«Дела» Навального
26 ноября 2020 г.
Итоги недели. Зачем сегодня путинизм с человеческим лицом
4 АВГУСТА 2017, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Евгений Фельдман

Конец уходящей недели ознаменовался судебными сюрпризами. Все прогрессивное человечество напряженно замерло в ожидании очередных длительных административных сроков для Алексея Навального и лидеров его штаба, однако дело (вернее — дела) завершилось космическими штрафами. Прогрессивное человечество с облегчением вздохнуло и тут же постановило материальные потери оппозиционерам возместить. В любом случае, я поздравляю Алексея Навального, Леонида Волкова и Николая Ляскина с таким исходом судебной эпопеи. В тюрьме плохо, и коли в этот раз удалось ее избежать, значит, есть чему радоваться…

Если бы, например, какая-нибудь редакция поручила написать репортаж о пятничных событиях в Симоновском суде Москвы своему спортивному комментатору, то он имел бы все основания начать заметку словами: «На редкость слаженно в этот раз выступила команда местных судей!»...

Честно признаюсь, что шутить на тему отечественной судебной системы у меня уже не поворачивается язык. Мы все прекрасно знаем, что гражданам России приходится нынче обходиться без нее. Впрочем, если раньше представители государства, задействованные в процедуры, которые мы по недоразумению все еще называем судебными, пытались делать вид, что действуют в рамках закона, то нынче эти смешные формальности уже никто не соблюдает. Чем, если не предварительным сговором, можно объяснить, что в мотивировочных разделах всех трех решений содержится формулировка, способная поразить любого, кто хоть раз в жизни знакомился с сутью претензий, предъявляемых оппозиционерам в рамках административных дел в последние годы? Так вот, и Навального, и Волкова, и Ляскина три разных судьи обвинили в том, что они призывали «к участию в скрытой форме публичного мероприятия». Описывая «агитационный уикенд», что ФБК проводил 8 и 9 июля, трое судей Симоновского суда, не сговариваясь (ха-ха-ха!!!), применили фактически медицинский термин. Потому что «скрытые формы» бывают у заболеваний, а про то, что и публичные мероприятия порой проходят в скрытой форме, я, например, слышу впервые.

Но это все, повторю, детали довольно тривиальные — а то до вчерашнего дня мы с вами не знали, что наши суд подконтрольны власти! А вот порасспросить сведущих людей про то, что они думают по поводу мягкости наказания (штрафы вместо длительных арестов), мне показалось интересным. Потому что все указывало на то, что в сложившейся ситуации в отношении Навального и Ко. будет применяться одна стратегия — максимальный прессинг, но до известного предела. (То есть новое уголовное преследование в отношении Навального может быть инициировано только по высочайшему распоряжению, зато в рамках Административного кодекса мочим вражину так, чтобы голову из окопа высунуть не смел…) И вдруг Симоновский суд отказывается от высшей меры в рамках инкриминируемой статьи!

Мой собеседник, который еще совсем недавно принимал активное участие в реализации нашей внутренней политики, этот парадокс объяснил следующим образом: «Данный приговор не что иное, как весьма наглядная демонстрация аппаратных возможностей Сергея Владиленовича Кириенко. Его же игра понятна: убедить Путина, что стратегия выжженной земли, несмотря на постоянно ухудшающуюся ситуацию на Западном фронте, все равно не лучшая. С моей точки зрения, кстати, сомнительный тезис. Сейчас нужно демонстрировать решительность, а не слабость, но у Кириенко другой игры в принципе нет. Потому что, если мы тут поливаем веером от пуза, он на фиг Путину не нужен. Есть получше него поливальщики… А вот если частичная видимость демократического государства, в котором крокодилы едят оленят каждый день только по высочайшему дозволению, сохраняется, тогда мы готовим президентскую кампанию 2018 года в границах гуманистических концепций, а не одного лишь тупого давления на несогласных. Так вот в рамках данной стратегии Навального не надо все время держать в спецприемнике — это, дескать, может вызывать обратную реакцию. Давайте, как бы говорит Кириенко (а может, действительно говорит), создавать видимость конкурентной политической среды. Это снизит напряжение в обществе и не позволит легко разруливаемым локальным экономическим протестам слиться в единый политический… В ситуации с Симоновским судом Кириенко важно было продемонстрировать, что он влиятельный сановник, способный эффективно использовать традиционно силовой инструментарий. В данном случае — суд. И у него несомненно это получилось».

