Украина
17 октября 2019 г.
Выкуп за Савченко должен быть политическим
10 ФЕВРАЛЯ 2015, ЛЕОНИД МОЙЖЕС

ТАСС

Басманный суд Москвы продлил арест украинской лётчицы Надежды Савченко до 13 мая. Таким образом, российская власть в очередной раз продемонстрировала свой коронный способ решения сложных проблем – «отложить и ждать». Между тем, этот сюжет во многом является повторением в миниатюре всего украинского конфликта и напоминает предреволюционную ситуацию, как её описывал В.И. Ленин – «верхи не могут, низы не хотят».

Понятно, что сейчас, после «узников Болотной», Pussy Riot, судов над Навальным, после оккупации Крыма и, наконец, того, сколько времени сама Савченко уже находится в руках российского правосудия, освободить её каким-то способом, хотя бы внешне выглядящим законно, нельзя. У самого гуманного суда в мире просто нет возможности вдруг выйти к людям, сказать, что они изучили материалы следствия, подумали, посовещались и решили закрыть вопрос или хотя бы смягчить меру пресечения. Так дела не делаются. Значит, надо продлевать, а если уж освобождать, то каким-нибудь экстраординарным методом, вроде президентского помилования.

Но президентское помилование – вопрос серьёзный, сейчас не преддверие Олимпиады, чтобы раздавать его просто так, для поднятия имиджа. Действительно, как можно в нынешней непростой геополитической ситуации выпустить на свободу депутата враждебной партии, украинскую военную, обвиняемую в убийстве журналистов, которая не только не подписывает признание, но объявила голодовку и препирается с судьями? Как говорят в классово близких президенту слоях российского общества, «пацаны не поймут». При этом отправить её в тюрьму, закончив и без того затянувшуюся драму, одновременно страшно скандально и совершенно бессмысленно. Так что и Путину остаётся только ждать, надеяться и пытаться торговаться с Западом.

Но и тут всё не слава Богу – Запад не может официально признать Савченко «заложницей» как раз в силу того, что она попала в Россию, а не продолжает находить в Донецке. Соответственно, прямой торг тут не вполне уместен – нет в европейской практике механизмов снятия с государства санкций в обмен на освобождение похищенной женщины. Да и прагматический расчёт не способствует принятию такого гуманистического решения. Неофициально поменять на какого-нибудь арестованного шпиона – всегда пожалуйста, но этот вариант не устраивает уже самого Путина. Потому что неважно, хотела она этого или нет, но Савченко сейчас – уже не просто человек, а символ, обладательница политического капитала, соответственно и выкуп за неё тоже должен быть не материальный, а политический.

По этой же причине не может сейчас сдаться и сама девушка – история её злоключений является, пожалуй, единственной сферой, где украинцы могут чувствовать себя не только правыми, но побеждающими, пусть и дорогой ценой. На фоне происходящей эскалации конфликта и экономических трудностей страны её фигура становится символом борьбы Украины за свободу, а её биография имеет все шансы стать одним из центральных мифов будущей украинской государственности.

Но беда в том, что это делает Надежду Савченко пленницей заведомо неразрешимых противоречий между сторонами, ни одна из которых просто не в состоянии пойти на уступки в отношении другой, что в точности повторяет судьбу Донбасса. В результате, все вынуждены заниматься одним и тем же, а именно — искать компромисс, который пока кажется далёким, словно звёзды. И оптимизм внушает только мысль, что продвижение в мирном урегулировании ситуации на Востоке Украины позволит освободить и Надежду Савченко.

Фото: Россия. Москва. 10 февраля 2015 года. Бывшая украинская летчица Надежда Савченко, обвиняемая в причастности к убийству российских журналистов под Луганском, перед рассмотрением ходатайства о продлении срока ареста в Басманном суде. Михаил Почуев/ТАСС












  • Владимир Фесенко: На данный момент «формула Штайнмайера» — абстракция, которая может стать реальностью только на финальном этапе урегулирования...

