В оппозиции
20 июня 2019 г.
Позволенный протест
28 МАРТА 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Честно сказать, я очень не хотел писать этот текст. Прежде всего, из-за того, что находился 26 февраля далеко от российской столицы. Однако продолжающийся уже двое суток восторг по поводу состоявшейся в Москве акции неповиновения заставляет сделать это. Итак, произошедшее имело два признака, отличающих это событие от того, что имело место ранее. Во-первых, массовая акция протеста впервые, спустя многие годы, прошла без всякого разрешения властей и, более того, вопреки их запрещениям. Во-вторых и в главных, в ней участвовало огромное количество молодежи, что решительным образом меняет весь «бэкграунд» протестных акций. Хорошо помню акции, на которые собирали люди моего возраста и каждого второго я знал лично. Казалось бы, теперь самое время ликовать. Вот оно племя молодое, незнакомое, непоротое, преисполненное самых благородных порывов, готовое решительно опрокинуть основы авторитарного режима, построенного Путиным В.В.

Но вот здесь возникает ряд вопросов. Прежде всего, действительно ли власть настолько слаба, чтобы позволить подобному протесту состояться? Или некто, исходя из собственных интересов, разрешил всему произойти? Ничто не указывает на неспособность Кремля сказать «фас» натренированным частям Росгвардии. Однако, судя по сообщениям, те довольно долго вели себя, мягко говоря, сдержанно. Мол, уймитесь, мол, разойдитесь. Скромный жизненный опыт говорит мне о том, что так называемые «правоохранительные органы» могут действовать куда жестче.

Итак, что же произошло? Подозреваю, что кто-то во власти намеренно решил повторить Болотную площадь 2012-го. Давайте позволим толпе побушевать малька. А начальник, который смертельно боится любого проявления народного протеста (читай речь в Генассамблее ООН от сентября 2015 года), тут же озаботится борьбой с «цветными революциями». И затем придет халява. Создадим следственную группу, начнем снова сажать и не пущать. Замечательная перспектива на ближайшие шесть лет.

И тут произошел облом. За Навальным пошли не пожилые интеллигенты, с которыми все ясно, а совсем молодые люди, студенты. Как любят говорить начальники, «будущее страны». Стало быть, обозначилась ясная перспектива – это самое «будущее» силовики и намерены теперь засунуть с тюрьму. И тут власти предержащие вступают на неизвестную землю. Прогонишь по «болотному» принципу в тюрьму пару десятков молодых – и результат совершенно неизвестен. То ли испугаются тысячи студентов, то ли нет. Вдруг им, для которых в путинском государстве оказались закрыты все социальные лифты, захочется сокрушить все до основания. И пойдут громить полицейские участки следующий раз. А если не испугаются, глядишь, и отцы, мужики, которых достало происходящее, за дубье возьмутся….    

ТАСС
ТАСС

Выяснилось, что телевизионная пропаганда, рассчитанная на бабушек, главный путинский электорат, обламывается на внуках. А это не только будущие интеллектуалы, это еще и будущие солдаты. Как иногда случается, безупречно задуманная провокация грозит обернуться непредсказуемыми последствиями.

Однако очевидно, что московский протест произошел при намеренном или случайном попустительстве властей. Право на протест не было завоевано антипутинскими силами. Власть не ослаблена настолько, чтобы разрешить то, чему не может противостоять (как это на закате СССР). Здесь нечто другое. Скорее – результат противостояния различных бюрократических кланов.

Если главный начальник не задумал принести в жертву «борьбы с коррупцией» своих ближайших сподвижников, это означает, что следующая акция протеста (не сомневаюсь, у Алексея Навального вскоре появится желание повторить успех) может столкнуться с куда более мощным силовым противостоянием. Значит ли это, что подобные акции протеста не стоит организовывать? Разумеется, нет. Это значит только то, что в следующий раз «силовая» составляющая со стороны властей может оказаться куда более существенной. Со всеми вытекающими последствиями. Ведь не в том дело, что «власти Москвы», издевательски запретившие марш Навального, столкнулись с тем, что их запрет проигнорировали. Штука в том, что по какой-то (неизвестной нам) причине им не дали достаточно сил и средств, чтобы ответить на этот протест со всей мощью. Это не значит, что усиление не случится в следующий раз. Не стоит обманываться, режим пока что вполне эффективен, чтобы такое усиление обеспечить. Стало быть, это должны учитывать те, кто будет организовывать следующую протестную акцию. Пока что для ликования оснований нет. 

Фото: Россия. Москва. 26.03.2017. В ходе несанкционированной акции против коррупции в центре Москвы задержаны более 600 человек. Ivan Sekretarev/AP/TASS.













  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.