Бюджет
28 сентября 2020 г.
Прямая речь
1 АВГУСТА 2016

Евгений Ясин, научный руководитель университета «Высшая школа экономики» (ВШЭ):

Рассматривая вопросы сокращения расходов, я бы в первую очередь увеличивал бы сокращения за счёт содержания армии и силовых структур. А на сокращении расходов на науку настаивал бы в последнюю очередь. Хотя необходимо сказать, что если брать старую, советскую ситуацию, то тогда в науке были отдельные очень большие достижения, вроде космоса. Но одновременно с этим там было очень много людей, которые не могли в полной мере применить полученное образование и использовали его просто как возможность найти для себя занятие в условиях запрета на частное предпринимательство.

В более поздний период, когда начались рыночные реформы, пошёл процесс увеличения числа людей, которые получали высшее образование и старались пойти в науку. Это было связано с появлением новых возможностей, открылось много частных ВУЗов, а в старых университетах появились платные отделения. Так что людей с высшим образованием стало гораздо больше. Но возможностей для применения своих знаний в научных целях больше не стало.

В целом страна сохраняла достаточно большое количество людей, занимавшихся наукой в самых разных видах. Есть ли сейчас какая-то возможность сократить число этих людей? В принципе, есть. Не столько, сколько можно сократить офицеров различных служб, но возможности есть, хотя сколько тысяч, восемь или меньше, сказать трудно. Но необходимо помнить, что будущее России и цель тех структурных реформ, о которых мы сегодня говорим, состоит в том, чтобы сменить структуру общества и экономики, сделав науку и инновации, которые «размножаются» с её помощью, главным фактором развития. 







Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2013

Евгений Гонтмахер, экономист, Институт мировой экономики и международных отношений: 

Скорее всего, правительство пойдет на этот шаг. Не уверен насчет госкомпаний — их обобрать всегда есть возможность: есть с чего. А что касается пенсий, то на заседании правительства будет обсуждаться план, в соответствии с которым взносы, которые в следующем году должны были бы пойти в накопительную часть (и люди уже написали соответствующие заявления), будут, к сожалению, отправлены в распределительную часть под предлогом акционирования негосударственных пенсионных фондов. Это будет объясняться тем, что поскольку негосударственные пенсионные фонды акционируются, нет времени и не нужно переводить туда эти средства. Фактически эти деньги станут дополнительными средствами федерального бюджета. Я считаю, что этот шаг будет дискредитацией тех остатков пенсионной системы, которые у нас есть. Это вызовет разочарование людей, которые рассчитывали на то, что смогут сами участвовать в формировании своей пенсии. Политический эффект этого шага будет негативным. Получится, что государство играет в игры, правила в которых меняет буквально на ходу.

Прямая речь
22 ОКТЯБРЯ 2013

Максим Блант:

О том, что 20-триллионная программа перевооружения армии, масштабные стратегические мегапроекты, вроде освоения Восточной Сибири в купе с щедрыми социальным программами, анонсированными в ходе предвыборной кампании, станут для экономики непосильным бременем, а бюджету деньги на все взять попросту неоткуда, Кудрин предупреждал еще незадолго до своей отставки. Собственно, именно эти предупреждения причиной его отставки и стали. Правда, тогда многими, и прежде всего противниками Кудрина, эти предупреждения воспринимались, скорее, как ставшее уже привычным желание побольше спрятать в «кубышку» Резервного фонда, воспрепятствовать госмодернизации – главной «фишке» Медведева, которому был обещан премьерский пост, дискредитировать эту «прорывную» идею и самому занять кресло главы правительства.

Однако уже сейчас стало очевидно, что мрачные прогнозы Кудрина имели под собой гораздо больше оснований, чем энтузиазм «модернизаторов», свято веривших в то, что госинвестиции станут локомотивом, который вытащить страну из сырьевого прошлого в светлое инновационное будущее, запустит качественно новый рост экономики, достойный великой державы. Пока этого не случилось. Зато случился аврал в Минфине, который до последнего момента не мог придумать, откуда взять денег, чтобы в ближайшую трехлетку удовлетворить аппетиты государства. И не нашел бы денег уже на следующий год, не запусти руку в пенсионные накопления граждан.

Значит ли это, что правительство Медведева готово пересмотреть свои подходы и признать ошибочность ставки на госинвестиции? Послушает ли кабинет экспертов МВФ, которые фактически озвучивают рецепты Кудрина двухлетней давности – сократить госрасходы, провести реформы, направленные на снижение участия государства в экономике? Отнюдь. Вместо этого слышатся призывы поднажать, усилить и улучшить, сопровождающиеся апокалиптическими прогнозами последствий того, что случится, если всего этого не сделать.

Это значит, что прогнозы – что МВФ, что независимых экспертов, – предусматривающие проведение реформ в российской экономике, можно не рассматривать. И длительная стагнация, которой грозит реализация инерционного сценария, на сегодняшний день является наиболее оптимистичным вариантом.

Евгений Гонтмахер, зам. директора ИМЭМО РАН:

Пенсии снижать не будут, потому что последний рез