Что делать?
18 октября 2017 г.
Не изменив культуру – из нищеты не выберемся
20 ФЕВРАЛЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

Ежедневный журнал

За два последнее столетие на планете появились государства, в которых установился порядок свободного, конкурентного рыночного доступа граждан к ресурсам и различным видам деятельности. В них нет «крыш». Там не платят дань чиновникам. Там нет мафиозной вертикали казнокрадов с «крестным отцом» во главе. Там реальное разделение властей и все равны перед законом. Таких государств всего два десятка, но все они развитые.

Если граждане этих государств имеют сбережения или могут под залог получить кредит для своего бизнеса, если они не нарушают законы и правила, то они вправе учреждать и развивать свои предприятия. Они не платят чиновникам взятки и откаты, а ограничиваются лишь уплатой официальных налогов. Причем собранные налоги население воспринимает как складчину, а не собственность правителя. Поэтому бюджет не «пилится» чиновниками — им мешает жесткий парламентский и общественный контроль. Короче, собранные налоги в этих странах не служат источником обогащения мафиозных чиновничьих кланов.

В развитых государствах «свободного доступа» норма конституции «народ — единственный источник власти» — совсем не фикция. Люди действительно воспринимают депутатов парламента как своих представителей и чиновников-госслужащих - как нанятых ими координаторов общественной жизни, причем работающих только за зарплату. Граждане уверены в своем праве сместить любое неугодное им правительство, а если оно будет сопротивляться — выйти на майдан или взять в руки оружие.

Политическая и рыночная конкуренция в этих странах создала мощные стимулы развития. В них, в отличие от России, собственность и власть реально разделены. Не надо быть мэром или губернатором, чтобы стать богатым человеком. Достаточно иметь талант и быть предприимчивым.

В этих странах реализована процедура честных выборов органов власти. По определению Йозефа Шумпетера, демократия — это такие правила (общественные институты), при которых люди в конкурентной борьбе за голоса избирателей приобретают власть для принятия политических решений. При этом права меньшинства, права инакомыслящих гарантированы. Их митинги не разгоняют, их не сажают по сфабрикованным «болотным» делам в тюрьмы. Они имеют возможность отстаивать свое видение путей развития общества. И часто меньшинство, став большинством, меняет политический курс государства.

Права человека, данные ему от рождения, в таких государствах реально соблюдаются, граждане защищены от произвола власти независимым и справедливым судом. Там действует закон, а не указание начальства. В государствах «свободного доступа» — надежные гарантии частной собственности и исполнения договорных обязательств. Без этого развитие высокотехнологичных и капиталоемких производств было бы просто немыслимо. Именно гарантии собственности и порядок свободного доступа сделали эти государства развитыми и богатыми. Ведь никакие государственные проекты и бюджетные дотации не могут соперничать с инициативой и предприимчивостью миллионов заинтересованных и уверенных в своих правах людей.

России перенять институты «свободного доступа» и демократическую форму государственного устройства непросто. Заимствованные у развитых стран общественные институты на начальных этапах нередко работают плохо. Процессы демократизации и рыночные реформы сопровождаются экономическим спадом и такими перекосами, что между ожиданиями населения и реалиями образуются огромные «ножницы». Мы пережили это в 90-х. Но иной дороги нет.

Уход от «капитализма для своих», от мафиозного паразитического «естественного государства» надо внести в политическую повестку дня оппозиции. Решить, что в правилах нашей жизни надо менять конкретно, каким образом менять, какие новые стимулы и запреты вводить. К сожалению, большинство граждан, даже находящихся в оппозиции к нынешней авторитарной власти, полагает, что достаточно сменить вождя и все изменится. В них верх берет инстинкт «вождь-племя» Но чудес не бывает. Чтобы жить достойно, необходимо изменить менталитет, культуру россиян, их представления «о должном», заимствовать и укоренить европейские нормы жизни. Если не произойдут изменения в массовой культуре, в глубинных архетипах нашего сознания, в понимании массами «что такое хорошо и что такое плохо» — сырьевая экономика и средневековые правила жизни в России сохранятся.

На смену архаичной средневековой преданности царю, генсеку, президенту и его наместникам и в России должно прийти устойчивое опасение за поведение власти и привычка ее контролировать. Даже избранную нами самими власть! Ведь хозяин, нанимая работника, не забывает его контролировать. Как гласит пословица, «Доверяй, но проверяй!». Привычка контролировать власть должны стать стержнем новой русской культуры. Только это даст нам шанс войти в число развитых стран.

