Борьба с коррупцией
27 июня 2017 г.
Последние битвы за последние деньги в последние времена
10 СЕНТЯБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

В минувшую среду Сыктывкарский городской суд заключил под стражу на два месяца руководителя энергетической компании «Т-плюс» Бориса Вайнзихера и одного из крупнейших акционеров «Реновы», многолетнего ближайшего партнера Михаила Вексельберга Евгения Ольховика. В деле есть и третий фигурант – уже покинувший пост гендиректора «Вымпелкома» Михаил Слободин, который несколько лет назад возглавлял «Т-плюс». Впрочем, г-н Слободин в пожарном порядке успел покинуть не только высокий пост в «Вымпелкоме», но и территорию Российской Федерации. Он объявлен в федеральный розыск. Все эти господа подозреваются в систематической даче взяток в период с 2007 по 2014 год тогдашнему руководству республики Коми. (Именно поэтому суд, определявший меру пресечения, проходил в Сыктывкаре, куда подозреваемые были этапированы из Москвы.) По мнению следствия, общая сумма, переданная должностным лицам бизнесменами за несколько лет, составляет около 800 миллионов рублей. Как следует из материалов судебного заседания, изобличающие показания на руководителей энергетической компании дал бывший зампред республиканского правительства Константин Ромаданов, который сам в данный момент является фигурантом уголовного дела местного губернатора Гайзера. А в те времена он в правительстве Коми как раз отвечал за энергетический сектор. Следствие полагает, что взятки руководителям Коми давались за необоснованное завышение тарифов, что в конечном итоге привело к возникновению фактически неподъемного долга республиканского бюджета перед энергетической компанией.

Итак, мы имеем дело с классической, уже, можно сказать, хрестоматийной схемой наезда. В период расследования одного уголовного дела внутри наметились побочные перспективы. Силовики, почувствовав, что Ромаданов готов «колоться», быстро нащупали золотую жилу и определили направление его показаний. Но мы не можем исключать и другого сценария, при котором энергетики действительно на протяжении многих лет подкармливали руководство Коми. Вся штука в том, что состояние отечественной правоохранительной и судебной систем таково, что шансов узнать правду у общества фактически нет.

За захваченных бизнесменов развернулась нешуточная борьба. Открыто на стороне плененных энергетиков выступили Михаил Вексельберг и Анатолий Чубайс. Нет никаких сомнений в том, что в кулуарную схватку за судьбу людей и активов, что за ними стоят, включились и Игорь Шувалов, и Аркадий Дворкович, и Алексей Кудрин. Другими словами – вся системно-либеральная рать. Тут порядок действий следующий – понять, откуда «прилетело», попробовать договориться и, уж если не получится, стучаться к высшему арбитру. К Путину, разумеется…

На первый взгляд кажется, что у защищающейся стороны шансы неплохие. Похоже, ничего кроме показаний бывшего вице-премьера Коми у силовиков нет. Даже адвокат главного фигуранта дела г-на Гайзера поспешил заверить общественность, что его подзащитный ни на какую сделку со следствием не шел и показаний по новым обстоятельствам не давал. То есть мы имеем «слово против слова». Причем, слово это произнес один чиновник, который к тому же сам находится под следствием. Другими словами, пока арест Вайнзихера и Ольховика и объявление в розыск Слободина выглядят как абсолютный и откровенный «беспредел». Это обстоятельство могло бы стать важным аргументом в разговоре с президентом – дескать, силовики распоясались, потеряли берега, почувствовали собственную безнаказанность. Так, гладишь, Владимир Владимирович, скоро на голову сядут… Еще какое-то время назад этот аргумент казался крайне убедительным и важным. Тогда Путин считал необходимым сохранять определенный баланс в борьбе «либералов» и «силовиков», не давая возможности ни одной из сторон чрезмерно усилиться. Но теперь ситуация изменилась – зависимость Владимира Путина от силовой составляющей своего окружения возросла многократно.

Президент прекрасно осознает, что, если нарастающий экономический кризис, в конце концов, приведет к серьезным народным волнениям, опереться в попытке удержать власть в своих руках он сможет только на лояльных силовиков. А лояльность в условиях схлопывания ресурсной базы стоит все дороже и дороже. Словом, я думаю, что Чубайсу и Ко в этот раз ничего отбить не удастся. А вот откупиться – возможно.

