Что делать?
19 октября 2017 г.
Поменять роль и место прокуратуры
12 ИЮНЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Изначально прокуратура в России создавалась как «око государево», как служба внутренней безопасности царя. В Австрии, Франции, Германии история создания прокуратуры была схожей. Но революции, разделение властей и торжество демократии в этих странах сделали прокуратуру более цивилизованной, стоящей, скорее, на страже закона, чем интересов исполнительной власти. Иное дело Россия. При коммунистах прокурор был проводником репрессивной политики КПСС. А сегодня, по мере формирования в России мафиозного авторитарного строя, прокуратура превратилась в стоящее над законом опричное сословие. Сегодня никого не удивит прокурорский работник, безнаказанно ездящий пьяным за рулем по нашим дорогам. Правозащитные мониторинги содержат массу примеров репрессий против честных сотрудников ДПС, которые пытались привлечь к ответственности таких «охранителей законности».

Главное для нынешней российской прокуратуры — политический заказ президента, она — политическое оружие в руках мафиозной власти. При массовых нарушениях избирательного законодательства и конституционных прав избирателей не было ни одного случая вмешательства прокуратуры для предотвращения этих нарушений. Зато прокуратура с рвением трясет т.н. «иностранных агентов» – НКО, которые стремятся привить нашему обществу европейские нормы политического поведения, культуру гражданского участия.

Разумеется, изменения в работе прокуратуры, как и в работе всей правоохранительной системы, произойдут лишь при радикальном изменении существующей политической системы. Пока господствует системная коррупция, сохраняется мафиозный характер исполнительной власти, отсутствует реальное разделение властей, никакие сущностные реформы правоохранительных органов не возможны.

И все же целесообразно уже сейчас обсуждать наиболее приемлемую для России модель прокуратуры. Стоит за образец взять роль и организацию прокуратуры Италии (при условии независимости суда от исполнительной власти). Это может переломить порочную российскую традицию, в которой прокуратура — «око государево» и выполняет распоряжения начальника. В Италии органы прокуратуры не имеют иерархического подчинения и приближены к населению и местной власти. Для федеративного российского государства, если когда-либо наш федерализм у нас станет реальностью, это очень актуально

Прокуратура в Италии.

Италия — образец четкого разделения органов прокуратуры и органов исполнительной власти. Прокуратура в Италии входит в судебную систему, хотя в рамках этой системы она имеет иные функции, нежели суды, с которыми она связана. Прокурор – член судейского корпуса. Прокуроры назначаются Верховным советом судей пожизненно и могут быть судьями. И наоборот, судьи могут переходить на работу на прокурорские должности.

Как уже отмечалось в итальянской модели прокуратуры отсутствует иерархическая лестница. Каждый прокурор в пределах своей компетенции независим и пользуется полной автономией. Только когда прокурор города не подчинен областному, не может быть уволен приказом свыше, он может возбудить уголовное дело против премьера Берлускони! Разве можно представить себе нечто подобное в России? Может ли наш районный прокурор возбудить уголовное дело против фактического владельца особняка Димона по факту коррупции? Утопия!

Принцип законности требует обязательного преследования судебным порядком. Поэтому решение о мерах принуждения принимает следственный судья. Когда следствие завершено, прокурор передает дело судье предварительного слушания, который решает, достаточно ли доказательств для выдвижения обвинения или от обвинения следует отказаться. Фактически прокуроры осуществляют свои досудебные функции под контролем суда. 

Прокурор не имеет права отказаться от обвинения. Он может просить суд вынести оправдательный приговор, но судья волен согласиться или не согласиться, оценив доказательства. Прокуратуру в Италии, скорее, принято считать «органом правосудия», а не стороной в уголовном процессе, поскольку прокуроробязан в ходе предварительного следствия получить все доказательства как оправдательного, так и обвинительного характера.

Осуществляя уголовное преследование, прокурор обращается только к закону и к своей совести, которая должна быть свободна от сторонних указаний и условностей. Расследуя уголовное дело, прокуратура опирается на аппарат своего ведомства в виде офицеров и агентов судебной полиции. Однако в случае необходимости прокуратура вправе делегировать свои полномочия по расследованию специальному, находящемуся в ее подчинении отделу, к которому приписаны офицеры и агенты, принадлежащие государственной полиции, армии карабинеров и «Ла Гуардия ди Финанца» (Финансовой гвардии).

Прокуратура по своей инициативе имеет право и обязана изучить любой факт, который может вызвать подозрение в совершении преступления. По результатам этого изучения, носящего предварительный характер, прокурор может принять решение о начале предварительного дознания. Дознание прокурора проводится с соблюдением всех процессуальных норм.Во всех проверочных действиях прокуратуры может участвовать адвокат.

Среди следственных действий, осуществляемых прокуратурой, большое значение имеют инспекции (досмотры), обыск лиц и жилых помещений, секвестры, прослушивание телефонных переговоров и разговоров подозреваемых в совершении преступления лиц. В этих действиях имеет право участвовать адвокат. В некоторых случаях, например, при проведении обысков и секвестров, которые считаются «внезапными следственными действиями», предварительное уведомление защитника не требуется, но он может присутствовать в ходе проведения прокурором этих следственных действий.

Весьма жесткие ограничения существуют на проведение прокурором или уполномоченным им лицом прослушивания и перехвата. Такие действия могут осуществляться только в связи с расследованием преступлений, за которые предусматривается наказание в виде пожизненного заключения или тюремного заключения сроком свыше пяти лет. Прослушивание возможно в случаях расследования дел, связанных с оружием, наркотиками; с нанесением оскорбления, обиды; с причинением беспокойства гражданам по телефону. Прокурор дает полиции разрешение на проведение указанных действий, но сам обязан получить на это согласие судьи в течение 24 часов после начала перехвата (прослушивания). Если это требование будет нарушено, то вся информация, полученная после указанного срока, теряет процессуальную ценность.

В последние годы в связи с развитием транснациональной преступности значение органов итальянской прокуратуры в обеспечении правопорядка возрастает, их функциональные обязанности выходят за рамки конкретных уголовных дел и прокурор приобретает полномочия в определении политики в уголовно-правовой сфере.

* * *

Итальянская модель прокуратуры в наибольшей степени подходит для России.Если такая модель принята в Италии – унитарном государстве, то тем более такая модель годится для нашей федерации.


Фото: Россия. Москва. 14 марта 2017. Перед началом заседания коллегии Генпрокуратуры РФ. Михаил Метцель/ТАСС













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.