Что делать?
25 марта 2017 г.
Частное или государственное?
6 МАРТА 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

Там, где люди могут индивидуально обеспечивать себя, правительство не должно вмешиваться.

Авраам Линкольн

 

Значительная часть россиян плохо относится к частной собственности и предпринимательству, называет бизнесменов барыгами и не видит пользы от приватизации. Им милее все государственное. Объясняется это патерналистским восприятием государственной власти, подданнической культурой, наивной верой в «доброго царя», ожиданием Вождя, Хозяина, Лидера, который накормит, оденет и решит все наши проблемы. В царской России, а позднее —  в СССР сформировался человек с крепостнической психологией, не верящий в свои способности и возможности к самостоятельной, независимой от государства деятельности, пассивный, с заниженными потребностями, простой исполнитель трудовых функций. Такой человек негативно относится к людям предприимчивым, проявляющим инициативу, стремящимся на базе своих и заимствованных ресурсов организовать предприятие. С такими людьми (а их большинство) надо проводить ликбез, хотя бы потому что от культуры большинства зависит судьба страны. Попробуем помочь тем, кто пытается разъяснить очевидное гомо советикус.

Факты и статистика показывают, что частная собственность обеспечивает более эффективное производство, лучшее качество продукции, а главное, генерирует инновации. Почему?

Предположим, что директору государственного предприятия поручено закупить новые станки. Одна фирма предлагает надежное оборудование, но платить директору откат наотрез отказывается. У другой станки похуже, но откат она готова дать. Какую фирму выберет директор? Обычно люди отвечают: все люди блюдут свой интерес, и если есть шанс, что об откате никто не узнает, то, скорее всего, директор выберет второй вариант. Неслучайно фирмы, продающие строительные материалы, в рекламе обещают «агенту вознаграждение». Застройщик, посылая агента закупить стройматериал, должен помнить, что тот может приобрести не самый лучший, а тот, за который его купят.

В частной компании есть собственник, который заинтересован проконтролировать и при необходимости выгнать корыстного снабженца. А в государственной деньги ничейные, «принадлежат всему народу», в ней нет конкретного лица, который лишится денег лично. В рациональном расходовании государственных средств материально не заинтересованы ни директор предприятия, ни начальник департамента, ни министр. Государственная собственность беззащитна, это ее ахиллесова пята.

Поэтому воры и жулики «пилят» чаще всего казенные деньги. Конечно, воровство бывает и в частных компаниях. Экономисты употребляют термин «агентские потери», они связаны с тем, что управляет предприятием не сам собственник, а его агент – начальник производства или цеха. Однако воровства в частных фирмах намного меньше, ведь там ему противостоят интересы собственника.

В текущей деятельности государственное предприятие еще может как-то сравняться с частным. Когда же дело доходит до инвестиций, которые окупятся не скоро, сразу выясняется, что только частный собственник заботится о будущем предприятия, блюдет свои долгосрочные интересы. Он, в отличие от директора госпредприятия, не станет покупать плохое оборудование.

То же самое относится к выбору рискованных стратегий развития и новых видов продукции. Собственник может рискнуть, это его капитал, и он жаждет победы. А директору государственного предприятия незачем рисковать, ведь он наемный работник. Поэтому так мало на госпредприятиях авторов прорывных технологий и принципиально новых товаров. Красноречивы результаты частной фирмы «Форд» и государственного завода АЗЛК с его автомобилем «Москвич». В разработку «Москвича» собранных с населения налогов было вложено немерено. Но любой житель СССР предпочел бы «Москвичу» немецкий «Фольксваген» или американский «Форд».

Частная собственность – прекрасный воспитатель. Она формирует рачительное отношение к имуществу, к ресурсам. Разница отчетливо проявилась после приватизации в 1990-х годах. За несколько лет новые хозяева предприятий вывезли копившийся годами мусор, навели порядок в цехах, а главное – установили современное оборудование. Рачительное отношение к активам предприятий – фундамент экономического роста, залог благосостояния нации. Но рачительное отношение проявляют лишь те хозяева, которые связывают свою судьбу с предприятием. Если собственник опасается его захвата рейдерами, то постарается поскорее продать или сдать оборудование в металлолом. Ключевой вопрос рачительности – реальные гарантии прав собственностью и свободы ее использования. Когда Гитлер ввел фиксированные цены и прибыль оказалась под вопросом, немецкие предприниматели в массовом порядке бросали свои предприятия и эмигрировали за рубеж.