  • Lenta.ru: 1 октября Киев и самопровозглашенные Луганская и Донецкая народные республики (ЛНР и ДНР) подписали «формулу Штайнмайера». Документ определяет механизм закрепления за Донбассом особого статуса...

  • Александр Морозов: Получается, что Зеленский делает это исключительно "под гарантии" своих 73% избирателей. Как-то это - стремно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Принятие «формулы Штайнмайера» — несомненный успех Путина
3 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
После того, как 1 октября в Минске члены «контактной группы» по урегулированию ситуации на Донбассе подписали так называемую формулу Штайнмайера, внутриполитическая ситуация в Украине резко обострилась. Уже на следующий день в нескольких украинских городах (в том числе в Киеве) прошли достаточно многочисленные акции протеста, а ряд политиков прямо заявляют о «предательстве интересов украинского народа» и «капитуляции перед Москвой». Так, бывший президент Украины Петр Порошенко с трибуны Рады объявил, что «формула эта писалась в Кремле». Свежеизбранный президент Александр Зеленский оказался в затруднительном положении...
Прямая речь
3 ОКТЯБРЯ 2019
Владимир Фесенко: На данный момент «формула Штайнмайера» — абстракция, которая может стать реальностью только на финальном этапе урегулирования...
В СМИ
3 ОКТЯБРЯ 2019
Lenta.ru: 1 октября Киев и самопровозглашенные Луганская и Донецкая народные республики (ЛНР и ДНР) подписали «формулу Штайнмайера». Документ определяет механизм закрепления за Донбассом особого статуса...
В блогах
3 ОКТЯБРЯ 2019
Александр Морозов: Получается, что Зеленский делает это исключительно "под гарантии" своих 73% избирателей. Как-то это - стремно.
Обменный курс на московском невольничьем рынке
30 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Московский невольничий рынок заработал. В столичные СИЗО были свезены для обмена все или почти все главные украинские пленные: Олег Сенцов, Роман Сущенко, Владимир Балух, Павел Гриб, Станислав Клых, Александр Кольченко, Николай Карплюк, Эдем Бекиров, захваченные в Керченском проливе украинские моряки.  Более суток вокруг спецоперации Кремля «большой обмен» сгущался туман, из которого периодически лениво вылетали жирные «утки». То Алексей Венедиктов сообщит, что самолет с освобожденными украинцами должен приземлиться в Киеве в 5 утра 30 августа. То новый генпрокурор Украины Руслан Рябошапка в своем Фейсбуке в ночь с 29 на 30 августа напишет: «Молимся. Обмен завершился: моряки, Сенцов, Карплюк, Балух, Гриб летят домой». 
Прямая речь
30 АВГУСТА 2019
Константин фон Эггерт: Путин хочет прощупать позиции Зеленского и посмотреть, сможет ли Кремль вписать украинскую повестку в решение проблемы транзита власти в 2024-м. 
В СМИ
30 АВГУСТА 2019
"Ведомости": .«Сложный процесс переговоров по обмену заложников продолжается. Держим кулаки!» – написала в Facebook и пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская.
В блогах
30 АВГУСТА 2019
Юрий Бутусов: Обмен может быть признан состоявшимся только после вылета самолета. Вылета нет. Не понимаю, почему нельзя дождаться официального подтверждения информации?
Согласится ли Киев на «похабный мир»?
8 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очередное перемирие между украинскими военными и донбасскими сепаратистами, объявленное 21 июля, долго не продержалось. 6 августа минометной миной, привязанной к боеприпасу гранатомета (изобретение многолетней окопной войны), были убиты четверо украинских военнослужащих. Неформальным образом соблюдение перемирия гарантировалось первым телефонным разговором украинского президента и Владимира Путина. Поэтому Владимир Зеленский немедленно позвонил российскому президенту еще раз. Состоялся длинный разговор, содержание которого стороны излагают по-разному.
Прямая речь
8 АВГУСТА 2019
Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.