизацией корпорации, которая, по мнению людей, хорошо ее знающих изнутри, вообще к модернизации приспособлена не лучше, чем страна в целом. И несколько скоростных поездов картины не меняет. Если доверчиво слушать главных путейцев, можно и в самом деле подумать, что вся беда в народе, у которого денег хватает только на плацкарт, а с пустыми купе и люксами РЖД вот-вот разорится. Но проходят века, а новых типов вагонов, которые, как в Европе, куда менее обременительны в обслуживании, нет. Они, как всей стране модернизация, не очень-то и нужны, достаточно обязать проводников продать побольше лимонада и нижних полок за дополнительные деньги, ну и поделиться по вертикали с начальником поезда. Такой бизнес. И не надо спрашивать, как его можно было угробить. Во-первых, гробить было и нечего, речь шла о том, что бы такое на этом месте построить, и построили. А, во-вторых, очень аллегоричная структура — наш РЖД, а какой, с другой стороны, ей еще в такой истории быть?

Дело, понятно, не в РЖД. И не в Газпроме. Дело в том, чего мы, собственно говоря, хотим. Болгары нам больше не нужны, как вообще не очень интересна вся восточная Европа. Санитарным кордоном она давно перестала нам служить, так к чему она, если из нее не получается обустроить даже транзитно-трубное пространство? Поначалу в пассажирских тарифах действительно имелась некоторая социально-политическая скидка. Она позволяла, по крайней мере, прямо отвечать в глаза тем, у кого эти глаза горели ненавистью к разрушителям державы. «Что случилось? Как ездили в свой Трускавец или Баку, так и продолжайте ездить».

То был проект «Единое пространство». И в этом ответ и суть. Власть — что нынешняя, что уже былая и подзабытая — мыслила не пространствами и интересами. Она всегда мыслила масштабными проектами, в которых политическое оказывалось корпоративным, а корпоративное политическим, и так по кругу. Бизнес РЖД не плохой, он просто заточен под единый стиль, в котором функционирует вся политэкономическая модель государства. В таком государстве нет и не может быть естественных рычагов, политических или экономических, стимулирующих главную корпорацию страны газифицировать свои территории перед тем, как учреждать глобальный проект по всем глобальным азимутам. И если не будет опасений социального толка, для проекта РЖД не станет проблемой отменить поезда в какую-нибудь Сызрань, и каждый, кто взглянет на ситуацию холодно, должен будет понять, что иначе в этой логике быть просто не должно.

Или кто-то думает, что «Роснефть» просит денег из ФНБ из-за неслыханной жадности? Что такой у нее бездарный бизнес. Нет, обычный. И для этой модели единственно органичный.

В общем, был проект СНГ. Он с виду был и в самом деле похож на попытку расстаться без крайностей. По крайней мере, те, кто об этом рассказывал подотчетным массам, имели все основания верить в собственную искренность. Но первичным был проект компромисса между 11 (без Балтии и тогда еще без Грузии) элитами, поскольку любое обострение в те дни грозило их успеху на вверенной территории. Этот коллективный проект удался в той степени, в которой Дмитрий Фурман точно определил СНГ как содружество помогающих другу президентов. Хоронить СНГ поэтому некорректно, это всего лишь фаза в долгой эволюции одного проекта, в котором меняются нюансы, участники, иногда роль и значение некоторых из них, но суть проекта та же, и он не закрыт.

Из таких проектов состоит политика, которая не имеет отношения к территориям. Вполне российская Олимпиада с Чемпионатом мира по футболу — с точки зрения технологии отправления власти, такой же проект, что и «Южный поток» и Крым с Украиной, разница лишь в жанре исполнения, сроках и объемах финансирования. Проекты связаны между собой, но они не требуют ни модернизации, ни превращения в единую систему государственного развития. И позволяют регулировать процесс в менеджерском, то есть в топ-менеджерском режиме. С плановым списанием убытков.

Некоторые еще неточно называют это ручным управлением. Решения принимаются быстро, иногда неожиданно, но по-своему логично. Обвинений со стороны отдельных россиян в разлучении с бакинской родней власть более не опасается. Наоборот, народ, увидев в списке отмененных Таджикистан и Азербайджан, может быть, только вяло поинтересуется, почему забыли Киргизию. Ну и, понятно, про Украину точно никто не спросит. Кстати, полупустые по нежарким временам поезда в Сухуми никто не отменял.















