Посиделки на крови
21 ОКТЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

По данным ООН, российская интервенция в Украине унесла жизни 10 тысяч человек. На мой взгляд, это — существенная преамбула к комментарию о саммите «нормандской четверки» в Берлине, который начался 19.10.16, а закончился уже в ночь на 20.10.16.

Каждый из четырех участников берлинской встречи после ее завершения продемонстрировал сдержанное удовлетворение от ее итогов. Хотя основания для этого у всех четверых были весьма различны, а интересы у некоторых из них так и вообще прямо противоположны.

Владимир Путин после берлинской встречи был похож на сытого удава. И его можно понять. Во-первых, ему удалось наглядно продемонстрировать Западу, чего стоят их персональные санкции. Захотел привезти в Берлин Суркова, который находится под санкциями, и привез, да еще и за стол с главами европейских государств посадил. Немецкий таблоид «Бильд» возмущается: «Почему путинский палач сидел за одним столом с Меркель?» Почему-почему… А потому что – фиг вам, а не санкции! Захочу – в следующий раз Захарченко с Плотницким с собой привезу. Жаль, Моторолу убили, а то бы и его за стол посадил.

Во-вторых, сам факт постоянного переговорного процесса, который крупнейшие европейские страны ведут с Путиным, используется для демонстрации ключевой роли России и лично Путина в мировом политическом процессе. «Ничего они без России не могут!» — вот основной посыл, который адресован аудитории и внутри России, и за ее пределами. Какая изоляция, если Меркель по просьбе журналистов три раза повторяла процедуру рукопожатия с Путиным во время их встречи в Берлине?

Петр Порошенко может быть доволен тем, что его давняя идея о вооруженной миссии Запада на Донбассе наконец одобрена всеми участниками переговоров. Напомню, что еще год назад президент Украины предлагал ввести туда миротворцев ООН. Потом, после того как идея не получила поддержки, Петр Алексеевич снизил статус своего предложения до вооруженного полицейского контингента Евросоюза. Реакция Москвы была однозначной: «Этого не будет, потому что этого не будет никогда». Главарь ДНР Александр Захарченко объяснял, что появление в Донбассе вооруженной полицейской миссии ОБСЕ будет считаться интервенцией.

Получается, что Москва дала согласие на интервенцию на Донбассе? Вот комментарий путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова: «Вооруженная полицейская миссия ОБСЕ… Ее можно называть как угодно. В целом на размещение такой миссии Путин в ходе переговоров согласился. И есть общее понимание». Тут нужен перевод. Понимание, конечно, есть, но только общее. Путин, конечно, согласился, но только в целом. А в частности и конкретно то, что «можно называть как угодно», вполне может быть парой полицейских с одним пистолетом на двоих. Чем не миссия?

Впрочем, полпред ДНР на переговорах в Минске уже заявил, что и отправка пары вооруженных пистолетами полицейских из Европы, скорее всего, не состоится, поскольку, по его мнению, эта миссия должна быть одобрена всеми 57 странами, входящими в ОБСЕ, а многие из руководителей этих стран не захотят подвергать риску жизни своих граждан в совершенно чужой для них войне.

К тому же Меркель уже сказала, что вооруженная миссия возможна только после принятия Верховной Радой закона о выборах в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей. «Когда будет существовать закон о выборах и процесс местных выборов будет готовиться, тогда можно будет говорить и о вооруженной миссии ОБСЕ», — пояснила канцлер ФРГ. И добавила: «Украина получит окончательный контроль над собственной границей только в конце процесса».

Это означает, что в рамках подобных посиделок ни малейшего сдвига в сторону урегулирования того, что происходит сегодня на Донбассе, не произойдет. Поскольку для Украины решение вопроса – это вывод российских войск и контроль над границей. Путин войска не может вывести, поскольку «ихтамнет». Сам процесс внесения в Раду закона о выборах в отдельных регионах Донбасса, а тем более закона об амнистии и закреплении особого статуса Донбасса в украинской конституции, это из области ненаучной фантастики. Просто потому, что если Порошенко решит завершить свою карьеру политическим самоубийством, для этого есть гораздо менее мучительные способы.

Минские соглашения и периодические посиделки «нормандской четверки» имеют позитивное значение только в том, что они, имитируя какой-то переговорный процесс, создают условия для того, чтобы десять тысяч убитых не превратились в сто тысяч. Условия для решения этой проблемы создаются совсем в других местах. Я знаю, по крайней мере, два таких места.

Одно из них – правительство РФ, в котором недавно одно ведомство, Минэкономразвития, передало другому ведомству, Минфину, базовый сценарий прогноза развития российской экономики. Там довольно детально описана та упитанная полярная лисичка, которая вскоре посетит российскую экономику и навестит каждую российскую семью. Само по себе это не приведет ни к падению путинского режима, ни к выводу российских военных с Донбасса, но существенно снизит возможности Кремля воевать где бы то ни было. Поэтому важно, чтобы и второе место, где может решаться проблема Донбасса, тоже сработало так же эффективно, как в этом направлении работает правительство Дмитрия Медведева. Это ведомство Степана Полторака — Министерство обороны Украины.

