Рецессия в России
26 сентября 2020 г.
Время вспомнить про стрессовый сценарий
9 ДЕКАБРЯ 2015, МАКСИМ БЛАНТ

Мария Одендская


Во вторник нефть марки Brent обновила минимум с 2009 года и опустилась ниже психологически важного уровня 40 долларов за баррель. Надолго там, правда, цены не задержались. Опрос Американского института нефти показал, что запасы в США на этой неделе могут показать снижение впервые за последние 4 месяца. Однако далеко от круглой цифры цена не ушла: рост захлебнулся около 41 доллара за баррель. Падение нефти спровоцировало вполне предсказуемое ослабление рубля. Доллар остановился за несколько копеек до 70 рублей, евро перешагнул за 75.

Как уже писал «Ежедневный журнал», в настоящее время на горизонте не просматривается ни одной причины для роста нефти. Баланс спроса и предложения по-прежнему демонстрирует переизбыток «черного золота», а производители заняты борьбой за долю на мировом рынке, продолжая торговую войну на выбывание. Надежды арабских членов ОПЕК на «сланцевую контрреволюцию» пока никак себя не оправдали. Добыча в США и Мексике продолжает расти, несмотря на снижение количества буровых установок. На смену сланцевым проектам приходит запуск новых месторождений в Мексиканском заливе. Россия, один из главных конкурентов Саудовской Аравии, также ни к каким переговорам относительно сокращения добычи не склонна. На подходе же снятие санкций с Ирана.

Одним словом, мысль о том, что «дно пройдено» и худшее позади, пока ни на чем не основывается. Аналитики Goldman Sachs прогнозируют, что низкие цены на нефть будут сохраняться в течение длительного периода времени, при чем они не исключают обвала до 20 долларов за баррель.

Не исключают подобного развития событий и в Российском Министерстве экономического развития. Накануне вторничного обвала Алексей Улюкаев рассказал о том, что его ведомство подготовило сценарий на случай падения нефти к 20 долларам за баррель. Никаких подробностей министр не сообщил, ограничившись успокоительными заявлениями о том, что двукратной девальвации рубля это не вызовет и угрозы финансовой системе страны не несет.

Утешение слабое, если учесть, что подготовленный «стрессовый» сценарий от ЦБ, исходящий из 40 долларов за баррель, предполагает только в следующем году падение российского ВВП на 5%, ускорение инфляции и оттока капитала из страны. Любимая «мантра» министра экономического развития Алексея Улюкаева о том, что «дно кризиса пройдено и экономика начинает восстанавливаться», может оказаться не более чем попыткой выдать желаемое за действительное.

До настоящего времени кризис сильнее всего отражался на населении. Падение реальных доходов и рост уровня бедности превысил показатели прошлого кризиса 2008-2009 годов. Да и по длительности обрушившаяся на страну рецессия сопоставима скорее с 80-ми годами, чем со всеми постсоветскими кризисами. Вопрос в том, как долго еще население готово терпеть отчаянную попытку Путина вернуть России статус великой державы, за который расплачиваться приходится всем жителям страны.

Следующий год, который, по крайней мере, в начале не сулит нефтяному рынку никакого облегчения, станет продолжением сложившейся в стране методики решения проблем. Нынешние цены на нефть грозят увеличить бюджетный децифит на 2% ВВП. А поскольку президент четко дал понять, что дефицит больше 3% ВВП неприемлем, Минфину придется проесть все резервы и постоянно оказывать давление на ЦБ, чтобы тот посодействовал дальнейшей девальвации.

Однако и тут слишком усердствовать опасно. Во второй половине года парламентские выборы, и слишком сильно раздражать население не стоит. Поэтому следует ожидать ужесточения, направленного на бизнес. Крупным (а заодно и мелким) предпринимателям предложат скинуться на предотвращение социального коллапса и стабилизацию режима. Говорить в этих обстоятельствах о деловом климате, притоке инвестиций или экономическом росте попросту бессмысленно.



Коллаж ЕЖ