Крым
19 июня 2018 г.
Крым: нерепрезентативные наблюдения
21 ИЮЛЯ 2016, ЛЕОНИД ГОЗМАН

ТАСС

До аннексии Крыма я был там несколько раз. И один раз — сейчас, несколько дней назад. Поводом была одна школа, на которой у меня была возможность сказать молодым людям, считающим, что Крым наш, что он совсем даже не наш. Предметами, кстати, не бросались, слушали.

Ниже — впечатления, но не от конференции, а от самого Крыма.


Сегодня

До 2014 года Крым производил ужасное впечатление — путешествие в прошлое, «совок» (очень не люблю это слово, но в данном случае оно правильно описывает реальность). Сейчас, после возвращения в родную гавань, — еще хуже.

Пляжи как были, так и остались грязными и необорудованными, дороги — ужасными. Указателей на дорогах крайне мало. Говорят, что украинские уже сняли, а русские еще не повесили. Зато цены, как в Москве, при том что доходы явно не московские. Заметное глазу строительство — только в Симферополе. «Солнечная Тропа» в Ливадии — построена для Николая II, 6711 метров, у начала красивое объявление и плиточки — через сто метров превращается в нечто грязное, покрытое острыми камнями и постоянно разветвляющееся без всяких указателей. Туалетов, понятно, нет, запах соответствующий.

Все, кому выпало счастье жить в СССР, помнят плакаты с портретами Брежнева, произносящего какую-нибудь бессмыслицу. В сегодняшнем Крыму на каждом километре огромные билборды с портретом угадайте кого. Но что именно говорит президент, неизвестно. Слова написаны столь мелким шрифтом — их много и, по-видимому, сократить не решились, — что прочесть невозможно, даже если притормозить. Но слова наверняка правильные, можно и не читать.

Мои собеседники — а я говорил со всеми, с кем удавалось, не получилось только, к сожалению, с крымскими татарами — считают, что стало больше порядка. Правда, оценивают этот порядок по-разному: кто-то позитивно, а кто-то, наоборот, что все теперь надо согласовывать и, соответственно, за все платить. Люди образованные понимают, что собой представляет Аксенов и прочие, охотно рассказывают о том, кто к какой банде принадлежал и какое (невысокое!) место занимал в бандитской иерархии, объясняют, что контроль за полуостровом просто перешел от одних криминальных группировок к другим. Люди «простые» об этом не задумываются, власть как была чужой, так чужой и осталась. Жить под нынешними тоже можно.

Большинство моих собеседников голосовали за Россию, говорят, что был праздник, все, мол, пели, обнимались. «По вашему телевидению все время врут, но это была правда!». Некоторые, впрочем, говорят, что не голосовали вообще. Голосовавших «против» не встречал. Из этого не следует, что их нет — у нас тоже все участники гражданской говорили, что воевали за красных.

Есть явное разочарование — люди рассчитывали на бОльшее. Но я не встретил желающих вернуться обратно в Украину. Повсеместно, даже среди образованных людей, распространено представление о том, что там ужасно — коррупция, нищета, война. На фоне этого образа проблемы Крыма представляются вполне терпимыми. Тот факт, что война возникла как раз из-за аннексии Крыма и попытки прихватить юго-восток, не осознается.

Недовольство крымских татар или не замечается — все им дали, ну, чего им еще надо? — или объясняется кознями меджлиса, который, разумеется, управляется из-за рубежа.

Антизападные и антиамериканские настроения выражены еще больше, чем в России. Я услышал много интересного о том, как американцы готовились захватить Севастополь. Эти коварные планы были, оказывается, буквально в последний момент сорваны российскими войсками. Можно сколько угодно смеяться, но люди в это верят.


Вчера

Крым был взят без единого выстрела. Он «плохо лежал». Вора — нас! — это не оправдывает, но попытаться понять, почему же он стал столь легкой добычей, стоит.

Полагаю, дело в том, что за все годы независимости Киев, все правительства и президенты Украины не сделали ничего для того, чтобы крымчане разных национальностей и, прежде всего, этнические русские почувствовали выгоду принадлежности к Украине и начали идентифицировать себя с ней. Не исключаю, что Киев и в других областях страны ничего не делал, но там вопрос о территориальной принадлежности не стоял. Осуждая, безусловно, то, что сделали мы, нельзя забывать, что дорогу нашей агрессии открыл политический и идеологический проигрыш Крыма властями Украины. Это понимание важно для будущего, когда Крым — хотелось бы, чтобы без большой войны — вернется в состав Украины.


Завтра

В России становится все больше тех, кто понимает, какую цену мы платим за украинскую авантюру. В обозримом будущем — не знаю, через год или через тридцать лет — руководство нашей страны должно будет признать ошибку и отступить. На Донбассе это сделать сравнительно просто. Надо перестать нести ахинею по телевизору и просто рассказать правду о том, что представляют собой бывшие и нынешние руководители ДНР-ЛНР. Один Пушилин с его успешной карьерой в МММ чего стоит. После этого можно будет отдать Украине границу, народ ничего не заметит и, уж точно, не возмутится.

ТАСС

С Крымом тяжелее. Доминирующие там сегодня настроения таковы, что люди согласятся на независимость, но не на возвращение под юрисдикцию Украины. Воссоединение же с Украиной, если не надеяться на силу, — процесс, требующий длительного времени. Не все разбитое можно склеить.

