Цензура
16 декабря 2017 г.
Русский ПЕН-центр раскололся
11 ЯНВАРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Помните у Булгакова описание «Массолита» в «Мастере и Маргарите»? А пьесу Войновича и Горина «Кот домашний, средней пушистости» помните? Эти тексты – неплохое подспорье для понимания того, что произошло в Русском ПЕН-центре в середине декабря 2016-го и завершилось вчера, 10 января 2017-го.

Вчера поэт и публицист Лев Рубинштейн заявил о выходе из состава Русского ПЕН-центра. В своем обращении к коллегам он объяснил, что раскол «обнажил вполне сущностную стилистическую несовместимость». Эти «стилистические расхождения, — пишет поэт Рубинштейн, — обозначили – по крайне мере для меня – неуместность и мучительную двусмысленность самой моей принадлежности к организации, руководство которой  изъясняется – в том  числе от моего имени – на таком языке».

Писатель Александр Иличевский вышел из Русского ПЕН-центра тихо, почти молча. Просто сказал, что выходит.

Григорий Чхартишвили  объяснил свое расставание с Русским ПЕН-центром тем, что он (ПЕН-центр, а не Чхартишвили) не является тем, за что себя выдает. Поскольку задачи мирового ПЕН-движения – бороться за свободу выражения и защиту писателей, которые за свои взгляды подвергаются преследованиям. «Российский ПЕН-центр этим не занимается, а значит, никакого отношения я к нему не имею», — сообщил писатель Чхартишвили в своем заявлении.

Еще 47 членов российского ПЕН-центра заявили о прекращении всяких отношений с действующим исполкомом этой организации и потребовали срочного созыва внеочередного общего собрания. Среди них: Александр Архангельский, Михаил Берг, Александр Гельман, Денис Драгунский, Тимур Кибиров, Владимир Сорокин и другие.

О причинах раскола лучше всего скажет Протокол № 12 исполкома Русского ПЕН-центра от 28.12.2016. В пункте под названием «О членах ПЕН-центра, грубо нарушивших устав» за неоднократные нарушения устава приговорили: Г. Петухова к приостановлению членства на 1(один) год за попытки срыва собрания и оскорбление писателей; М. Вишневецкую к строгому предупреждению за тенденциозную видеосъемку и ее распространение. И, наконец, к высшей мере, к исключению, приговорен С. Пархоменко. За провокационную деятельность.

Кроме того, Сергею Пархоменко исполком уделил особое внимание и посвятил ему специальное приложение к протоколу, написанное в весьма художественном стиле, том самом, который непонятно почему так не понравился поэту Рубинштейну. Подозреваю, что это зависть, поскольку самому Льву Семеновичу этот стиль явно недоступен.

Вот послушайте: «Блогер Сергей Пархоменко, воспитанник комсомола и имеющий в правозащитных кругах репутацию «провокатора с Болотной», вступил в нашу писательскую организацию лишь для того, чтобы разрушить ее изнутри, превратив, вопреки Хартии и Уставу, в оппозиционную партию… Сейчас он живет в Америке, но и оттуда продолжает лгать по радио». Конец цитаты.

Это писала рука мастера, и Вам, дорогой Лев Семенович, до этой вершины стиля не дотянуться! В скупых строчках сразу пять доносов, причем, в разные организации. «Блогер Пархоменко» — это к писательской общественности, мол, не писатель это, а самозванец. «Воспитанник комсомола» — это для либеральной аудитории Сергея Пархоменко, чтобы знали, кого они читают и слушают. «Провокатор с Болотной» — это гражданским и политическим активистам и правозащитникам, среди которых Пархоменко приобрел немалый вес, в том числе своей работой в проекте «Диссернет». Насчет стремления Пархоменко «превратить писательскую организацию в оппозиционную партию» — это к властям, а заодно и к Венедиктову, который, как известно, публично заявляет, что не жалует политически ангажированных ведущих и не допустит превращения «Эха» в оппозиционную радиостанцию. И, наконец, самое прекрасное, венец доносительского мастерства. Вот оно: «Живет в Америке, но и оттуда продолжает лгать по радио». Несложно соединить два стоящих рядом предложения, чтобы сообразить, что и проник-то этот самый так называемый блогер в писательскую организацию по заданию сами-знаете-кого-в-США. Внедрился на маслозавод (зачеркнуто) в ПЕН-центр, чтобы сыпать гвозди в масло (зачеркнуто) разрушить изнутри. Адресат на Лубянке вполне в состоянии эту шифровку правильно прочитать.

Сам Сергей Пархоменко считает, что «они сломались на Сенцове». Так он написал в своем блоге на «Эхе» 10.01.2017. Действительно, это было, пожалуй, самое яркое действие руководства ПЕН-центра, когда они поспешили отмежеваться от тех сотен литераторов, которые требуют освобождения режиссера Олега Сенцова. И с этой целью руководители ПЕН-центра написали вполне позорное обращение к Путину, в котором просят его «содействовать смягчению условий содержания этого кинорежиссера и писателя», а также подробно разъяснили, почему российское законодательство запрещает его помиловать, а тем более признать невиновным.

