Путин и общество
30 мая 2017 г.
Им под Путиным стало тесно. А нам?
17 МАРТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В Москве 16.03.17 прошла пресс-конференция создателей Общественного штаба реализации президентских программ. Учредительный съезд намечен на 10.04.17. Основная идея — именем Путина вести «огонь по местным штабам».

Имена инициатров мало кого могут впечатлить: адвокат Кирилл Иванов, общественный палаточник Сергей Марков, политологи Сергей Володенков и Надежда Муравьева, предприниматель Игорь Постников. Первое ощущение, что это сборище фриков, которые в условиях стремительно сокращающейся кормовой базы пытаются использовать избирательный сезон для большого хапка, а если повезет, и для повышения своего статуса.

Лозунги «штабистов» весьма незатейливы: борьба с местными «кущевками», защита малого и среднего бизнеса. Тактика еще более проста: противопоставить плохие местные власти — хорошим региональным и ослепительно прекрасному президенту. То есть это даже не «царь хороший — бояре плохие», а «царь замечательный, бояре тоже ничего, а вот местные дьяки — вот они-то и есть черти». Стратегии у «штабистов» нет никакой, да им и не надо.

Под Путиным сейчас очень тесно. Тут и «Единая Россия», и Общероссийский народный фронт, и всевозможные «антимайданы», не говоря уже о СМИ, силовиках, судах и всей административной вертикали. С очередной запутинской тусовкой все станет ясно 10.04.17. Смогут они каким-то чудом заполучить Путина хоть на минутку на свое сборище — будут жить, хоть и недолго и уныло, зато сытно. Будет у них Кириенко с приветом от Путина — жить будут, хотя и впроголодь. И этого не будет — никто о них и не вспомнит через месяц. Да, вот таковы суровые будни пропутинской массовки. А вы что думали? Не от хорошей же жизни бывшие хунвейбины меняют Путина на грин-карту!

Что реально произойдет в том случае, если на эту компанию прольется тоненькая струйка путинской благодати, что в плане конкретном будет означать, что им насыплют жменьку федерального и горсточку местного эфира, позволят посидеть с краешку на региональных портхозактивах, а может, чем чёрт не шутит, и дадут пару раз пискнуть. Ну, и уголок какой дадут для офиса, денег немного подкинут… Все это возможные факты в личных биографиях не слишком интересных людей, которые не стоили бы внимания, если бы не одно обстоятельство.

В случае успеха «штабисты» смогут увеличить сумбур в головах популяции россиян, в том числе и тех, кому надоели привычные телевизионные клоуны. Они имеют шанс перехватить в регионах антикоррупционную повестку, поскольку, ведя «огонь по местным штабам», неизбежно станут затрагивать местных кровопийц, которые местное население достали намного больше, чем Путин с Медведевым.

То есть существенно увеличить поддержку Путина эта группа товарищей не сможет, а вот оттянуть на себя ту и без того малую поддержку оппозиции на местах им может оказаться по силам. И в этой связи возникают вопросы к тем людям, которых принято называть лидерами демократической оппозиции. Постараюсь не задавать бестактных вопросов или, по крайней мере, попытаюсь сформулировать их в предельно деликатной форме.

Итак, вопрос первый. Есть ли понимание того, что унылое течение путинского безвременья в самое ближайшее время может прерваться катастрофой? Просто количество перейдет в качество, и в какой-то момент игры «вы нам новые санкции — мы вам новые провокации» сорвет резьбу и события понесутся вскачь. Сегодня отключение России от межбанковской системы SWIFT и новый железный занавес кажутся нереальными, поскольку явно противоречат интересам мирового и российского бизнеса. Завтра очередная провокация Путина — есть ли сомнения, что за ним не заржавеет? — превысит болевой порог, и — прощай SWIFT, а при персональных санкциях на большинство представителей путинской элиты какой смысл позволять населению гулять по свету.