Французский историк и социолог Ален Безансон отметил, что в российской истории сменяются периоды, которые можно условно назвать «военным коммунизмом» и «НЭПом». В первый период бюрократия берет на себя тотальный контроль за всеми ресурсами и распределяет их в своих интересах. Увеличиваются расходы на госаппарат и армию, раздувается истерия «осажденной крепости», строится автаркическая военная мобилизационная экономика. Этим бюрократия истощает общество до предела, после чего происходит переключение в другой режим — НЭПа.

Дается свобода общественной и частной инициативе, энергии общества. Появляются товары, начинается иная жизнь. Но никуда не исчезнувшая бюрократия со временем берет реванш, кладет конец свободам и начинает новый цикл огосударствления.

За этими периодами стоят разные типы элит и институтов. В первом экспроприирующие и перераспределяющие, насаждающие соответствующую имперскую культуру. Во втором — институты рынка, предпринимательства, гражданского общества. За последнее столетие Россия пережила несколько таких циклов, и мы понимаем, в каком периоде сегодня живем.

Каковы же те системные меры, которые нам предстоит предпринять, чтобы уйти от проклятия «естественного» государства? Их можно перечислить, опираясь на опыт Японии, Южной Кореи, Сингапура, Грузии, Эстонии, отчасти Литвы и других стран, которым удалось уйти от диктата бюрократии, обеспечить права и свободы гражданам, правовые гарантии инвестициям, обуздать коррупцию и встать вровень с европейцами.

Прежде всего, нужно интенсивное «промывание мозгов». Ничего страшного в этом нет. Народы, переходившие от феодализма к буржуазному обществу, в школах, университетах, в СМИ, в обыденной жизни меняли культуру, из подданных превращались в граждан. Иногда не без помощи «извне». Известно, как американские оккупационные власти вместе с антифашистами боролись в Германии с подданнической культурой населения, распространяли информацию о зверствах эсэсовцев, буквально насаждали институты гражданского общества. Потребовалось несколько десятилетий, смена поколений, чтобы массовое сознание отвергло идеологию нацизма и немецкой исключительности.

Японии удалось модернизировать традиционное общество менее чем за 100 лет, Южная Корея добилась этого за 40 лет. Сегодня и Япония, и Южная Корея в отличие от России — основные игроки на рынке высоких технологий, что дает им колоссальные преимущества на глобальном рынке. Нечто подобное предстоит проделать в России.

Как доказано учеными-генетиками, природа аморального «патриотизма» современных россиян (как и других народов) связана с закрепленными в генах программами поведения людей. Наши предки жили группами, племенами. Так было выгоднее: коллектив помогал выживать и размножаться. Потому в геноме закреплена тяга к «своим» и опасение чужих — два жестко сцепленных рудимента. Теперь нас объединяет язык, так что нация — всего лишь конструкция, собранная в нашей голове. Этот патриотизм — рудиментарный признак, унаследованный от далеких предков всеми потомками, но утративший в процессе эволюции свое значение. Как глаза у пещерных рыб или крота. Власть, стремясь сохранить доходы и опасаясь смуты, ищет выход в поиске внешнего врага, на которого можно было бы списать все невзгоды. В общественном сознании «патриотизм» противостоит «предательству». Оба эти понятия, насыщенные эмоциями, не имеют правового содержания.

В геноме природа пишет навеки, с этим ничего не поделаешь. Это врожденное поведение, понуждающее делить мир на «своих» и «чужих», эмоционально привлекательно без раздумий. «Патриотизм» — очень удобное для власти оружие.Расизм и национализм — самая низкая, грубая и примитивная форма коллективизма. И нет ничего проще, нежели зачислить в число нравственных качество от рождения присущее каждому. Тогда власть, патриот по определению (иное невозможно, поскольку стадо обязательно иерархично), приобретает моральный авторитет и добивается единства с большинством подданных. Сегодня в России это можно наблюдать воочию. Кремль цинично доводит толпу до беснования и может принимать любые решения и законы. Эти приемы были испытаны Сталиным и Гитлером, Милошевичем. Обуздать генетические программы агрессивного «патриотизма» может только изменением культуры народа.

И если Путин и его пропагандисты использовали государственное телевидение для возбуждения ненависти к братскому украинскому народу, посмевшему свергнуть коррумпированную власть, использовали его для насаждения авторитарной вертикали и противопоставления России цивилизованному миру, то почему телепередачи нельзя целенаправленно применять для улучшения моральной атмосферы в нашем обществе?