Мы в контексте Крыма

Мы — наша страна — аннексировали Крым, пытались, хотя и неудачно, юго-восток. Мы огорчились результатами референдума в Шотландии, но счастливы голосованием по Brexit. Мы надеемся на развал Евросоюза, дезинтеграцию Испании. Думаете, мы за это не заплатим?

Мы уже платим санкциями, изоляцией, гонкой вооружений. Но есть и другое — настроение наших собственных граждан. Их готовность пойти тем путем, на который мы с такой увлеченностью подталкиваем других.

Пенсионеры на Дальнем Востоке переезжают в Китай — жилье там дешевле, сдаешь квартиру в Благовещенске, снимаешь там, и еще деньги остаются. В Калининграде люди видят, как живут соседи: скреп, правда, не наблюдается, но все остальное лучше. У Северного Кавказа нет даже культурной идентификации с Россией. А ведь для этих, да и для всех остальных регионов Москва в условиях кризиса делает все меньше. Как в свое время Киев для Крыма. Крымчане отреагировали — кто-то поддержкой Москвы, кто-то пассивностью.

Мы посеяли ветер. Думали, за границей. На самом деле — у себя!


Фото: 1. Россия. Крым. 30 марта 2016. Вид на Медведь-гору (Аю-Даг). Владимир Смирнов/ТАСС
2. Крым. Отдых на Черном море в Евпатории. ТАСС/ Алексей Павлишак













  • Алексей Макаркин: Одно дело, когда отбирают собственность у человека, воспринимаемого как врага и находящегося за пределами Крыма, а совсем другое – если это предприниматель, живущий прямо там. 

  • "Коммерсант": Господин Аксенов предложил вице-премьеру инициировать внесение в Госдуму отдельного федерального закона, который регулировал бы процесс прекращения прав на участки в Крыму...

  • Анатолий Баранов: Видимо, господин Аксенов решил, что Крым уже достаточно российский, чтобы поступать там по российскому беспределу. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Экспроприация в период позднего путинизма
19 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Как сообщает «Ъ», глава оккупационной власти Крыма Сергей Аксенов предложил внести поправки в закон «О принятии в РФ Республики Крым…», которые позволят ему прекращать права собственности на участки и недвижимость, оформленные, когда полуостров входил в состав Украины. Вряд ли Сергея Аксенова, которого в Крыму до этого знали под творческим псевдонимом Гоблин, интересуют земельные участки в степных районах Крыма. Гоблинская душа бывшего рейдера из ОПГ «Сэйлем» тоскует по лакомым территориям на крымском побережье, отжав которые можно получить, по оценкам экспертов «Ъ», не менее 1 миллиарда долларов.
Прямая речь
19 МАЯ 2017
Алексей Макаркин: Одно дело, когда отбирают собственность у человека, воспринимаемого как врага и находящегося за пределами Крыма, а совсем другое – если это предприниматель, живущий прямо там. 
В СМИ
19 МАЯ 2017
"Коммерсант": Господин Аксенов предложил вице-премьеру инициировать внесение в Госдуму отдельного федерального закона, который регулировал бы процесс прекращения прав на участки в Крыму...
В блогах
19 МАЯ 2017
Анатолий Баранов: Видимо, господин Аксенов решил, что Крым уже достаточно российский, чтобы поступать там по российскому беспределу. 
Грабь своих, чужие удивятся
20 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Что ни говорите, а в этом безумии определенно есть система. По причине третьей годовщины аннексии Крыма (радостно отпразднованной в минувший уик-энд подведомственным народом, который согнали на митинги и фестивали) президентский толмач Дмитрий Песков дал интервью РБК. В котором ожидаемо сообщил, что главный начальник заранее предвидел негативные последствия такого решения, пошел на это осознанно и совершенно ни о чем жалеет. При этом г-н Песков признал, что в результате этих исторических решений экономическое положение как всей страны в целом, так и каждого отдельного россиянина серьезно ухудшилось.
Прямая речь
20 МАРТА 2017
Дмитрий Орешкин: Для власти такое ощущение «потери крыши», чувство, что с этой страной и её населением можно делать всё, что угодно, — глубоко ошибочно и чрезвычайно опасно.
В СМИ
20 МАРТА 2017
«Ведомости»: Присоединение Крыма к России обернулось не только огромными потерями для российской экономики, атакой на институты гражданского общества и международной изоляцией.
В блогах
20 МАРТА 2017
Усы Пескова: Дума разрешила не платить налоги в России тем, кто попал под санкции. Не врали, выходит, чиновники, что санкции это благо.
Российская банковская система их паспорта не переварит
7 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вот это, собственно говоря, и называется «катастрофически низкий уровень государственного управления». 18 февраля президент Путин подписывает Указ «О признании в Российской Федерации документов и регистрационных знаков транспортных средств, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины». Другими словами, Россия признала паспорта ДНР и ЛНР. Понятное дело, начался скандал, украинская сторона немедленно заговорила о «ползучей аннексии» самопровозглашенных республик...
Прямая речь
7 МАРТА 2017
Дмитрий Орешкин: Тут конфликт между прагматичными соображениями и пафосными заявлениями высшего руководства, прижимающего наших братьев к сердцу и целующего их в губы перед камерами.