В оппозиции
17 июня 2019 г.
Сотрудничество со следствием — худшая из стратегий
10 АВГУСТА 2017, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

В минувшую среду судья Тверского районного суда Москвы Екатерина Коротова (в списке Магнитского не значится) приговорила жителя Тамбова Андрей Косых к четырем годам колонии общего режима. По версии следствия, 26 марта этого года во время «протестной прогулки» по Тверской, инициированной Алексеем Навальным, обвиняемый два раза «вступал в противостояние» с сотрудниками сил правопорядка. Причем одно из столкновений характеризуется как «применение опасного для жизни и здоровья насилия в отношении представителя власти». Данное преступление описывается 318-й статьей УК. Судья сочла доказанным факт нанесения Косых удара ногой сотруднику 2-го Оперполка ГУВД Москвы Евгению Гаврилову «в область головы, в результате которого последний потерял сознание». (Тут надо отметить, что сотрудник Гаврилов — самый несчастный московский полицейский. Если верить следствию и суду, оппозиция буквально открыла на него охоту. Гаврилов и по Болотному делу проходил в качестве пострадавшего. Тогда его якобы избил Иван Непомнящий.)

Важная примета описываемого процесса — Андрей Косых во время следствия проявил максимальную лояльность. Он практически сразу в полном объеме признал свою вину, дал исчерпывающие показания, раскаялся в содеянном и согласился на особый порядок рассмотрения своего дела. Есть основания предполагать, что Косых защищал назначенный адвокат, а другого он требовать не стал.  Его мать, выступая на суде, заявила, что она является членом регионального отделения «Единой России», что в их семье никогда никто против партии власти не злоумышлял, сам Андрей однажды даже принял участие в праймериз «Единой России», а раньше являлся членом «Молодой гвардии». Во время выступления казалось, что она вот-вот попросит разрешения у суда задушить сына собственными руками, но до этого все же не дошло…

Тем не менее можно говорить о том, что Андрей Косых, учитывая все обстоятельства, получил исключительно суровый приговор. Скажем, меньше месяца назад Станислав Зимовец, также проходивший по делу о беспорядках 26 марта и не признавший своей вины ни в какой части обвинения, в итоге был приговорен к двум с половиной годам колонии общего режима. Думаю, в данном случае против Косых сработала его биография. Очевидно, что власть к этому стороннику Алексея Навального отнеслась как к предателю и перебежчику. Факт перетекания людей из лоялистского лагеря в стан лидера оппозиции — это то, чего Кремль не может допустить ни при каких обстоятельствах. Другими словами, жителя Тамбова из приличной едроссовской семьи жестко наказали в назидание другим. Не помогло ни раскаяние, ни признание вины, ни согласие на ускоренную процедуру рассмотрения дела…

Суд над Андреем Косых в очередной раз самым убедительным образом продемонстрировал, что стратегия сотрудничества со следствием для людей, обвиняемым по «политическим» статьям, абсолютно бессмысленна. Ничего, кроме позора, она не приносит. Каждый, кто, исповедуя оппозиционные взгляды в отношении правящего нынче в России режима, подвергается репрессиям, должен отчетливо осознавать: с той стороны всегда и только враги, которым нельзя доверять ни в какой момент взаимодействия. Все эти следователи, судьи, государственные адвокаты и официальные правозащитники выполняют единственную, но важнейшую для власти функцию — охраняют от вас режим. Поэтому у них карт-бланш. Они могут делать с вами все, что пожелают.

Не верь, не бойся, не проси! Старая зековская формула актуальна, как в прежние годы…     


Фото: 1. Андрей Косых. Фото: Анна Козкина / Медиазона
2. Россия. Москва. 26 марта 2017. Оцепление полиции во время несанкционированной акции оппозиции против коррупции на Пушкинской площади. Дмитрий Серебряков/ТАСС













  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.