Иногда рачительное или наплевательское отношение к собственности связывают с тем, как она досталась собственникам. Это ошибка. Неважно, как собственность досталась ее обладателю – по наследству, тяжким трудом или воровством. Предок семейства Морганов был пиратом, фирма «Мицубиси» ведет свое происхождение от бандитского общака, многие европейские банки выросли из контор ростовщиков. Но это не мешает им в современных условиях верховенства права в Европе и США быть надежными партнерами на рынке. Вопрос не в том, насколько приватизация была справедливой или несправедливой. Главное, чтобы предприятия обрели рачительных хозяев, которые не намерены бежать из страны, опасаясь за свою судьбу и судьбу своего бизнеса.

Конечно, есть ниши, где государственная собственность сделает то, на что не хватит сил у частной. Это инфраструктура: дороги, электросети, линии связи. Когда встает вопрос о развитии удаленного региона, трудно ожидать, что местные бизнесмены скинутся и построят туда дорогу – у них просто не хватит денег. Дорогу надо строить за счет государства, на деньги всех налогоплательщиков. Она будет в государственной собственности. Но доверить стройку лучше по конкурсу частным строительным компаниям, они сделают лучше и дешевле.

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
А был ли шанс?
20 МАРТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Давайте начнем с истории, попытаемся правильно расставить акценты и сделать выводы на будущее. Россия до 1917 года развивалась в целом по европейскому пути, заимствуя в Европе эффективные институты рынка и демократии. Утвердился парламент, хотя и с ограниченными полномочиями по контролю за царским правительством. Полным ходом шла индустриализация страны. Темпы экономического роста России впечатляли, страна была одной из самых быстро развивающихся. Из эффективных хозяйственников — кулаков и предпринимателей — складывался класс буржуазии.
Латвия: опыт противодействия коррупции при финансировании партий
13 МАРТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Любой россиянин понимает, что без внешнего финансирования перспективы партии на выборах сомнительны. Если правящие партии еще могут рассчитывать на административный ресурс, то независимые должны изыскивать источники для оплаты печати листовок, изготовления билбордов, командировок, аренды залов и офисов, радиоаппаратуры для митингов. Это требует немалых средств, но самим россиянам очень не нравится платить большие партийные взносы и делать пожертвования. Даже в кассу тех партий, чьи программы они разделяют. Этим пользуются олигархи, которые выделяют партиям крупные суммы за место в списке, дающее иммунитет от уголовного преследования.
Опыт Китая по отбору эффективных госслужащих
13 МАРТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Исследование, проведенное коллективом кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС, показало, что в основном негативные оценки профессионально-нравственных качеств государственных служащих в России объясняются тем, что они преследуют цели, не соответствующие интересам общества. Коррумпированность и взяточничество отметили 49% опрошенных, бюрократизм — 52,0%, стремление использовать свою работу в корыстных целях — 37,4%, пренебрежение к законам — 21,1%, безразличное, неуважительное отношение к людям — 47,9%, нечестность — 25,1%, безответственное отношение к своим служебным обязанностям — 21,5% [3].
Центральный вопрос выживания России — эффективная система местного самоуправления
6 МАРТА 2017 // СЕРГЕЙ ЦЫПЛЯЕВ
В истории распада СССР простой идеалистический взгляд усматривает одну причину — неправильно написали Конституцию. Определили бы Россию унитарным государством или запретили свободный выход республик — и все было бы хорошо. Мы ждем, что Конституция будет работать сама без наших усилий, в автоматическом режиме, как регулятор Уатта. Устроимся у телевизора и будем наблюдать увлекательный политический процесс. Эти представления разделяет и мыслящая часть общества. Главное — написать правильные тексты законов и «само пойдет».
Бюрократия как угроза
