Итоги года
21 ноября 2018 г.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017, ИННА БУЛКИНА

ZUMA/TASS

Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов.

Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам. Прошел год, «безвиз» так и остался нарядной пустышкой, что висит на елке все с теми же обещаниями, а президент Петр Порошенко сделался кем-то типа «волкокричащего мальчика» из сказки. Так или иначе, этот сомнительный «приз» в риторике «перемоги» больше не работает.

ТАСС

И вообще, коль скоро украинцы привыкли жить в измерениях «перемоги» (победы) и «зрады» (предательства), то все достижения года, положительные и отрицательные, обычно располагаются на этих риторических и, признаем, невротических весах. Один и тот же персонаж или одно и то же событие может идти в зачет «зрады» или «перемоги», а может просто переместиться с одной чаши весов на другую. Как это произошло с Надеждой Савченко, которая, безусловно, «человек года». Еще вчера она была народной героиней, а сегодня она стала «человеком зрады», коль скоро оказалась «человеком переговоров» и «самовольно» ведет игру в Минске и Донецке. Но история Надежды Савченко все же отдельная тема. Мы лишь заметим, что она стала в своем роде «зеркалом украинского политического невроза». И украинцы никак не желают видеть, что своевольная и нетерпеливая, живущая по собственным законам и не признающая никаких других, со всеми своими достоинствами и недостатками, Савченко – плоть от плоти своего народа. Или, если угодно, «политической нации», которая точно также проявляет чудеса мужества в экстремальных ситуациях, а затем, в относительной «стабильности» не в состоянии эту стабильность должным образом «отыграть» и всякий раз выбирает крайности.

ТАСС

Прошлый год, напомним, прошел в Украине под знаком борьбы условных «реформаторов» и безусловных «коррупционеров». Вождем первых провозгласил себя одесский губернатор (теперь уже с приставкой «экс») Михаил Саакашвили, прибежищем последних принято было считать партию «Приват» и самого крупного украинского олигарха Игоря Коломойского. В 2016-м оба героя решительным образом поменяли диспозицию: Саакашвили «проиграл» Одессу, но тут же объявил свое поражение победой (перемогой!), создав собственную партию и сделавшись самостоятельным оппозиционным политиком (теперь уже никак не «человеком Порошенко). Коломойский, в свою очередь, остался без «Привата», и это стало последней точкой уходящего года, вернее, его последним оксюмороном (национализация «Привата»!).

Чего тут больше, «зрады» или «перемоги», — сказать трудно. Коломойский лишился главного инструмента давления на власть: «Приват» не просто был самым крупным по объему капитализации частным банком Украины, «Приват» держал счета едва ли не половины украинцев, частные и юридические. Наблюдатели однозначно считают, что это «перемога». Вместе с тем, государство получило банк с «отрицательным активом» в 150 млрд грн. Впрочем, сам Коломойский называет этот долг «мифическим» и винит во всем Нацбанк, будто бы разрушивший «Приват». При этом он благодарит «принявшее» банк государство в лице премьера Вадима Гройсмана и, кажется, не видит в этом противоречия.

Если же серьезно, то антикоррупционный пакет, похоже, действительно идет в отрицательную копилку: реформа судов и прокуратуры едва ли продвинулась, политическая коррупция и клептократия никуда не делись, но и здесь оптимисты склонны видеть некоторые признаки «перемоги». Прежде всего, тут следует говорить об электронном декларировании: его удалось провести, и то, что было показано, выглядит удручающе, но то, что это удалось сделать и страна увидела своих героев, надо думать, «перемога». И настоящей «перемогой» те же оптимисты полагают стабильную работу электронной системы госзакупок ProZorro («прозоро» — по-украински «прозрачно»). Система была запущена в 2015-м, с 1 апреля 2016-го стала общенациональной, а с 1 августа – обязательной. За это время системой воспользовались более 15 тыс. госучреждений. Говорят, что потенциальная экономия для бюджета составила около 6,6 млрд грн. Систему отметили престижной мировой премией, WPA (World Procurement Award), и в следующем году именно в Киеве пройдет наибольший международный форум по публичным госзакупкам, PRIMO.

ZUMA/TASS

Туда же, в положительную копилку, относят создание Дорожного фонда, открытие архивов КГБ, создание института электронных петиций на всех уровнях. И фактическое создание украинской армии. Кроме всего прочего, Украина отныне имеет полный цикл ракетного производства (включая твердое топливо) и военный бюджет – один из самых высоких в Европе. Это, конечно, «перемога» — победа, хоть и «со слезами на глазах».

И, наконец, последнее и главное. Украина добилась полной энергетической независимости, за этот год не купив у Газпрома ни единого кубометра газа. Сегодня у нас 14 европейских поставщиков и существенное снижение (на 21%) энергопотребления (так работают новые жесткие тарифы). Планируется, что в 2016-м Нафтогаз принесет в бюджет 25 млрд грн, даже при вычете 10 млрд, которые идут на адресные субсидии. До сих пор полностью зависимый от Газпрома Нафтогаз был «черной дырой», втягивавшей в себя и украинскую экономику, и украинскую политику.



Фото: 1. Украина. Донецкая область. 31 декабря 2016. Президент Украины Петр Порошенко (слева) во время посещения командного пункта в районе Широкино. Михаил Палинчак/пресс-служба президента Украины/ТАСС
2. Украина, Киев. 20.10.2016. Заседание Верховной рады. Maxym Marusenko/ZUMA/TASS

3. Украина, Киев. 27.11.2016. Михаил Саакашвили провел в Киеве митинг с требованием проведения досрочных парламентских выборов. Efrem Lukatsky/ AP/TASS
4. Украина. Рабочий газораспределительной станции. Валерий Шарифулин/ТАСС















  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.