Украина
21 ноября 2019 г.
НАТО противостояния не хочет. Но готовится к нему
5 ФЕВРАЛЯ 2015, ЛЕОНИД МОЙЖЕС

ТАСС

На первый взгляд выступления на встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе выглядят немного противоречиво. С одной стороны, представители альянса с готовностью подтверждают, что соглашения, достигнутые в сентябре в Уэльсе, успешно реализуются. В частности, план по созданию сил сверхбыстрого реагирования, о которых «ЕЖ» уже писал, выполняется согласно срокам и к 2016 году в Европе должны появиться контингенты НАТО, способные начать действовать в течение нескольких дней после возникновения угрозы. НАТО стремится выработать принципиально новый подход: вместо того чтобы, по образцу холодной войны, располагать в зоне потенциального конфликта значительные соединения, альянс фокусируется на создании инфраструктуры, которая позволит быстро перебросить и развернуть в регионе подкрепление дополнительно к сравнительно небольшим постоянным силам. Для координации и контроля сил подкрепления в Восточной Европе будет создано шесть командных центров, по одному в странах Балтии, Польше, Румынии и Болгарии. Ещё один, более крупный, центр такого рода будет создан в Западной Польше, чтобы охватывать балтийский регион.

В целом в НАТО считают, что подобные действия обеспечат безопасность членов альянса на востоке. Но даже при обсуждении столь решительных мер само противостояние альянса и России, которое, собственно, и послужило поводом для всех этих шагов, сглаживается настолько, насколько это возможно. Чиновники в Брюсселе лишь демонстрируют уверенность, что силы сверхбыстрого реагирования способны отвечать на любые угрозы в регионе.

Налаживание связей между Грузией и НАТО — еще одна важная тема начавшейся встречи министров обороны. На днях генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в ходе своего визита в Тбилиси достаточно высоко оценил результаты подготовки республики к полноправному членству в Северо-Атлантическом альянсе. Брюссельская повестка дня концентрируется на вопросах двусторонних проектов. В отношении России участники встречи ограничиваются констатацией того, что альянс озабочен разворачивающейся «ползучей аннексией» Абхазии и Южной Осетии. Говоря о том, что уже в этом году на территории Грузии должен появиться тренировочный лагерь НАТО, который послужит центром по обмену опытом между грузинскими и натовскими военными, специальный представитель генерального секретаря Джеймс Аппатурай подчеркнул, что тренировки, как и запланированные совместные учения, не являются антироссийскими, а направлены исключительно на повышение квалификации военнослужащих с обеих сторон.

Конечно, можно обвинять опытных чиновников и дипломатов в определённой неискренности, но нельзя не отметить отличие их риторики от комично ястребиных выкриков Москвы. Складывается ощущение, что НАТО всеми силами пытается уйти от превращении конфликта в «холодную войну 2.0», понимая, что вне зависимости от соотношения сил признание Москвы в качестве «второго полюсы» будет на руку Кремлю.

Характерно, что и традиционный символ холодной войны — атомное оружие — совершенно не обсуждался на открытой части встречи, несмотря на то, что одним из пунктов программы было ежегодное заседание Группы ядерного планирования. Отвечая на вопросы корреспондента «ЕЖа», представители альянса специально подчеркнули, что создающиеся сейчас силы сверхбыстрого реагирования будут вооружены исключительно конвенциональным оружием, вопрос о возвращении в Европу тактических арсеналов ядерного оружия даже не рассматривается, именно из-за опасения обострить ситуацию, а сама концепция «превентивного ядерного удара» кажется НАТО совершенно безумной.

Кому-то может показаться, что Запад наконец «прогнулся» и готов отступить, чего многие российские «патриоты» ожидали уже давно. Кто-то может истолковывать в том же духе и предстоящую встречу генерального секретаря Столтенберга с Сергеем Лавровым. Однако НАТО совершенно не изменил своего отношения к России как к угрозе, просто главная его задача — избежать эскалации ситуации, что только обострит проблему безопасности в Европе, то есть будет противоречить основной функции альянса. При этом возможность капитулировать у НАТО отсутствует по чисто технической причине — он не может обеспечить выполнение основного российского требования, а именно: гарантировать внеблоковой статус Украины. У НАТО просто-напросто нет легальных механизмов для того, чтобы запретить какой-то стране стремиться к вступлению в альянс. Надо понимать, впрочем, что о реальном членстве говорить пока что не приходится и никто сейчас не возьмется определять возможные сроки вступления.

НАТО, при всей своей значимости для мировой политики, — не единая самостоятельная сила, а союз из 28 независимых государств, расположенных по разные стороны Атлантического океана. 20 лет назад правительства стран-членов с облегчением восприняли информацию об окончании длительного, затратного и напряжённого противостояния с Советским Союзом, совершенно не предполагая, что в скором будущем опять придется тратить средства и силы на обуздание разбушевавшегося соседа. Военное руководство сфокусировалось на деятельности в странах Третьего мира, соответствующим образом изменив военные доктрины и устройство армии. При этом конкретные проблемы, которые начали возникать практически сразу, списывались на особые обстоятельства или просто игнорировались.