- Пропаганда иного образа жизни. Можно практиковать разные подходы, например, сравнивать жизнь в России и в развитых странах или делать анализ того, к чему ведет аморальность чиновников, коррупция, пассивность граждан, их подданнические настроения. Можно уходить на уровень интернациональных семей и строить драму разных взглядов супругов на жизнь. Или, напротив, описывать драму в среде изобретателей или ученых, вынужденных эмигрировать.

- Реформа правоохранительных органов и суда. Как считают юристы, народ может перевоспитать честный суд. Можно расширить этот подход, используя опыт Грузии: изменить систему органов «полиция – следствие - прокуратура – суд».

- Борьба с мошенничеством, воровством, коррупцией. Не изменив культуру россиян, не противопоставив заложенным в гены инстинктам воровства страх наказания и, со временем – по мере перевоспитания- культуру честной жизни в правовом государстве, мы не сможем вырваться из нищеты. Наказание - не обязательно тюрьма, могут быть крупные штрафы, конфискации. Но наказание должно быть неотвратимым Наказание — не обязательно тюрьма, могут быть крупные штрафы, конфискации. Но наказание должно быть неотвратимо. Люди должны знать: воровство, взяточничество будут обязательно наказаны.

- Провокации. В США и ряде других стран полиция имеет право провоцировать на преступления, предлагая взятки и откаты. Европейски суды считают это недопустимым, американские — допускают. Но нам из болота нашей коррупции до Европы идти далеко. Видимо, провокации как метод перевоспитания исключить нельзя.

- Гласность репрессий. Важно, чтобы каждый случай поимки расхитителя бюджетных средств или взяточника предавался гласности, причем в новостях по ТВ. У народа с его телевизионным видением жизни должно возникнуть ощущение «так поступать опасно». Разумеется, здесь все упирается в настоящую реформу правоохранительных органов и суда. Без этого телеистории о поимке мошенников и казнокрадов мало кого убедят.

- Доступ к информации. Необходимо по примеру США и Канады резкое расширение доступа граждан к информации органов власти. Это откроет перед активными борцами с коррупцией (вроде Алексея Навального) широкие возможности.

- Частное обвинение. Надо резко расширить право граждан на частное обвинение почти по всем статьям УК. В борьбе за модернизацию страны граждане должны иметь правовое оружие.

- Стимулы к разоблачению. Но не все делается из чувства долга. Нужны стимулы к разоблачению казнокрадов и нарушителей законов, правил, общественных интересов. Здесь по примеру стран общего права нужно предусмотреть премии за информацию, за выигранные дела в защиту интересов неопределенного круга лиц.

- Истории успеха. Чтобы люди проявляли инициативу и гражданскую позицию, надо по ТВ пропагандировать истории успеха таких людей, как они. Если кто-то что-то полезное изобрел, запатентовал, наладил производство или продал лицензию, разбогател, он заслуживает уважения.

- Реформа налоговой системы. Необходимо изменение налоговой системы на манер западных стран. Все налоги гражданин обязан платить самостоятельно, а не организация за него. Причем налоги должны быть предельно ясными — это взнос в казну города, а это в казну органа местного самоуправления, а это федералам. Полезно официально переименовать бюджет в «общак», а налоги называть «взносы в общак». Не платить налоги и тем более пилить бюджет — «крысятничать». За такое в воровской среде один приговор — смертный. Наше общество с его криминальными традициями может при такой терминологии начать воспринимать чиновников и депутатов как назначенных ими хранителей «общака». Глядишь, и отсюда вырастет позиция гражданского участия.

- Коллективная ответственность. Есть примеры эффективного перевоспитания за счет введения в малых коллективах коллективной ответственности за честность коллег. Примеры дают Тайвань и Грузия, где вся смена работающих вместе таможенников подлежит увольнению, если взятку принял один. В Нью-Йорке полицейский при поступлении на работу по жребию выбирает себе двух коллег, о поведении которых он еженедельно обязан составлять рапорт. И если он знает о противоправных действиях коллеги, но не доложил, то пойдет за недонесение под суд.

Могут быть предложены и другие эффективные методы перевоспитания народа. Надо только понимать: как без освоения навыков профессии не найти себе хорошую работу, так и без изменения правил жизни нашему народу не выбраться из экономического болота. Надо изучать и копировать институты развитых стран. Другого пути нет.












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.