В оппозиции
17 июля 2018 г.
Навальный подтвердил серьезность намерений и сел на месяц

ТАСС

Сегодня бессмысленно и даже контрпродуктивно задаваться вопросом, были ли проблемы со сценой и звуком реальной причиной столь нетривиального шага Алексея Навального накануне акции 12 июня или лишь послужили поводом переформатировать «согласованную» акцию на проспекте Сахарова в «несанкционированную» на Пушкинской площади. И совершенно неважно, имеем ли мы дело с политическим экспромтом или с заранее спланированным и просчитанным решением. И в том, и в другом случае кандидат в президенты России Алексей Навальный в очередной раз продемонстрировал нам свою готовность перестать жить и функционировать как политик по кремлевским правилам и кремлевскому расписанию.

По итогам акции 12 июня в Москве и Санкт-Петербурге больше полутора тысяч задержанных. Сам Навальный до Тверской так и не добрался — его схватили в подъезде собственного дома, увезли в отдел полиции и той же ночью осудили в срочном порядке. Приговор — тридцать суток административного ареста за «повторное нарушение установленного порядка организации или проведения собрания, митинга, демонстрации».  Среди тех, кому также грозит спецприемник МВД, политики Илья Яшин и Вячеслав Мальцев. Их судьба решится во вторник днем.

Обратите внимание на одно, как мне представляется, весьма любопытное медийное обстоятельство. Вопрос о том, сколько народу вышло на несанкционированные акции по всей стране в минувший праздничный день, из разряда первостепенных незаметно исчез. Об этом и говорят, и пишут уже вскользь, что называется «вторым темпом». Такое смещение информационного приоритета произошло впервые с начала больших протестов в путинской России. Гораздо более важным в этой новой волне российского протеста видится ее социальный состав и готовность к решительным действиям.

12 июня на Тверской вокруг нас стояла фактически одна молодежь. И ребята эти вовсе не были похожи на тех, кто впервые, может быть, случайно, поддавшись общему ажиотажу, позволил вовлечь себя в это очевидно протестное, а следовательно — рискованное действо! Я видел десятки, сотни абсолютно адекватных людей, с которыми в те часы на Тверской у нас неожиданно оказалось очень много общего: я понимал их шутки, а они отзывались на мои, мы выкрикивали одни и те же лозунги, мы вместе возмущались «погаными ментами», хватающими демонстрантов без разбора, и радовались и аплодировали каким-то бесшабашным мальчишкам, когда те забрались на второй этаж здания и стали размахивать оттуда российским флагом. Я стоял среди ментально близких, понятных мне людей, которые просто по странному стечению обстоятельств оказались моложе меня в три раза. И наверняка я был вовсе не один, кто вчера на Тверской испытал подобные чувства… Думаю, многие люди моего поколения, оглядевшись вокруг себя на этом протестном митинге, неожиданно пришли к очень радостному и духоподъемному выводу: настанет день, и мы, вроде бы уже давным-давно «сбитые летчики», сможем быть полезными этим мальчишкам и девчонкам! Мы их на съеденье шакалам не отдадим!

Вернемся, однако, к главному бенефициару вчерашнего буйства — к Алексею Навальному. Теперь, конечно, очень важно то, как ему удастся данную ситуацию капитализировать. Мне представляется, что вариантов у него не очень много.

Алексей Навальный, думаю, уже в полной мере осознал: главное его достижение как политика на данный момент — обретение инструмента мощного давления на власть. Постоянное увеличение КПД этого инструмента — первейшая задача. Десятки тысяч активистов, готовых рисковать, — бесценный ресурс. Очень хочется верить, что Навальный понимает: никакой другой возможности переломить ситуацию в свою пользу, кроме как опереться на этих «новых» людей, у него нет. Другими словами, шанс быть зарегистрированным кандидатом в президенты России у Навального один — в час «Х» вчерашняя Тверская должна в полном составе подойти к ЦИКу и потребовать регистрации своего кандидата. И не расходиться до принятия положительного решения!    


Фото Натальи ДЕМИНОЙ

Видео Евгения ШМУКЛЕРА
  












  • Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 

  • "Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.

  • Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Акция Pussy Riot – возвращение в реальность
16 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В начале второго тайма финала чемпионата мира по футболу, которым Владимир Путин одарил подведомственный ему народ, произошло вполне тривиальное по футбольным меркам событие. На газон стадиона выскочили несколько болельщиков, радостно по нему побегали с минуту, после чего были удалены с поля подоспевшими стюардами. Почитатели этой древней забавы прекрасно осведомлены, что время от времени такое случается в самых разных частях земного шара, а не только в тех странах, где правит безжалостная хунта. Поэтому нет ничего удивительного в том, что казус этот поначалу ничего, кроме досады и раздражения, не вызвал. 
Прямая речь
16 ИЮЛЯ 2018
Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 
В СМИ
16 ИЮЛЯ 2018
"Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.
В блогах
16 ИЮЛЯ 2018
Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 
Бабченко жил. Бабченко жив. Бабченко будет жить
31 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Опереточный исход мрачной трагедии всегда оставляет неприятное послевкусие. Но это уже, так сказать, вторая волна чувств. Сначала-то, конечно, захлестывает радость – человека, оказывается, не убили! Собирались, но из этой преступной затеи ничего не вышло – спецслужбы сработали профессионально и не просто спасли жизнь известному журналисту, но и изловили злодея. Злоумышленником оказался толстый дядька в белой рубашке, как следует из коротенького кино о его задержании, которое вечером вчерашнего дня обнародовала Служба безопасности Украины. Со слов представителя местных спецслужб мы знаем, что его обвиняют в подготовки нескольких терактов на территории Украины. 
Прямая речь
31 МАЯ 2018
Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.
В СМИ
31 МАЯ 2018
"Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.
В блогах
31 МАЯ 2018
Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 
Бабченко жив, и это главное
31 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Несколько часов назад стало известно, что Аркадий Бабченко жив, а информация о его убийстве была частью спецоперации СБУ. Для огромного количества нормальных людей во всем мире – это большая радость. И прежде всего для жены Аркадия, которая тоже, как и мы все, не была посвящена в операцию  СБУ. Бабченко жив, и это главное. Но остаются вопросы, на которые было бы неплохо получить ответы. Разумеется, не от Бабченко, к которому нет и не может быть никаких вопросов, кроме поздравлений, а от СБУ. Вопрос первый: насколько безальтернативным был именно такой способ спасения жизни Бабченко и обезвреживания убийц?
Бабченко убит за то, что был лучшим
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
UPD (16:12.30.2018): СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ...09:10. 30.05.2018.   Журналист Аркадий Бабченко убит 29 мая 2018 года в своей квартире в Киеве. Киллер ждал, когда он вернется из магазина — по словам жены, дома кончился хлеб и Аркадий пошел за ним в магазин, — и убил его тремя выстрелами в спину. Аркадий Бабченко много писал о смерти. В прошлом году он написал о ней так: «Умереть всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному… К сорока годам вообще становишься осторожнее. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть».