Хозяева страны
20 июня 2019 г.
В Сарове арестовали физика
22 АПРЕЛЯ 2015, ИРИНА БОРОГАН

ТАСС

Саровский городской суд Нижегородской области в ночь на среду принял решение об аресте обвиняемого в разглашении гостайны бывшего научного сотрудника Российского федерального ядерного центра Владимира Голубева. Решение было вынесено около часа ночи.

66-летний Голубев — специалист по взрывчатым веществам. В июле 2014 его заподозрили в разглашении секретных сведений. Еще в 2013 году Голубев выступил на конференции в Чехии. Работа россиянина была опубликована, после чего Голубева уволили из РФЯЦ, где он работал с 1975 года, а в июле 2014 он оказался под следствием. Ему грозит до четырех лет лишения свободы по статье о разглашении гостайны.

Как утверждает защита, арест стал местью за то, что суд решил снять подписку Голубева о неразглашении данных следствия. Фактически ученого обвинили в том, что он вел блог на сайте «Открытой России». 

Ситуацию «Ежедневному журналу» прокомментировала зам. главного редактора портала Agentura.ru Ирина БОРОГАН:

«Тенденция преследовать учёных таким образом началась для ФСБ не сегодня. Существует целый поток таких дел, первые из которых появились в начале 2000-х и даже в конце 90-х. Тогда целая группа учёных обвинялась в разглашении государственной тайны, среди них были сотрудники различных институтов. Процессы шли по точно по таким же лекалам, хотя тогда кое-кому удавалось отбиться, и в тюрьму садились не все. А Голубеву не удалось.

В принципе, это просто полный идиотизм – привлекать сотрудника секретного института за разглашение государственной тайны таким образом. Он, очевидно, давал много подписок о допуске к гостайне, в учреждении, где он работает, действует 1-й отдел, и если он продолжал работать на тот момент, когда делал доклад, то очевидно, что это его выступление, как и любое другое, было авторизовано 1-м отделом или руководством. И то, что человек может на открытом выступлении на международной конференции разгласить нечто секретное, – полный бред. А то, что дело возбудили только тогда, когда доклад опубликовали, иначе бы они вообще не узнали, о чём он говорит, придаёт этой истории ещё больший абсурд. Как, впрочем, всем подобным делам против учёных. Научный обмен – и есть научный обмен, какой смысл разглашать какие-то секреты во всеуслышание? Одно дело – шпионаж, а другое – такие выступления.

Но ФСБ такими вещами занимается уже давно и никогда не прекращала. На днях скончался профессор из Санкт-Петербурга, обвинённый в передаче секретных сведений, чья вина была точно такая же: он прочитал лекцию в Китае, но его конспекты были сочтены секретными. Ему дали 12 лет, он 2 года просидел и умер.

Просто ФСБ видит так свою работу. Вместо того, чтобы искать что-то реальное, они ловят тех, кого поймать легко. Понятно, что вычислить настоящего шпиона очень сложно, должна вестись огромная работа. А поймать учёного, который работает в научном центре – очень легко. Известно, где он, чем он занимается, где читает доклады, так что привлечь его за публичную деятельность просто. Взял, переписал доклад в уголовное дело, и всё, статья готова.

Конкретно в деле Голубева специфика заключается в том, что он какое-то время находился под подпиской, а потом его закрыли, сказав, что он нарушает условия подписки, хотя, как он это делал – непонятно. Таким образом, существенно ухудшились его условия, потому что когда он находился под подпиской, это говорило о том, что есть шанс на прекращение дела по тем или иным обстоятельствам или на то, что к нему мягко отнесутся в суде. А теперь, после того, как ему избрали арест в качестве меры пресечения, шансов на такой исход стало меньше. И хотя я надеюсь, что этот абсурд благодаря действию его адвоката прекратиться, но практика показывает, что взятие под стражу – это очень плохо.

Сейчас в научном сообществе царит паника из-за этой маниакальной деятельности ФСБ в отношении учёных, а также из-за ряда законов, которые запрещают получать иностранное финансирование на свои разработки. Учёные отказываются участвовать в зарубежных конференциях, отказываются от совместной работы с иностранными центрами, потому что им может грозить наказание. Причём непонятно, за что. Получить перечень сведений, составляющих государственную тайну, нельзя, потому что этот перечень сам является тайной. Он постоянно расширяется, при этом никто не знает, из чего он состоит, и все действуют на свой страх и риск. Можно выступать, публиковать доклады и статьи, сотрудничать с 1-м отделом, но в любой момент может прийти сотрудник спецслужб и привлечь тебя. А статья очень серьёзная, это большой срок. И это просто убивает научный обмен и тормозит нашу науку, и без того отстающую.