Мне нет совершенно никакого дела до аппаратных побед или поражений г-на Кириенко. Нынче любой сюжет, так или иначе связанный с ситуацией в близких к Путину сферах, мы должны рассматривать, как мне представляется, с единственной точки зрения — укрепляет ли он режим или способствует его дальнейшему расшатыванию. По-моему, сегодня любая драка наверху приближает схлопывание всей властной конструкции. А кроме того, не будем забывать, что по итогам пятничных судов Навальный со товарищи находятся на свободе. Что само по себе самоценно…


Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН для проекта "Это Навальный"
















  • Леонид Гозман: Подозреваю, что у них там очень большой эмоциональный стресс от всей этой ситуации, от того, что не смогли, и от того, что попались. 

  • "Эхо Москвы": Кремль считает повод для введения санкций против российских высокопоставленных чиновников из-за инцидента с политиком Алексеем Навальным «более чем сомнительным». 

  • Леонид Волков: Путин: я лично разрешил вылет самолета с Навальным в Берлин! Володин: Путин спас Навальному жизнь! Лавров: Навального отравили в самолете!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Свежий кашель Лаврова про отравление Навального
13 НОЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У нас есть все основания полагать, что все, что с ним [Навальным] произошло с точки зрения проникновения боевых отравляющих веществ в его организм, могло произойти в Германии или в самолете, куда его погрузили и повезли в клинику “Шарите”», — заявил Лавров. Кроме того, как пояснил глава МИД РФ, ему внезапно стало «интересно поговорить» о том, «какие люди, помимо врачей», были на борту самолета, который перевез Навального для лечения в Берлин. Может, Зинка взяла? (с). Булгаков ошибся. Повторная операция профессора Преображенского закончилась неудачей. 
Прямая речь
13 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Подозреваю, что у них там очень большой эмоциональный стресс от всей этой ситуации, от того, что не смогли, и от того, что попались. 
В СМИ
13 НОЯБРЯ 2020
"Эхо Москвы": Кремль считает повод для введения санкций против российских высокопоставленных чиновников из-за инцидента с политиком Алексеем Навальным «более чем сомнительным». 
В блогах
13 НОЯБРЯ 2020
Леонид Волков: Путин: я лично разрешил вылет самолета с Навальным в Берлин! Володин: Путин спас Навальному жизнь! Лавров: Навального отравили в самолете!
Зияющая дыра в списке отравителей
16 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Песков осудил решение Совета ЕС по введению санкций против отравителей Навального. Впрочем, было бы странно, если бы он это решение одобрил. Больше всего Дмитрия Сергеевича возмутило то, что в выборе лиц, попавших в санкционный список, нет никакой логики. «Печальная сторона этого вопроса в том, что никакая логика в подобном решении не просматривается. Это как раз и является отягчающими обстоятельствами решения», – огорченно заметил Песков. И тут с ним невозможно не согласиться, и я лично печаль Пескова разделяю. Частично. Вот, смотрите: в документе, опубликованном в официальном журнале Евросоюза, на 341 странице изложены доказательства причастности ...
Прямая речь
16 ОКТЯБРЯ 2020
Алексей Макаркин: Начавшийся в 14-м году российско-западный конфликт вышел на новый уровень. А как его деэскалировтаь в обозримой перспективе – непонятно.
В СМИ
16 ОКТЯБРЯ 2020
Коммерсант: По словам собеседника “Ъ” в администрации президента РФ, попадание в санкционные списки Запада в Кремле до сих пор воспринимается как награда.
В блогах
16 ОКТЯБРЯ 2020
Ирек Муртазин: Скажем прямо, такими санкциями Россию не пронять. Вот если бы в списке оказалось пара тысяч чиновников, это было бы совсем другое дело. 
Честь и достоинство Пригожина, Путина и Советского Союза
14 ОКТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Евгений Пригожин обиделся на Алексея Навального, Любовь Соболь, Леонида Волкова, Максима Шевченко и Владимира Милова. Обиделся настолько сильно, что решил подать на них в суд, чтобы защитить свою честь, а также достоинство и деловую репутацию. До этого Евгений Пригожин и его компании уже не раз жаловались в суды на ФБК, Навального и Соболь, в том числе за то, что «повар Путина» травит детей в детсадах и школах. То, что отравление было доказано в суде, дела не меняет. Арбитражный суд взыскал с Навального, Соболь и ФБК по 29 млн 200 тысяч рублей, в результате чего ФБК пришлось ликвидировать, а на счетах Навального и Соболь образовались отрицательные суммы в 29 миллионов.
Прямая речь
14 ОКТЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Им надо показать нам всем, что они тут самые главные, и наше мнение их не волнует, они в любом случае будут делать, что хотят.