В оппозиции
30 апреля 2017 г.
Итоги недели. Накануне марша

Нет никаких сомнений в том, что главным событием уходящей недели станет (стал) антикоррупционный марш, который назначен на 14.00, воскресенье, 26 марта. Заявку в мэрию в установленные законом сроки подал Алексей Навальный. Однако ответа (опять же в установленные законом сроки) он не получил, и вполне правомерно, опираясь на трактовку данной ситуации Конституционным судом, объявил, что акцию 26 марта считает согласованной. Спустя несколько дней мэрия проснулась и предложила «альтернативный» маршрут: отправила намеревающихся демонстрировать против коррупции в высшем эшелоне российской власти по известному адресу — в Марьино, в район на юго-востоке Москвы неподалеку от МКАД. В этот раз Навальный отказался (так, напомню, случалось не всегда) и призвал своих сторонников в указанное время выходить на Тверскую…

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Вообще, надо сказать, на прошедшей неделе тема уличного протеста поднималась не раз. Так, например, совершенно поразительную трактовку закона, описывающего права граждан во время проведения уличных протестных акций, дали полицейские, несущие в эти дни службу возле суда, где проходят слушания по делу об убийстве Бориса Немцова. Дело в том, что все это время суд пикетируют активисты «Солидарности», с плакатами, требующими выявить и наказать заказчиков преступления, а не одних только исполнителей. Возле суда проводятся одиночные пикеты. Так вот, в минувший вторник полицейские объявили пикетчикам, что, если они будут стоять с одним и тем же плакатом, просто меняясь время от времени, «формат одиночного пикетирования окажется нарушен» и они будут вынуждены принять соответствующие меры. Говоря по-русски, свинтить всех пикетирующих и препроводить в участок. Надо сказать, что с подобного рода претензией оппозиции до сих пор сталкиваться не приходилось. До репрессий, правда, дело пока не дошло, но сам прецедент, несомненно, заслуживает внимания!

И в тот же день Конституционный суд не нашел противоречий основному закону в пункте 13 части 1 статьи 13 федерального закона «О полиции», который регламентирует права правоохранительных органов во время проведения одиночных пикетов. Суд специально подчеркнул, что «полиция вправе доставить гражданина, устроившего одиночный пикет, в отделение в целях защиты его жизни и здоровья, только если угроза является реальной, а не предполагаемой».

Итак, представим себе следующую ситуацию: на Пушкинской площади стоит одинокий пикетчик с плакатом, на котором написано «Путин — позор России» (сам с таким стоял неоднократно), и вдруг его окружает толпа нодовцев (или любой другой шпаны), которые начинают выкрикивать оскорбления. Как вам кажется, в данной ситуации угроза жизни и здоровью пикетчика реальная или предполагаемая? Правильно — совершенно реальная. Поэтому любой полицейский, несущий службу в данное время в данном месте, ни на йоту не нарушит закон, если задержит пикетчика и отведет его в отделение. Вы скажете, а почему же не остановить хулиганов? А в описываемом законе про это нет ни слова. В других, конечно, есть, но в этом-то нет…

Впрочем, в воскресенье нам предстоит поучаствовать не в одиночных пикетах, а, хочется верить, в массовой демонстрации. Правда, по поводу участия/неучастия в данном конкретном мероприятии (я имею в виду антикоррупционный марш Навального, намеченный на 26 марта) мнение протестной публики, мягко говоря, разделилось. И есть много уважаемых людей, в том числе и членов Комитета протестных действий (то есть тех, кому не нужно доказывать свою готовность рисковать), которые заявили, что не примут участие в намеченной акции. Сразу оговорюсь: аргумент «смешно выходить против пешки Медведева, когда есть король Путин» мне представляется абсолютно несостоятельным. Если на протестную акцию выйдут сотни тысяч москвичей, то какая разница, какой был изначальный повод. Повестка оппозиционной акции, ее перспективы зависят не от заявленной темы, а от числа участников. А тема может быть пересмотрена за десять минут. В то же время я отчасти разделяю те претензии, что многие оппозиционные активисты высказывают нынче в адрес Алексея Навального — мне не нравится многое из того, что он делает и говорит.

Например, я расстроился, когда Навальный не исключил поддержки кандидата от коммунистов на будущих выборах мэра Москвы; меня шокировало и оскорбило приглашение Владимира Жириновского на митинг 26 марта; мне кажется, что тон, которым Алексей разговаривает со своими сторонниками в последних текстах, призывающих людей принять участие в несанкционированной акции (будем называть вещи своими именами), не вполне уместный. Я считаю, что нельзя тех, кто откажется 26 марта выходить на акцию, объявлять «трусами»… И все же 26 марта я пойду на Тверскую. Тому есть ряд причин.

Во-первых, я продолжаю поддерживать стремление Алексея Навального быть зарегистрированным в качестве кандидата в президенты на выборах 2018 года. Полагаю, что на ближайшие месяцы в оппозиционной повестке не будет темы важнее и актуальнее. И в этом смысле я ему доверяю — мне кажется, что тут он пойдет до конца.

