Люди
22 октября 2017 г.
О празднике трудящихся и превентивных мерах

ТАСС

У нас тут праздник намедни вышел. Нет, я не о Международном дне трудящихся. Я о Всебелорусском дне превентивных задержаний.

Дело в том, что на 1 мая некоторые несознательные элементы, не разделяющие генеральной линии как оппозиционных партий, так и все еще действующего правительства, решили назначить акции протеста в областных центрах (а их у нас в стране шесть, напомню для забывших географию Республики Беларусь) и крупных промышленных центрах. Оно понятно: до 1 мая президент публично поручил министру труда и социальной защиты трудоустроить всех желающих. Министр бодро отрапортовала о выполненной задаче, так что возразить ей и быть при этом услышанным можно было исключительно через публичный протест.

Акция началась с того, что главный ее организатор и вдохновитель, экс-политзэк Николай Статкевич, попросту исчез. И когда его супруга начала бить тревогу и разыскивать не в меру активизировавшегося Николая Викторовича, ей вдруг позвонили по телефону и некто, представившийся заместителем начальника райотдела МВД, сообщил, что гражданин Статкевич Н.В. осужден на 5 суток и находится в соответствующем месте ограничения свободы. Как выяснилось, адвоката к Статкевичу не допустили, о предстоящем суде не известили, а жену проинформировали лишь после того, как судьбой отставного офицера заинтересовалось Радио «Свобода».

«Превентивный арест» у нас в стране дело уже почти привычное. Если государство опасается, что тот или иной политик может каким-то образом воздействовать на толпу, его задерживают. Причина находится простая и убедительная, как грабли. То двое милиционеров слышат, как вы публично ругаетесь матом. То сотрудница налоговой полиции или судебный пристав бросаются под колеса вашего автомобиля, маневрирующего во дворе в поисках свободного места, — так что вас тут же вытаскивают из него и волокут в автозак, предусмотрительно оказывающийся за углом. То ваш автомобиль объявляют в розыск и разыскивают со всей страстью пролетарской души. А то просто взламывают квартиру, в которой вы в это время находитесь, и увозят во временно неизвестном направлении.

Со Статкевичем — это уже просто дежа вю. Даже не смешно. В прошлый раз его таким образом похитили неизвестные лица в штатском и уволокли во временную безвестность накануне 25 марта — когда он анонсировал массовый протест. Для оставшихся на свободе дело окончилось гораздо хуже — массовыми избиениями и «хапуном» (впрочем, об этом мы читателям «ЕЖа» сообщили своевременно). А Статкевича отпустили и сделали вид, что он сам себя похитил.

Сейчас вот — даже вида не делали.

Смысла в случившемся не было никакого. На Октябрьской площади в Минске собралось примерно от 800 (по ну о-о-очень оптимистическим оценкам) до 200 человек. Плюс, как водится, «топтуны» и журналисты. В общей сложности около человек трехсот-трехсот пятидесяти. Протест выразили и разошлись.

А вот в регионах Статкевичей оказалось значительно больше. Потенциальных лидеров протеста арестовывали за сутки-за двое, не скрываясь, «шили» им приговоры — и, надо полагать, между праздниками на некоторое время выпустят. Заодно хватали и журналистов-фрилансеров — чтоб не транслировали всю эту беготню за «правонарушителями» непосредственно в интернет.

Самыми забавными были задержания в Брестской области: в самом Бресте и в Барановичах люди вышли, прости господи, с tabula rasa — с белыми листами бумаги, на которых не было написано ничего. И рисунков не было. Идет мужик по городу с белым листом — это и является составом административного правонарушения.

Кому-то в протокол в качестве отягчающего вину обстоятельства было записано «шумер». Оно понятно, разумеется, что не вавилонянин и не македонец какой-нибудь — что опечатка так выпала, однако забавная опечатка. Показательная опечатка. Теперь главное — всем нам в шумеры не попасть, ибо превентивно заметут.

В общем, кто как, а милиция в Международный день труда потрудилась на славу. Чокнемся, товарищи?


Фото: Николай Статкевич во время несанкционированного митинга оппозиции на площади у Дома правительства. Алексей Филиппов/ТАСС














  • Николай Сванидзе: Главное, что это не памятник Михаилу Никифоровичу Калашникову, человеку заслуженному и талантливому, фронтовику. Это памятник автомату.