Вопрос второй. Есть ли понимание того, что участие в выборах лидеров тех партий, которые только что получили официально меньше двух процентов, а реально, с учетом украденных, меньше пяти, такое участие есть мероприятие крайне сомнительное. Особенно если учесть, что ни одна из этих партий не провела публичного анализа причин такого результата и не объяснилась со своими оставшимися избирателями.

Вопрос третий. Есть ли понимание того, что консолидация сил оппозиции вокруг протеста по поводу незаконного обогащения Медведева является борьбой с ветряными мельницами. Просто в силу поистине эталонной ничтожности избранного объекта протеста. Позиция «Путину — гарантии неприкосновенности, а мы все маршируем против Медведева» выглядит несколько странно. И в целом борьба с коррупцией, которая, несомненно, должна быть в ядре протестной повестки, не может стать в этой повестке единственным и даже главным пунктом. Просто потому, что войны в Украине и Сирии, безумие в СМИ, наступление поповского мракобесия и еще масса других проблем, во-первых, не сводятся к коррупции и не имеют ее в качестве первопричины, а во-вторых, представляют собой не меньшую угрозу для страны.

Вопрос четвертый. Есть ли понимание того, что выборы 2018 года нельзя просто «развидеть», что надо на них как-то реагировать. В частности, если в силу каких-то обстоятельств есть желание выборы бойкотировать, то эта тактика бойкота потребует существенно больших сил и средств, нежели участие в выборах. Бойкот нельзя просто объявить, его надо организовывать, продвигать, объяснять и пропагандировать, создавать штабы бойкота на местах и осуществлять контроль на избирательных участках. Понимая при этом, что по нынешним временам те, кто в этом участвует, рискуют получить реальные сроки.

Вопрос пятый. Есть ли понимание того, что призывы к массовому уличному протесту вне «огороженных загонов», то есть без разрешения властей — а только такой протест имеет какой-то смысл, — неизбежно приведет в лучшем случае к массовым посадкам, в худшем — к крови. Поэтому говорить людям в сегодняшней России: 45 мартобря «всей толпой выходите на Красную площадь… прибиваете к воротам Спасской башни требования… и не расходитесь, пока их не выполнят», может, и верно, но с учетом особенностей нынешней российской власти с ее 100-процентной готовностью убить столько народу, сколько потребуется, делать такие предложения лучше, если готов отвечать за их последствия. И уж точно не стоит их делать, находясь за пределами России.

Итоговый вопрос будет без номера. Есть ли понимание того, что в России сегодня нет единой политической силы, единой стратегии и тактики и единой фигуры, которая в данный момент сможет противопоставить себя путинскому режиму. У каждой политической силы, у каждой стратегии и у каждого лидера есть свои группы поддержки, которые уверены, что именно их выбор сможет похоронить нынешний режим. Возможно, что они все правы. Но есть очевидный факт: никто из них не сможет навязать свой выбор всем остальным. Идея всеобщего единения мертва, надеюсь, в этом все убедились. Есть малюсенький шанс. Не объединения, а выработки согласованных действий. Чтобы каждый делал то, что у него лучше получается. То есть использовать шанс не объединения, а принципа политической дополнительности. Для этого нужен диалог. Причем диалог первых лиц. На той площадке, которая будет всеми признана приемлемой. Возможно, мы уже проскочили окно возможностей. Но в истории бывали случаи, когда это окно пробивали. Нужны только воля и умение.




Фото: Участники акции в поддержку избранного президента РФ Владимира Путина на Тверском бульваре. Александра Мудрац / ТАСС












  • Алёна Солнцева: Разговор о мере ответственности деятелей культуры перед государством действительно является интересным, но к нему на сегодняшний день даже близко никто не приступил.

  • «Коммерсант»: Журналисты были уверены, что люди культуры, собравшиеся в холле, не хотели комментировать ситуацию вокруг Кирилла Серебренникова — а ведь их только об этом и спрашивали.