  • Сергей Цыпляев: ...космическая сфера нуждается в серьёзной работе и назначении какого-то вменяемого руководства..

  • РБК: Владимир Путин потребовал скорректировать российские планы освоения космоса к 2030 году и существенно повысить эффективность работы отрасли

  • Сергей Плахов: Теперь и в Роскосмосе поймали волну вседозволенности и растаскивают бюджет, как им вздумается, не особо напрягаясь в отношении собственной профессиональной занятости

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Теперь мы плохо делаем ракеты?
18 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В последние годы Владимир Путин не устраивает публичных разносов подчиненным. Под камеры он без конца обсуждает с губернаторами и министрами как улучшить и без того прекрасное положение дел. Это понятно. В ситуации, когда главный начальник руководит страной двадцать лет, любой серьезный провал является его собственным провалом, либо организационным, либо кадровым. Тем примечательнее было расширенное заседание Совета безопасности, посвященное отечественной космической отрасли. Фактически это был настоящий разнос: «Если мы будем топтаться на месте или постоянно говорить о наших прежних достижениях, наверстать упущенное будет просто невозможно…»
Прямая речь
18 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: ...космическая сфера нуждается в серьёзной работе и назначении какого-то вменяемого руководства..
В СМИ
18 АПРЕЛЯ 2019
РБК: Владимир Путин потребовал скорректировать российские планы освоения космоса к 2030 году и существенно повысить эффективность работы отрасли
В блогах
18 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Плахов: Теперь и в Роскосмосе поймали волну вседозволенности и растаскивают бюджет, как им вздумается, не особо напрягаясь в отношении собственной профессиональной занятости
Блеск и нищета российской дипломатии
15 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Аналитика и экспертиза по международным делам и вопросам безопасности переживает в России смутные времена. Официальная позиция становится все более обскурантистской, а зачастую и просто мракобесной (вспомним хоть знаменитое путинское рассуждение о том, что в результате обмена ядерными ударами россияне гарантированно попадут в рай). В этих условиях специалисты, пытающиеся высказывать хоть сколько-нибудь разумные взгляды, обречены выражаться намеками — не дай Бог, доброжелатели в погонах и без объявят «иностранным агентом». Однако и их оппоненты, именующие себя «государственниками» и «патриотами», тоже оказались в непростом положении.
Прямая речь
15 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: Обсуждаются всевозможные реакции на те или иные действия окружающего мира, а ясности относительно того, каковы стратегические задачи и в чём заключаются национальные интересы России, нет.
В СМИ
15 АПРЕЛЯ 2019
"Московский комсомолец": «Коллективный разум» российской внешнеполитической мысли начинает постепенно отходить от шока, вызванного нашим разрывом с Западом пять лет тому назад.
В блогах
15 АПРЕЛЯ 2019
Gleb Pavlovsky: Совет по внешней и оборонной политике - СВОП И пусть у гробового входа младая будет жизнь играть
Спасти очередного мадуро
26 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже несколько дней все мировые СМИ гадают, зачем сотня российских военных прибыла в Венесуэлу. Все началось с сообщения в «Твиттере» местного журналиста. Затем были размещены фото пассажирского Ил-62, приписанного к Минобороны, на котором прибыли сто военных во главе с начальником штаба Сухопутных войск Василием Тонкошкуровым, а также грузового Ан-124-100 «Руслан», доставившего 35 тонн загадочного груза. Венесуэлу уже третий месяц сотрясают массовые протесты. В стране фактически существует двоевластие: поддерживаемый Россией Николас Мадуро противостоит Хуану Гуайдо, признаваемому Соединенными Штатами и многими латиноамериканскими странами. 
Прямая речь
26 МАРТА 2019
Сергей Цыпляев: Венесуэла постепенно превращается в серьёзную горячую точку. Мы помним, как в горячую точку превратилась Сирия.

 

Материалы по теме

Революция амбивалентна // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Кто про что, а я про революцию // АЛЕКСАНДР ФИН
Отто Куусинен и Нино Бурджанадзе // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Вперед к исламской демократии? // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Итоги недели. Революционный транзит // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Россия: блоггеры деконструируют охранительную пропаганду // АЛЕКСЕЙ СИДОРЕНКО
Война для Обамы? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Запах февраля // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Великая арабская демократическая революция // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
А виноват гонец // ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