Сергею Пархоменко грех жаловаться, поскольку стараниями исполкома ПЕН-центра он оказался в неплохой компании. В 1946 году после доклада Жданова и постановления «О журналах «Звезда» и «Ленинград» из Союза писателей СССР были исключены М. Зощенко и А. Ахматова. В 1957-м за издание в Италии «Доктора Живаго» из СП исключили Пастернака. Потом Синявского с Даниэлем, Коржавина с Солженицыным, Галича с Ерофеевым. Так что Сергея Пархоменко можно поздравить с зачислением в такой ряд и пожелать соответствовать и не слишком зазнаваться.

В Союзе Писателей СССР в конце существования советской империи было 9920 членов. Примерно один писатель на 28 тысяч человек. Это значит, что в каждом райцентре должен был непременно жить один писатель. Это как минимум. А то и два, или три. Сегодня в Российском ПЕН-центре 429 членов. А есть еще несколько писательских союзов. Так что людей, имеющих официальную бумагу, подтверждающую, что они писатели, на душу российского народонаселения приходится, скорее всего, не меньше. В советские времена в СП СССР стремились попасть из-за благ, даваемых статусом: путевки, дефицит, те же пресловутые шапки. Это все в прошлом. Остается нематериальное благо – престиж. Традиционные постсоветские союзы писателей себя настолько дискредитировали, что числить себя в этой компании как-то не очень… ПЕН-центр — это другое дело. Это – национальная структура ПЕН-клуба. Того, где президентами в разные годы были: Джон Голсуорси, Герберт Уэллс, Морис Метерлинк, Альберт Моравиа, Артур Миллер, Генрих Бёлль. Чувствуете, какой запах? И вот мы тут тоже как-то так… В общем, мы тоже тут, в этой компании.

Это я к тому, что шансы на преодоление раскола в дальнейшем, полагаю, равны нулю. Не смогут люди, написавшие и согласившиеся с содержанием протокола № 12, находиться в одной организации не то что с Рубинштейном, Акуниным и Пархоменко, но и с Архангельским, Драгунским и Сорокиным. А  значит, выход для всех, кто с этой протокольной стилистикой и этикой доноса не согласен, только один. На выход, простите за каламбур. Что же касается Русского ПЕН-центра, то это уже вопрос репутации международного ПЕН-клуба. Хороший вариант, если они, разобравшись в ситуации, просто отмежуются от доносчиков, выдающих себя за правозащитников. Если же нет… Это не первая международная организация, в истории которой есть позорные страницы.
















  • Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.

  • Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.

  • Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Кругом сплошные иностранные агенты
15 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла поправки в статью 6 закона «О СМИ», обязывающие иностранную прессу регистрироваться в качестве иностранных агентов. Эта новость имеет несколько аспектов. Аспект № 1. Это наш «ответ» американцам, мгновенный, а также «вынужденный и зеркальный». Последние слова — цитата из спикера Госдумы Вячеслава Володина, который заявил, что поправка в российский закон «О СМИ» стала ответом на требование Минюста США к телеканалу RT – America зарегистрироваться в качестве иноагента, которое было выполнено 13.11.2017. Насчет «мгновенности» российского ответа — тут Володин точен: 13.11 RT стала иноагентом в США, а 15.11 Госдума нанесла ответный удар. А насчет зеркальности он, конечно, соврал.
Прямая речь
15 НОЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.
В СМИ
15 НОЯБРЯ 2017
Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.
В блогах
15 НОЯБРЯ 2017
Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.
Российский журналист должен быть вооружен и очень опасен
27 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На сайте российского оружейного концерна «Калашников» появилось объявление, что производитель «настоящего культурного бренда России» готов обеспечить журналистов недорогим, но качественным огнестрельным оружием. Всем сотрудникам СМИ «Калашников» готов продать «надежный и мощный» травмат МР-80 со скидкой 10% при предъявлении журналистского удостоверения. Оружейные бизнесмены таким образом откликнулись на покушение на убийство журналистки «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр и последующее заявление главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова, который в эфире «Эха» сказал, что планирует вооружить своих сотрудников.
Прямая речь
27 ОКТЯБРЯ 2017
Зоя Светова: Убийство журналиста за его профессиональную деятельность всегда является политическим убийством, присущим диктаторским и тоталитарным режимам.
В СМИ
27 ОКТЯБРЯ 2017
Коммерсант FM: Новость о покушении на Татьяну Фельгенгауэр переполошила профессиональное сообщество... Дмитрий Муратов заявил, что принял решение вооружить своих журналистов...
В блогах
27 ОКТЯБРЯ 2017
Рыклин Александр: По-моему, если речь идет о безопасности, проблема полностью надумана - конечно, когда есть угроза, надо носить оружие и уметь его использовать...
Нежелательная свобода
18 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России обозначила кандидатуры в список «нежелательных СМИ», деятельность которых в ближайшее время может быть ограничена на территории России. Андрей Климов, председатель этой комиссии, сказал, что для перечисления фигурантов списка «хватит пальцев одной руки». Источник РБК в Совете Федерации уточнил, что в списке точно окажутся CNN, «Голос Америки» и «Радио Свобода». В этой новости есть три аспекта: анатомический, политический и информационный. По поводу анатомии. 
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.