  • Serguei Parkhomenko: Серебренников как раз вовсе не из тех кто надеялся на тенечек. В действительности он никогда в этих войсках покорности и подобострастия не служил. Но они-то его держали за своего.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Барин сказал: «Дураки»
25 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Андрей Колесников из «Коммерсанта» просто спас репутацию отечественных деятелей культуры, получавших вчера высокие награды в Кремле из рук главного начальника страны. Федеральные телеканалы, информировавшие народонаселение о событии, зафиксировали лишь неподдельный верноподданнический восторг вкупе с неизбывной благодарностью «партии и правительству». Что выглядело совершенно позорно, если знать, что накануне российское государство всей мощью Следственного комитета и ФСБ наехало на театральный «Гоголь-центр» и его руководителя Кирилла Серебренникова. Положительно отреагировав тем самым на доносы о вольнодумстве и оскорбляющие православных патриотов постановки. 
Прямая речь
25 МАЯ 2017
Алёна Солнцева: Разговор о мере ответственности деятелей культуры перед государством действительно является интересным, но к нему на сегодняшний день даже близко никто не приступил.
В СМИ
25 МАЯ 2017
«Коммерсант»: Журналисты были уверены, что люди культуры, собравшиеся в холле, не хотели комментировать ситуацию вокруг Кирилла Серебренникова — а ведь их только об этом и спрашивали.
В блогах
25 МАЯ 2017
Serguei Parkhomenko: Серебренников как раз вовсе не из тех кто надеялся на тенечек. В действительности он никогда в этих войсках покорности и подобострастия не служил. Но они-то его держали за своего.
Кириенко замеряет поляну и вбивает колышки
23 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Когда Сергея Владиленовича Кириенко сняли с антресолей, обтерли с него атомную пыль и поставили рулить будущими президентскими выборами Владимира Путина, многие эксперты гадали, на всю ли сферу внутренней российской политики распространится влияние нового (хорошо забытого старого) фаворита? Кстати, окончательный ответ на этот вопрос до сих пор не получен. Правда, формат очевидного вмешательство АП в реновационную интригу, затеянную московскими властями, позволяет нам говорить о том, что и некоторые бывшие рулевые этого направления до сих пор, что называется, «при делах». Я, разумеется, имею в виду спикера Госдумы Вячеслава Володина. Впрочем, вернемся к Кириенко.
Прямая речь
23 МАЯ 2017
Николай Сванидзе: На самом деле вся эта ситуация для него абсолютно беспроигрышная, в каком бы виде он ни пошёл на выборы – всё равно выиграет в одни ворота.
В СМИ
23 МАЯ 2017
Newsru.com: Аргументация тех, кто выступает за самовыдвижение президента, довольно проста. Электорат Путина значительно шире, чем у партии.
В блогах
23 МАЯ 2017
Александр Байкалер: Он настолько никому нах не нужен,что альтернативы нет??? masterdl: Наверное, еще и дебаты с Нвальным будут, чтобы совсем "по маслу" всё прошло.
Король развлекается
16 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Для тех в России, кто интересуется (или по должности делает вид, что интересуется) предстоящими президентскими выборами, и сейчас не наступило долгожданной ясности. На заданный в Пекине вопрос, не пришло ли время Владимиру Путину сообщить о своих планах относительно участия в президентской кампании, нацлидер твердо заявил: «Нет». Особенно забавно то, что сказано это было практически сразу же после того, как глава российского государства исполнил восторженный гимн политике Китая. Оказывается, в условиях, когда мы наблюдаем нарастание в мире неопределённости, именно Пекин дает всему миру надежду на стабильность. При этом Путин забыл добавить...
Прямая речь
16 МАЯ 2017
Николай Сванидзе: Путин всегда сохраняет интригу до последнего, просто потому, что может себе это позволить. Зачем ему говорить, что он будет участвовать в выборах?