Итоги года
27 апреля 2017 г.
Итоги года. Разруха и в сортирах, и в головах

ТАСС

Помню, что мне трудно было подводить итоги 2013 года — было ощущение, что за тот год практически ничего не случилось, ну, разве что под самый конец Ходорковский вышел на свободу. А весь остальной год копилась какая-то тоскливая мгла, и даже выборы в Москве, Екатеринбурге, Петрозаводске и Ярославле как-то очень быстро в ней погасли, перестали чувствоваться, закапсулировались. 2014-й был совсем другой. Он был настолько бурным, что даже сочинская Олимпиада практически утонула в последующих событиях, которых было столько, что возникает прямо противоположная трудность — суметь обобщить хотя бы основное в одной колонке.

Для того чтобы попытаться это сделать, я рискну поместить события 2014-го в широкий исторический контекст, тем более что я согласен с концепцией, согласно которой мы продолжаем жить в мире, основные процессы развития которого детерминированы последствиями Первой мировой войны, начавшейся ровно веком раньше.

Одним из этих последствий было разрушение четырех империй, две из которых — австрийская и турецкая — более не пытались возродиться. Германская попыталась, и в основном та же самая коалиция, которая в 1918-м ее остановила, заставила немцев забыть о мировом и даже региональном господстве, достигаемым военным путем, навсегда. Российский имперский проект быстро трансформировался и возродился в виде СССР, но в 1991-м потерпел тяжелое поражение. Многим казалось, что это крах, но выяснилось, что есть люди, есть структуры и есть силы, рискнувшие попытаться взять реванш.

Параллели с гитлеровской Германией и ее попыткой реванша уже стали общим местом. Впрочем, они настолько очевидны, что видный теоретик путинской вертикали не стал отрицать, что Путин напоминает Гитлера, а принялся доказывать, что поначалу Гитлер был вполне себе хорош. В таком случае выходит, что даже часть вполне себе интеллектуально состоявшихся апологетов агрессивной политики путинского режима признает, что мы имеем дело с попыткой имперского реванща, исторически аналогичного гитлеровскому. Причем это последний возможный вариант возможного реванша, потому что за минувшие сто лет все империи, участвовавшие в Первой мировой, а также и во Второй, фактически перестали существовать, даже те, которые дважды были в составе победоносных коалиций. Последней была лишена имперских иллюзий Сербия, оставшаяся через сто лет практически в тех же границах, которые у нее и были на момент выстрелов в Сараево.

Таким образом, мы имеем дело с попыткой возрождения не просто российского имперского проекта, но имперской идеи и имперской политики как явления. Есть ли у Путина и, к сожалению, возглавляемой им России шансы на успех? Удастся ли фактически повернуть историю вспять, по большому счету, сделать то, что еще никому не удавалось? Казалось бы, ресурсы для противостояния совокупному Западу настолько недостаточны, что по этому параметру сравнения с Гитлером и Германией 30-х — роскошный комплимент. И есть лишь два фактора, которые позволяют новому «великому диктатору» шантажировать вчерашних партнеров по «восьмерке» и «двадцатке» — это пренебрежительное отношение к жизни, которое свойственно и ему, и его подданным, и надежда на гарантированную ядерную ничью. В сущности, из Верхней Вольты с ракетами страна трансформировалась в Северную Корею с углеводородами. Но как оружие углеводороды сработать не смогли.

Судя по всему, воевать с Россией Запад не собирается, а первым развязать мировую войну, особенно ядерную, решиться очень трудно. Думаю, что ошибка была именно в этом: правильно предполагая, что Запад не применит военную силу, в то же время не ожидали, что тот может пойти на потерю части прибылей, вводя значимые и длительные экономиеские санкции. В совокупности с санкциями на импорт продовольствия, наложенными на Россию ее собственным президентом, получается даже хуже, чем было в саддамовском Ираке — не просто нефть в обмен на продовольствие, но нефть и газ в обмен на дорогое и не лучшего качества продовольствие. Да еще и ситуация с курсом национальной валюты, обернувшаяся для многих россиян новым занавесом — теперь не железным, а, в соответствии с ироничным названием рубля, деревянным.

Ясно, что все эти обстоятельства по логике должны радикализовать и сплотить оппозицию. Когда российские революционеры в 1905-м и 1914-м желали поражения собственному правительству, они делали это, в общем-то, из своекорыстных целей, стремясь прийти к власти. Тогда Россия была не лучше, но и не хуже своих военных противников, и победа Японии или Срединных империй была выгодна им самим да российским левым экстремистам. Сейчас ситуация качественно иная, путинская Россия является явным агрессором, при этом она напала на мирную страну, вся вина которой — нежелание жить под властью путинских же подельников и подручных. Но противостояние агрессии с твердых антиимперских позиций выбрала, судя по всему, сравнительно небольшая часть российской оппозиции. Более того, существенная ее часть, вслед за очень заметными лидерами и вместе с ними, фактически в той или иной форме поддержала путинский аннексионизм. И это, мне кажется, в огромной мере лишает Россию шансов на то, чтобы вновь попытаться войти в русло цивилизации в сколько-нибудь обозримой перспективе.

Фактически можно утверждать, что в России просто не нашлось именно политической оппозиции как сколько-нибудь заметного и массового явления. Та платформа, на которой смогли как-то совместить свои взгляды противники путинской политики, является не политической, а пацифистской и правозащитной. Сами по себе эти позиции в высшей степени благородны, вот только для формирования программы и инструментов политического действия их, как правило, совершенно недостаточно.

Что говорить, жаль, конечно, что многие из вчерашних, точнее, прошлогодних противников режима в ситуации жесткого размежевания присоединились к большинству (в политическом, разумеется, смысле), но это явление, пожалуй, уже привычное. Число недовольных может вырасти достаточно быстро, а недовольные превратятся в несогласных еще быстрее. Вот только совсем плохо, если объективный наблюдатель вынужден будет констатировать, как некогда Евтушенко, «понимаю я, чего не надо им, а чего им надо, не пойму». И если жесткая, радикальная и непримиримо-бескомпромиссная программа хотя бы первых шагов окончательно уже необходимой трансформации страны не будет сформулирована в самое короткое время, то неминуемый крах ожидает не только российский имперский проект, но и самое Россию. Ведь та развилка, на которой стоит Россия сейчас, с большой долей вероятности является последней. И один из ближайших годов будет велик и страшен.












  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.