 Дмитрий Медведев и Степан Полторак, скорее всего, не подозревают, что они – команда. Но на самом деле они делают одно общее дело. Именно от усилий Дмитрия Медведева, направленных на уничтожение российской экономики, и от усилий Степана Полторака, направленных на укрепление украинской армии, будут зависеть сроки и характер разрешения украинского конфликта, а главное, количество жизней, которые этот конфликт еще унесет.

 

 ТАСС


Фото: 1. Германия. Берлин. 19 октября 2016. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент России Владимир Путин перед началом переговоров в "нормандском формате". Zuma/ТАСС
2. Германия. Берлин. 20 октября 2016. Президент Франции Франсуа Олланд, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, президент России Владимир Путин, помощник президента России Владислав Сурков, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель, советник канцлера ФРГ по внешней политике Кристоф Хойсген, министр иностранных дел Украины Павел Климкин и президент Украины Петр Порошенко (слева направо) во время переговоров в "нормандском формате" по вопросам урегулирования кризиса на юго-востоке Украины. Михаил Палинчак/пресс-служба президента Украины/ТАСС












  • Алексей Макаркин: Киму нужны рычаги воздействия на Трампа. Всё-таки основной его партнёр по переговорам – американский президент. 

  • Коммерсант: Вряд ли они могли договориться о денуклеаризации Корейского полуострова, но могли попробовать хотя бы решить, что делать с несколькими тысячами корейцев, которые работают в России

  • Владимир Спивак: "Ким Чен Ын отказался попробовать каравай". А Путин отказался от церимониальной северокорейской водки. Вот и встретились два ничтожных клопа, трясущихся за свои никчемные жизни.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ким наябедничал Путину на Трампа
26 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Встреча Путина с Ким Чен Ыном дала следующие результаты. Во-первых, удовольствие. «Мы все довольны», — обрадовал журналистов Путин, комментируя итог переговоров. Ким, в свою очередь, поблагодарил Путина «за прекрасно проведенное время». Во-вторых, северокорейский лидер подарил Путину меч. Так что теперь у российского президента есть холодное оружие. В-третьих, Путин пояснил, что «к нуклеаризации надо двигаться постепенно». Это явно был ответ на наивные требования Трампа вывезти ядерное оружие КНДР в США для уничтожения.
Прямая речь
26 АПРЕЛЯ 2019
Алексей Макаркин: Киму нужны рычаги воздействия на Трампа. Всё-таки основной его партнёр по переговорам – американский президент. 
В СМИ
26 АПРЕЛЯ 2019
Коммерсант: Вряд ли они могли договориться о денуклеаризации Корейского полуострова, но могли попробовать хотя бы решить, что делать с несколькими тысячами корейцев, которые работают в России
В блогах
26 АПРЕЛЯ 2019
Владимир Спивак: "Ким Чен Ын отказался попробовать каравай". А Путин отказался от церимониальной северокорейской водки. Вот и встретились два ничтожных клопа, трясущихся за свои никчемные жизни.
Теперь мы плохо делаем ракеты?
18 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В последние годы Владимир Путин не устраивает публичных разносов подчиненным. Под камеры он без конца обсуждает с губернаторами и министрами как улучшить и без того прекрасное положение дел. Это понятно. В ситуации, когда главный начальник руководит страной двадцать лет, любой серьезный провал является его собственным провалом, либо организационным, либо кадровым. Тем примечательнее было расширенное заседание Совета безопасности, посвященное отечественной космической отрасли. Фактически это был настоящий разнос: «Если мы будем топтаться на месте или постоянно говорить о наших прежних достижениях, наверстать упущенное будет просто невозможно…»
Прямая речь
18 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: ...космическая сфера нуждается в серьёзной работе и назначении какого-то вменяемого руководства..
В СМИ
18 АПРЕЛЯ 2019
РБК: Владимир Путин потребовал скорректировать российские планы освоения космоса к 2030 году и существенно повысить эффективность работы отрасли
В блогах
18 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Плахов: Теперь и в Роскосмосе поймали волну вседозволенности и растаскивают бюджет, как им вздумается, не особо напрягаясь в отношении собственной профессиональной занятости
Блеск и нищета российской дипломатии
15 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Аналитика и экспертиза по международным делам и вопросам безопасности переживает в России смутные времена. Официальная позиция становится все более обскурантистской, а зачастую и просто мракобесной (вспомним хоть знаменитое путинское рассуждение о том, что в результате обмена ядерными ударами россияне гарантированно попадут в рай). В этих условиях специалисты, пытающиеся высказывать хоть сколько-нибудь разумные взгляды, обречены выражаться намеками — не дай Бог, доброжелатели в погонах и без объявят «иностранным агентом». Однако и их оппоненты, именующие себя «государственниками» и «патриотами», тоже оказались в непростом положении.
Прямая речь
15 АПРЕЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: Обсуждаются всевозможные реакции на те или иные действия окружающего мира, а ясности относительно того, каковы стратегические задачи и в чём заключаются национальные интересы России, нет.