Итоги года
22 февраля 2018 г.
Когда же начнется XXI век?!
29 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ

zlatkovsky.ru

Часто можно прочитать и услышать, что XX век начался в 1914 году. И теперь он не спешит заканчиваться. Ну как можно полагать, что мы действительно перешли в новое тысячелетие, когда на Земле есть страна, в которой сто миллионов взрослых и более или менее разумных людей пятнадцать лет терпят власть вульгарных бандитов? И можно ли говорить, что мы выкарабкались из трагического XX века, если весь остальной мир все те же пятнадцать лет терпит рядом с собой этих бандитов, вооруженных огромным ядерным арсеналом? И какой к черту XXI век, в котором расцветают безудержные злоба, мракобесие и людоедство ИГИЛ (запрещенной, вы удивитесь, на территории РФ)?

Наш пятнадцатый год начался не сразу после новогодней двухнедельной пьянки. Он начался 27 февраля, когда убили Бориса Немцова. Вот вы можете вспомнить что-нибудь между той пьянкой и этим шоком? То-то. Не удивлюсь, если спустя годы этот будут называть так: «Год, когда убили Бориса Немцова». А как год встретишь, так он и пройдет.

И вот финал этого года: неправдоподобнонеправосудные приговоры Ильдару Дадину и Ивану Непомнящих, самоубийство Влада Колесникова, затравленного крымнашистами и вытолкнутого из жизни «органами власти». Это был тяжелый для нас год. Но гораздо тяжелее, и даже — страшнее, он был для Путина, хотя он и пытался довольно вяло скрывать это. Время от времени. 

Я тут вспомнил, как 17 января на круглом столе, который вел на Гайдаровском форуме Леонид Гозман, я ответил на его вопрос о наиболее важной проблеме внутренней политики России. Ответ был односложен: «Украина». Диктаторам, которые терпят фиаско во внутренней политике, свойственно резко увеличивать внешнеполитическую активность. И очень часто такая активность используется для решения внутренних проблем. Ровно это начал делать Путин после победной зимней Олимпиады в Сочи. 2015 год стал годом обвального краха того, что по инерции, по недоразумению, абсолютно неадекватно называют «внешней политикой России». 

Уверен, об этом будет написано много. Меня тут больше интересует характер процесса. Халтурно построенная плотина производит внушительное впечатление величия и незыблемости, а разрушается неожиданно и лавинообразно. Сначала где-то начинает сочится вода, спустя месяц бьет маленькая струйка, через неделю — еще одна, через пару дней их уже с десяток. И еще через пару — разрушение. Ровно это происходило и с Путиным. Если в начале года он продемонстрировал полную беспомощность, показав себя вассалом Чечни, то заканчивал год стенаниями о ноже, вонзенном в его спину коварным Эрдоганом. К этому времени его внешнеполитические усилия привели к тому, что Россия оказалась окруженной кольцом стран, среди которых не осталось ни одной дружественной. Остались формальные партнеры, но все они своими действиями показали, что они больше не связывают свое настоящее и будущее с Россией. Это если говорить о самой мягкой форме подаваемых сигналов. И частота этих сигналов нарастала лавинообразно. Уж на что Талибан (террористическая организация, разрешенная в РФ) был надежным партнером, так и он отвернулся. Это ведь впервые в истории России.

Вы спросите: почему это я все про внешнюю политику? Напоминаю: нет у нас внешней политики. А то, что ею называют, — это умирающие дети-инвалиды, внутри страны, поскольку их нельзя усыновлять за ее пределами. Это закрывающиеся производства и взлетающая безработица. Это пустеющие полки магазинов, тоже в нашей стране. Это деградирующая экономика и тающий рубль. Это бегство из страны самых талантливых. Это преступники в судах, ФСБ, прокуратуре и прочих госорганах, которым Путин запретил оттягиваться за пределами Родины, а потому они отыгрываются на нас внутри. Зато они с лекарствами, а мы — без. Как уже и без здравоохранения, без науки, без культуры, но зато с законом божьим в школах. Все это — оборотная сторона того, что привычно называют путинской «внешней политикой».

Путин понадеялся, что его спасет его «внешняя политика». Он посадил людей на наркотик мании величия, полагая, что это поддержит его режим. И это была западня. Величия больше не будет. Будет большая ломка. И накрепко связав свое положение внутри страны с успехами его авантюр, он обрек себя на столь же стремительный обвал внутри страны. Ведь ломка для многих, лишенных постоянных доз впрыскивания величия, совпадет с обманутыми позитивными ожиданиями на фоне гибнущего привычного и относительно комфортного быта.

Вы спросите: а когда начнется и как быстро произойдет этот обвал. Предсказать это трудно, но я уверен в одном: 2016 год определит, прежде всего, судьбу Путина. То, как этот год пройдет, укажет на один из трех возможных финалов. Они легко идентифицируются именами ушедших диктаторов, чьи судьбы не дают спать президенту почти десять лет. Вот эти три варианта: Пиночет, Милошевич и Каддафи. И еще один прогноз я осмелюсь сделать. Есть только два варианта, обладающих высокой вероятностью. Первый — в 2018 году не будет президентских выборов. Второй — выборы в 2018 году (или раньше) состоятся, но среди кандидатов не будет В.В. Путина.

Вы, конечно, скажете: что нам Путин? А с нами-то что будет? Но это совсем другая история. Гораздо более интересная. И мы поговорим о ней после Нового года.

Так что с Новым годом, друзья! С решающим 2016 годом! Удачи!

Да. Совсем забыл. Все-таки вряд ли в новом году начнется XXI век. Придется еще немного потерпеть.

 

Графика Михаила златковского/zlatkovsky.ru



 












  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.