Вторая причина, по которой я в воскресенье выйду на марш, пожалуй, даже поважнее первой. Ну, вы же пойдете. А уже лет десять не было такого, чтобы вы выходили на протестную акцию, а я оставался дома… Кстати, формат демонстрации, предложенный Навальным, мне кажется в данном случае оптимальным. Но учтите, он сработает только в том случае, если нас будет действительно много. На что лично я очень надеюсь.     


Фото: Евгений Фельдман для "Кампании Навального" (свободная лицензия)















  • Алексей Макаркин: Дело не в грядущих выборах... Проблема не в выборах, а в том, что происходит сейчас и что будет потом.

  • Росбалт: Пресс-секретарь основателя движения «Открытая Россия» Михаила Ходорковского Кюлле Писпанен сообщила... что у всех находящихся в офисе изъяли средства связи, возможности связаться с ними... нет.

  • Лев Рубинштейн: Для закрытой России открытая Россия, разумеется, нежелательна. Но для открытой России - в свою очередь - крайне нежелательна Россия закрытая. И эта коллизия совсем не новая.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Открытая Россия» и Навальный назначены главными врагами
28 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вакансии главных внутренних врагов России в данный момент, видимо, заполнены. Ими назначены «Открытая Россия» Михаила Ходорковского и Алексей Навальный в личном качестве. В силу существенных отличий между двумя этими вражескими объектами в войне с ними используются разные средства. Генпрокуратура 26.04.2017 признала нежелательной деятельность на территории России организации «Открытая Россия», одноименного общественного сетевого движения и Института современной России. Генеральная прокуратура сообщает, что «деятельность этих организаций направлена на инспирирование протестных выступлений и дестабилизацию внутриполитической ситуации».
Прямая речь
28 АПРЕЛЯ 2017
Алексей Макаркин: Дело не в грядущих выборах... Проблема не в выборах, а в том, что происходит сейчас и что будет потом.
В СМИ
28 АПРЕЛЯ 2017
Росбалт: Пресс-секретарь основателя движения «Открытая Россия» Михаила Ходорковского Кюлле Писпанен сообщила... что у всех находящихся в офисе изъяли средства связи, возможности связаться с ними... нет.
В блогах
28 АПРЕЛЯ 2017
Лев Рубинштейн: Для закрытой России открытая Россия, разумеется, нежелательна. Но для открытой России - в свою очередь - крайне нежелательна Россия закрытая. И эта коллизия совсем не новая.
Для мэрии Москвы закон не писан! И Конституция
27 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
6 мая 2012 года полиция и спецслужбы самым жестоким образом разогнали мирную демонстрацию в Москве. А позже появилось полностью, от первой до последней строчки сфальсифицированное уголовное дело, и многие из тех, кто пять лет назад вышел на Болотную площадь реализовать свое безусловное право на мирный уличный протест — право, описанное в Конституции, — оказались приговорены к реальным срокам заключения. Пятеро из них до сих пор лишены свободы. И уже пять лет 6 мая в память о тех событиях оппозиция выводит людей на улицы Москвы… В этом году Комитет протестных действий собрал по-настоящему большой и представительный Оргкомитет предстоящей акции.
Прямая речь
27 АПРЕЛЯ 2017
Сергей Давидис: Нужно задействовать юридические инструменты в борьбе с незаконным, с точки зрения принципов права, предложением о переносе на окраину.
В СМИ
27 АПРЕЛЯ 2017
ИНТЕРФАКС: Столичный Департамент региональной безопасности предлагает оппозиции провести акцию 6 мая возле метро "Октябрьское поле" или в Люблино, но организаторы согласны только на центр Москвы...
В блогах
27 АПРЕЛЯ 2017
Elena Yakovleva: Скоро исполнится 5 лет шествия на Болотной. С этого дня Путин начал репрессии против оппозиции.
Итоги недели. Кремль будет давить уличный протест. И подавится
14 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
На уходящей неделе в России международные новости закономерно превалировали над теми, что приходили с родных просторов, но все же и местные, несомненно, заслуживают того, чтобы уделить им самое пристальное внимание. Главное, что случилось за прошедшие дни — отпали последние сомнения по поводу того, как родная власть собирается реагировать на поднимающуюся и только набирающую разгон волну массового уличного протеста. Никакой интриги тут больше нет: в ответ на выход людей на улицу Кремль ужесточает репрессии и сразу дает понять, что церемониться в этот раз не будет.
Протестное воскресенье №2. Спад или затишье?
3 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
О том, что на 2 апреля «готовятся провокации», взбудораженная общественность заговорила еще тогда, когда в отделах полиции находились задержанные за «гулянья» по центру столицы 26 марта. Причем, что в данном конкретном контексте может означать термин «провокация», никто особенно не задумывался. Если представить себе, что власть намеренно провоцирует людей на очередной раунд противостояния, чтобы выявить и нейтрализовать лидеров и наиболее ярких «протестантов», то все последующие ее шаги, предпринятые на той неделе, в эту логику никак не укладываются. Потому что все последние дни нас безустанно отговаривали от резких телодвижений...