Сейчас же, когда обстоятельства объективно изменились, европейцы оказались вынуждены принимать срочные меры для обеспечения безопасности на своей территории и снова повышать военные бюджеты. Но никто из политиков не рвётся обрадовать и без того не слишком благодушных избирателей новостью о том, что в мире начинается новый виток холодной войны. Так что НАТО остаётся только принимать меры по защите конкретных обеспокоенных стран, проводить демонстративные переговоры и ждать, принесут ли плоды те усилия, которые предпринимаются дипломатами или представителями прочих международных объединений.


Фото: OLIVIER HOSLET / ЕРА / ТАСС















  • Владимир Фесенко: Сейчас открыто какое-то окно возможности для мира в связи с желанием Зеленского пойти на взаимоприемлемый компромисс. Вопрос в том, захочет ли этого Путин?

  • «Коммерсант»: Передача судов означает выполнение Россией майского решения Международного трибунала ООН по морскому праву...

  • Михаил Кригер: Почему никто не назовет вещи своими именами? Почему никто не вспоминает, что путинская Россия по путинской же инициативе захватила часть украинской территории...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возможен ли для Киева «Брестский мир-2»?
19 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
У буксовавшего три года процесса прекращения необъявленной российско-украинской войны (не рискну назвать его мирным процессом) появились хоть какие-то перспективы. Москва передала Киеву захваченные год назад бронекатера. При этом, правда, российские чиновники решительно отрицают, что сделано это было по требованию Международного трибунала ООН по морскому праву, который еще в мае предписал вернуть и экипажи, и корабли. Следствие о незаконном нарушении границы, мол, закончено, и катера, представляющие собой улики по делу, «переданы Украине на ответственное хранение». 
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2019
Владимир Фесенко: Сейчас открыто какое-то окно возможности для мира в связи с желанием Зеленского пойти на взаимоприемлемый компромисс. Вопрос в том, захочет ли этого Путин?
В СМИ
19 НОЯБРЯ 2019
«Коммерсант»: Передача судов означает выполнение Россией майского решения Международного трибунала ООН по морскому праву...
В блогах
19 НОЯБРЯ 2019
Михаил Кригер: Почему никто не назовет вещи своими именами? Почему никто не вспоминает, что путинская Россия по путинской же инициативе захватила часть украинской территории...
Принятие «формулы Штайнмайера» — несомненный успех Путина
3 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
После того, как 1 октября в Минске члены «контактной группы» по урегулированию ситуации на Донбассе подписали так называемую формулу Штайнмайера, внутриполитическая ситуация в Украине резко обострилась. Уже на следующий день в нескольких украинских городах (в том числе в Киеве) прошли достаточно многочисленные акции протеста, а ряд политиков прямо заявляют о «предательстве интересов украинского народа» и «капитуляции перед Москвой». Так, бывший президент Украины Петр Порошенко с трибуны Рады объявил, что «формула эта писалась в Кремле». Свежеизбранный президент Александр Зеленский оказался в затруднительном положении...
Прямая речь
3 ОКТЯБРЯ 2019
Владимир Фесенко: На данный момент «формула Штайнмайера» — абстракция, которая может стать реальностью только на финальном этапе урегулирования...
В СМИ
3 ОКТЯБРЯ 2019
Lenta.ru: 1 октября Киев и самопровозглашенные Луганская и Донецкая народные республики (ЛНР и ДНР) подписали «формулу Штайнмайера». Документ определяет механизм закрепления за Донбассом особого статуса...
В блогах
3 ОКТЯБРЯ 2019
Александр Морозов: Получается, что Зеленский делает это исключительно "под гарантии" своих 73% избирателей. Как-то это - стремно.
Обменный курс на московском невольничьем рынке
30 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Московский невольничий рынок заработал. В столичные СИЗО были свезены для обмена все или почти все главные украинские пленные: Олег Сенцов, Роман Сущенко, Владимир Балух, Павел Гриб, Станислав Клых, Александр Кольченко, Николай Карплюк, Эдем Бекиров, захваченные в Керченском проливе украинские моряки.  Более суток вокруг спецоперации Кремля «большой обмен» сгущался туман, из которого периодически лениво вылетали жирные «утки». То Алексей Венедиктов сообщит, что самолет с освобожденными украинцами должен приземлиться в Киеве в 5 утра 30 августа. То новый генпрокурор Украины Руслан Рябошапка в своем Фейсбуке в ночь с 29 на 30 августа напишет: «Молимся. Обмен завершился: моряки, Сенцов, Карплюк, Балух, Гриб летят домой». 
Прямая речь
30 АВГУСТА 2019
Константин фон Эггерт: Путин хочет прощупать позиции Зеленского и посмотреть, сможет ли Кремль вписать украинскую повестку в решение проблемы транзита власти в 2024-м.