Фото Николай Галкин/ТАСС














  • Алёна Солнцева: Благодаря своему особому положению «Седьмая студия» и напоролась на бюрократические грабли.

  • Газета.ру: Причина, по которой Серебренников обращает особое внимание на «Сон», проста: в формулировке обвинения... Алексея Малобродского... говорится, что постановка так и не была осуществлена.

  • Марина Давыдова: Спектакль «Сон в летнюю ночь» не просто был поставлен... Спектакль «Сон в летнюю ночь» идет ДО СИХ ПОР. Он не просто был, он есть! На него, черт побери, продаются билеты!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Сон следователя прокуратуры и судьи Пресненского суда
23 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В брежневские времена я преподавал философию в одном московском техническом вузе. В библиотеке будущим инженерам выдавали учебники по диамату и истмату, и они приходили на первое занятие с большим зарядом пролетарской ненависти к гаду-преподу, который собирается забивать им головы этой мурой. Читать лекции в такой атмосфере было неуютно, а кроме того, было желание показать, что содержание данных учебников никакого отношения к философии не имеет, поэтому каждое занятие я начинал с обязательной «философской разминки». В одном из «упражнений» студенты должны были предъявить доказательства собственного существования.
Прямая речь
23 ИЮНЯ 2017
Алёна Солнцева: Благодаря своему особому положению «Седьмая студия» и напоролась на бюрократические грабли.
В СМИ
23 ИЮНЯ 2017
Газета.ру: Причина, по которой Серебренников обращает особое внимание на «Сон», проста: в формулировке обвинения... Алексея Малобродского... говорится, что постановка так и не была осуществлена.
В блогах
23 ИЮНЯ 2017
Марина Давыдова: Спектакль «Сон в летнюю ночь» не просто был поставлен... Спектакль «Сон в летнюю ночь» идет ДО СИХ ПОР. Он не просто был, он есть! На него, черт побери, продаются билеты!
Разбить зеркало
22 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Это уже стало традицией: если Кремль задумал что-то особенно гадкое, в качестве передового отряда, который должен выявить потенциал общества к сопротивлению, посылают так называемых народных избранников. За примерами далеко ходить не надо: «законы Яровой», которые направлены на ограничение возможности россиян использовать Интернет для получения объективной информации, «закон подлецов», обрекший на мучительную смерть десятки детей, которых могли усыновить и вылечить американцы, законы о «нежелательных организациях» и «зарубежных агентах», фактически закрывшие финансирование и поддержку любой общественной деятельности, которая не нравится Кремлю.
Прямая речь
22 МАЯ 2017
Леонид Гозман: Феодала оценивают не по тому, живёт ли он по тем законам, которые написал для вас, а по тому, выполняет ли он свои феодальные обязанности.
В СМИ
22 МАЯ 2017
Ведомости: Власть разрушается тогда, когда взяточник остается на высоком посту, а не тогда, когда об этом пишут в интернете.
В блогах
22 МАЯ 2017
Ремир За мир: давайте проверим на коррупию медведева и уманова? да ну нафиг, лучше фбк и трансперенси, и народ сразу забудет про чиновников
Кроссовки веселого цвета
3 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Навальный подтвердил свой статус лучшего журналиста-расследователя современной России. Его расследование о коррупционной империи Дмитрия Медведева — лучшее из всего, что он делал. До этого вершинами были «Чайка» и «летающие собаки Шувалова». Фильм «Он вам не Димон» и сопутствующий текст вполне могут служить студентам журфаков в качестве пособия для обучения расследовательской журналистике. Оттолкнувшись от покупок в интернет-магазине кроссовок веселого цвета и клетчатых рубашек, выйти на сеть «благотворительных и некоммерческих» контор, во главе которых стоят доверенные лица и родственники Медведева и в итоге раскрутить коррупционную империю второго человека в стране...
Прямая речь
3 МАРТА 2017
Кирилл Рогов: Мы не видим эффекта от этих расследований, потому что он невидим в реакции общества. До большинства людей эта информация вообще не доходит, или доходит в искажённом виде.