Даже то, в какой стране проходила конференция, не играет никакой роли. Одно и то же могут дать и за западные страны, и за Китай. Для ФСБ всё равно, им нужно кропать дела и отчитываться, а с кем была работа, их не заботит. Закон государства не разграничивает, так что они радостно подпишут любую страну».


Фото Kravetsky Gennady / ТАСС















  • Леонид Гозман: Мне неинтересны эти люди и мне неинтересны их отношения между собой, потому что от того, что кто-то выйдет из ближнего круга, а кто-то войдёт, в нашей жизни ничего не изменится. 

  • «Ведомости»: Это все-таки немного забава, потому что главный вопрос – кто принимает решения и кто присутствует при их принятии.

  • storm100: Возможный ответ на вопрос, кому и зачем нужны доклады о новом «Политбюро», может сводиться к тому, что других докладов просто не имеется. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Политбюро 2.0 или слабое самодержавие?
6 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ученые люди, а также всевозможные шарлатаны упорно продолжают поиски российского философского камня, способного любое дерьмо превратить в золото. Они пытаются найти ключ к системе принятия решений властителем страны Путиным В.В. Очередной такой попыткой является доклад «Минченко Консалтинг» про состояние российских элит под названием «Политбюро 2.0 и антиистеблишментная волна». «Политбюро 2.0» авторы называют некий «ближний круг» Путина, считая его самым влиятельным неформальным политическим институтом в России.
Прямая речь
6 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Мне неинтересны эти люди и мне неинтересны их отношения между собой, потому что от того, что кто-то выйдет из ближнего круга, а кто-то войдёт, в нашей жизни ничего не изменится. 
В СМИ
6 ИЮНЯ 2019
«Ведомости»: Это все-таки немного забава, потому что главный вопрос – кто принимает решения и кто присутствует при их принятии.
В блогах
6 ИЮНЯ 2019
storm100: Возможный ответ на вопрос, кому и зачем нужны доклады о новом «Политбюро», может сводиться к тому, что других докладов просто не имеется. 
Кремль гадает на рейтингах и верит старцам
31 МАЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Честно говоря, мы ждем какого-то анализа от специалистов, как коррелируют эти данные: как может падать доверие и при этом расти электоральный рейтинг», — в словах путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова отчетливо слышались недоумение и обида на социологов ВЦИОМ, которые 24.05.2019 обнародовали данные опроса, согласно которым рейтинг доверия у Путина 31,7% а одобряют его же деятельность 65,8%. «Это сложный анализ, — догадался Песков, — поэтому мы надеемся, что со временем он появится». Анализов, причем сложных, Кремль ждет от начальника ВЦИОМа Валерия Федорова, который требуемый «анализ» уже сдал. 
Прямая речь
31 МАЯ 2019
Андрей Колесников: Следить за рейтингами Путина важно, потому что это, по сути, не лично его показатели, а рейтинг одобрения власти как таковой, которая в Путине персонифицируется. 
В СМИ
31 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Путин и Илия встречались несколько раз, — подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он добавил, что такие встречи нерегулярны.
В блогах
31 МАЯ 2019
Кирилл Шулика: Причем, эта самая элита не притворяется, она действительно в это верит. В мистику, бесов и то, что старец Илия их изгоняет.
И пораженье от победы он уж не может отличать
16 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Теплый сочинский воздух сыграл, похоже, злую шутку с главным начальником страны. На следующий день после бесплодных переговоров с госсекретарем США Майком Помпео Путин, встречаясь уже с австрийским президентом, победно заявил, что доклад американского спецпрокурора Мюллера «констатировал, что не было никакого сговора между Россией и действующей администрацией, не было, еще раз повторю, никакого вмешательства в выборы». На самом деле этот доклад зафиксировал нечто противоположное: десятки попыток российского вмешательства в выборы главы США. Президент, очевидно, поверил в дезинформацию, представленную его конфидентами.
Прямая речь
16 МАЯ 2019
Сергей Цыпляев: ВПК редко соотносит свои запросы с реальными возможностями страны.