2 МАРТА 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Бюрократия как социальная группа представляет угрозу интересам широких слоев населения. Если поинтересоваться у людей на улице: «В чем состоят интересы чиновника?», то они, скорее всего, ответят» «Урвать!» Многие (не все!) чиновники и наемные менеджеры не откажутся от взятки или отката, действуя в ущерб государству или фирме. Что-то улучшать, совершенствовать в производстве они будут, но лишь под давлением либо за хорошую премию.
Менять правила и мотивацию
27 ФЕВРАЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Исследователи проблемы коррупции установили зависимость ее уровня от культуры (ментальности) населения, традиций, развития демократических институтов и гражданского общества. Чтобы снизить уровень коррупции, надо работать со всеми этими факторами. Но проблема в том, что изменить их в короткий срок невозможно. Можно организовать антикоррупционную пропаганду по телевидению, наладить соответствующее просвещение в школах и вузах, но усилия будут почти напрасны, если реальные отношения в обществе останутся на прежнем, допускающем коррупцию уровне.
Вор у вора дубинку украл
20 ФЕВРАЛЯ 2017 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Политика приватизации в России строилась на компромиссах. Все ведущие реформаторы-приватизаторы сходились в том, что имущество надо продавать за деньги, поскольку лишь так можно привести в страну стратегического инвестора, способного вложить в предприятия капитал. Но поди-ка, распродай Россию, когда тебе тут же скажут, что ты у народа собственность отнимаешь. В итоге зарубежные стратегические инвесторы получили сравнительно мало (да, они к нам и не рвались из-за финансовой и политической нестабильности), основная часть акций ушла к трудовым коллективам предприятий. Кое-что перепало широким народным массам за ваучеры.
Не изменив культуру – из нищеты не выберемся
20 ФЕВРАЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
За два последних столетия на планете появились государства, в которых установился порядок свободного, конкурентного рыночного доступа граждан к ресурсам и различным видам деятельности. В них нет «крыш». Там не платят дань чиновникам. Там нет мафиозной вертикали казнокрадов с «крестным отцом» во главе. Там реальное разделение властей и все равны перед законом. Таких государств всего два десятка, но все они развитые. Если граждане этих государств имеют сбережения или могут под залог получить кредит для своего бизнеса, если они не нарушают законы и правила, то они вправе учреждать и развивать свои предприятия. Они не платят чиновникам взятки и откаты, а ограничиваются лишь уплатой официальных налогов.
Разговоры в купе
13 ФЕВРАЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Доходы наши нищенские В купе поезда собралась разношерстная компания. У окна сидела дородная дама средних лет. Она легко постукивала ухоженными пальцами по стеклу, изредка бросая недовольный взгляд на крупные часы. Их циферблат был усеян драгоценными камешками и сообщал окружающим о том, что жизнь их владелицы удалась. Напротив – молодая и, судя по всему, активная женщина лет 25, этакая аспирантка, из тех, которые на все имеют свою точку зрения и ищут любой повод, чтобы высказаться. Третьим пассажиром был мужчина лет пятидесяти. Что-то выдавало в нем строителя, можно сказать «прораба». Именно он первым потерял терпение: – Сколько еще ждать? На полчаса отправление задержали! Разгильдяйство! А цены на билеты все задирают!
Почему Россия не Запад
13 ФЕВРАЛЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ ПОЛИТКОВСКИЙ
Запад не враг. Запад не друг. Запад — это не география, это склад жизни и система отношений, которые нужно изучать, чтобы понять, как нам влиться в этот могучий, занимающий века и континенты процесс. Джозеф Брама, англичанин, всю жизнь изобретавший станки, замки и гидравлические прессы, в 1778 году придумал ватерклозет с поплавковым клапаном. Век был неспешный, поразмышляв еще пять лет, Брама придумал винтовой водопроводный кран. Через несколько десятилетий после Брамы седобородый лорд Кельвин усовершенствовал кран, создав смеситель, который позволил человеку не мучить себя попеременно ледяной водой и кипятком, а сделать воду приятной температуры. И кто скажет теперь, что это изобретение, позволяющее миллионам людей от Токио до Лиссабона и от Аляски до Австралии ежедневно наслаждаться мягким теплым душем, — дало человечеству меньше, чем сооружение пафосных пирамид или героические полеты в космос?