  • РИА "Новости": Памятник конструктору стрелкового оружия Михаилу Калашникову, установленный в Москве, оказался в центре громкого скандала.

  • Oleg Pshenichny: Калашников - это послевоенное оружие той эпохи, когда СССР уже ни от кого не оборонялся, но сам усмирял Венгрию и Чехословакию, лез в Анголу и Афганистан...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Культура Калашникова
20 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В центре Москвы на пересечении Садово-Каретной и Долгоруковской улиц 19.09.17 установили памятник Михаилу Калашникову. Вернее, его главному изобретению. Не собираюсь комментировать эстетические свойства творения скульптора Салавата Щербакова. После Зураба Церетели и поочередного изнасилования, сначала Лужковым, затем Собяниным, Москве в плане эстетики уже терять практически нечего. Нет смысла обсуждать и авторство. Неважно, в чьей голове родилась конструкция самого популярного орудия убийства. Большинство математических открытий, носящих имена великих древних греков, задолго до них сделали египтяне, шумеры и вавилоняне.
Прямая речь
20 СЕНТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: Главное, что это не памятник Михаилу Никифоровичу Калашникову, человеку заслуженному и талантливому, фронтовику. Это памятник автомату.
В СМИ
20 СЕНТЯБРЯ 2017
РИА "Новости": Памятник конструктору стрелкового оружия Михаилу Калашникову, установленный в Москве, оказался в центре громкого скандала.
В блогах
20 СЕНТЯБРЯ 2017
Oleg Pshenichny: Калашников - это послевоенное оружие той эпохи, когда СССР уже ни от кого не оборонялся, но сам усмирял Венгрию и Чехословакию, лез в Анголу и Афганистан...
Погружение в мракобесие
31 АВГУСТА 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В истории с юридическим преследованием знаменитого режиссера Кирилла Серебренникова есть одна загадка. Почему именно этого человека, который не был оппозиционным активистом, решили сделать жертвой показательной расправы. Версия о том, что специально выбрали политически не ангажированного интеллектуала, чтобы напугать перед выборами всех образованных людей в стране, выглядит уж слишком изысканной для инициаторов репрессий. Куда более реальным кажется объяснение, что Серебренникову мстят церковники за фильм «Ученик», разоблачающий религиозное мракобесие. Куда более реальным кажется объяснение, что Серебренникову мстят церковники...
Прямая речь
31 АВГУСТА 2017
Валерий Панюшкин: ...наблюдается некоторое ухудшение. Во-первых, потому что денег стало меньше, а во-вторых — потому что всякое мракобесие опять стало популярным.
В СМИ
31 АВГУСТА 2017
РБК: У родителей, которые отрицают диагноз ВИЧ или СПИД и необходимость их лечения, нужно отнимать детей. 
В блогах
31 АВГУСТА 2017
Mika Plutizkaya: Это фактически убийство, притом жестокое. За такие вещи должно заводиться уголовное дело на родителей или тех кто из заменял.
Линия жизни Ксении Кривошеиной
1 АВГУСТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Можно ли попасть внутрь черты? Этот вопрос возник у меня невольно после прочтения книги Ксении Кривошеиной «Оттаявшее время, или Искушение свободой», которая только что вышла в издательстве «Алетейя». Диссидентство, культурный андеграунд, ленинградский быт, сети КГБ, женевские встречи и запах «шанели» сквозь папиросный дым — все это можно найти на страницах воспоминаний наряду с именами Делоне, Ростроповича, Рабина, Альтмана… И еще здесь говорится о том, что воздух свободы целителен для человека. И нельзя ради игр с «державностью» поднимать на щит Сталина и забывать те реалии, в которых существовали советские люди.
Сталин и общественная польза
3 ИЮЛЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Кажется, что дискуссия о Сталине изрядно всем надоела. Стороны ходят по кругу (и я в том числе, признаю), не в силах вырваться из коллективно сочиненных парадигм. Но когда кто-то снова подливает бензинчик (в данном случае подлил мэтр Генри Резник), то выясняется, что ничего не закончилось, никто никому ничего не доказал и тема эта по-прежнему болит, хотя и несколько странно, так сказать, «стыдною» болезнью.