Что делать?
07 августа 2020 г.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017, ЛЕОНИД ГОЗМАН

ТАСС

Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.
Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм. Именно поэтому мне кажется столь важным объяснять, что на самом деле Россия, несмотря ни на какие зигзаги, будет развиваться в том же направлении, что и весь мир, а значит, авторитарная власть — не более чем неприятный временный эксцесс.

Во-вторых, стратегическая задача – консолидация сторонников свободы, правового характера государства и народовластия. Здесь есть важная развилка. Мы пока не знаем, будет ли в ближайшие годы в нашей стране открыта возможность для политического представительства демократической части общества, т.е. будет ли возможность выигрывать выборы? Если все останется так, как есть, то, по-моему, на выборах нас в Думу не пропустят. И дело не в том, что они нас так уж сильно не любят. Более важно, что они себя объявляют сторонниками рынка и демократии. Поэтому коммунисты их в качестве оппозиции устраивают и даже очень полезны, а мы – ни в коем случае.

Разумеется, мы не можем просто ждать и ничего не делать. Надеяться надо на лучшее, а готовиться к худшему. Поэтому я предлагаю рассмотреть возможные направления деятельности наших сторонников в условиях мягкого авторитаризма – когда в парламент не пускают, но на гражданском уровне кое-что делать все-таки можно. 
Цели

Не претендую на полноту, но главным считаю сохранение либерального слоя российского общества. Под сохранением имею в виду не столько физическую безопасность — до этих угроз, надеюсь, не дойдет — сколько сохранение этого слоя в активной позиции, традиционно характерной для русской интеллигенции, т.е. сохранение стремления влиять на ситуацию, веры в конечную победу и т.д. Понимаю, что право покинуть страну есть у каждого, но очень не хотелось бы, чтобы им воспользовалась лучшая часть наших сограждан.

Вторая цель, связанная с первой – обеспечение готовности к возвращению на демократический путь. В момент, когда демократия вновь окажется востребованной, в стране должно быть достаточное число ответственных граждан и демократически функционирующих организаций, способных эффективно использовать новые возможности.

Не останавливаюсь здесь на целях абсолютно очевидных, таких, например, как защита демократических институтов там, где они еще функционируют, обеспечение прав человека в той степени, в которой это возможно при нынешнем режиме и т.д.
Направления действий

Но самый важный вопрос – это возможные и целесообразные направления практической деятельности. Разногласия по целям носят во многом теоретический и даже вкусовой характер, а вот конкретные действия, требующие человеческих и финансовых ресурсов, должны быть по возможности консенсусными. Именно их и следует, по-моему, обсуждать в первую очередь. Хочу предложить свое видение того, что может или должна делать партия реформ – семь приоритетных направлений практической работы.

1. Обеспечение постоянных коммуникаций внутри либерального слоя общества. Это необходимо потому, что сегодня многие демократически настроенные граждане, особенно, в провинции, чувствуют себя крайне одинокими или даже изгоями. Их взгляды и ценности, а значит и они сами, объявлены маргинальными, не имеющими в стране ни настоящего, ни будущего. Их контакты между собой позволят им преодолевать это навязываемое им ощущение, сохранять оптимизм, жить более полной жизнью. Мы обязаны организовать и поддерживать для этих людей коммуникационную сеть. Причем, речь должна идти не только об Интернете – во-первых, не все имеют возможности и навыки его использования, во-вторых, Интернет не заменяет собственно человеческого общения. Поэтому в дополнение к Интернет-сетям – специальным порталам и форумам – мы должны организовать сеть либеральных клубов (возможно, в штабах партий), куда могут приходить люди демократических убеждений, вне зависимости, разумеется, от формальной принадлежности к партии, и встречаться там со своими единомышленниками. Там должны устраиваться встречи с интересными для участников собраний людьми (это, кстати, великолепное поле для деятельности московских и петербургских интеллигентов), демонстрироваться фильмы, читаться лекции, предлагаться литература и организовываться ее обсуждение и т.д. Крайне важно привлечь к работе этих клубов знаковых для конкретного региона людей.

2. Просветительская работа. В сознании значительной части наших сограждан сегодня царит хаос. Распространены самые дикие представления о собственной стране, о ее истории, в том числе и новейшей. Именно к этим представлениям апеллирует власть, доказывая необходимость подавления инакомыслия и свободы и неизбежность авторитаризма. Во многом это наша вина – наш интеллектуальный потенциал, опыт преподавания, полемические навыки позволяли нам активнее противостоять мракобесию. Но если говорить о будущем, а не об упущенных в прошлом возможностях, то мы должны заниматься просвещением максимально активно. Во-первых, речь идет об организации летних и зимних школ для студентов, преподавателей ВУЗов, школьных учителей и журналистов. Во-вторых, о создании и распространении, как минимум через Интернет, альтернативных учебников и учебных пособий, предназначенных, прежде всего, для учителей и преподавателей – многие из них хотели бы давать своим ученикам другую историю, другое обществоведение, и мы должны им помочь. В-третьих, это постоянно действующая «справочная» в Интернете для преподавателей, учителей, студентов и, может быть, учащихся старших классов. «Справочная» должна предоставлять информацию, альтернативную официальной, а также снабжать желающих аргументами для дискуссий. В-четвертых, это создание и поддержание детских и юношеских организаций, функционирующих на иных, по сравнению с НОД, «Нашими», «Молодой гвардией» и прочими, принципах. Речь идет, например, о скаутском движении.
3. Правозащитная и гражданская деятельность. Вряд ли надо обосновывать необходимость работы на этом направлении. Фактическое игнорирование правозащитной и гражданской деятельности было одним из самых слабых мест Союза правых сил. Понятно, что речь должна идти не только о защите политических прав, но и о правах имущественных, обо всем комплексе правонарушений, связанных с армией, о правах родителей на нормальное образование их детей и на ограждение детей от политического давления и т.д.

4. Создание средства массовой информации, способного консолидировать демократическую часть общества. Речь идет не просто об еще одном СМИ демократической направленности и не об официальном органе партии. Необходимо издание, с которым демократически ориентированные граждане смогут идентифицироваться, раз уж идентификация с партией будет в ближайшее время весьма сложной. Сообщество читателей этого издания должно стать чем-то вроде «протопартии». История, кстати, дает много примеров такого рода изданий. С учетом сегодняшних реалий это издание осуществимо, прежде всего, в Интернете. Кадры для него есть – не все политические журналисты готовы переключиться на гламур.

5. Публичный мониторинг. Мы должны в регулярном режиме – не реже, чем раз в месяц, а также по конкретным поводам – давать свою оценку происходящего. Речь идет о разоблачении официальной лжи, об экспертной оценке принятых законов и постановлений, об анализе последствий конкретных действий, таких, например, как утверждение в качестве официального учебного пособия скандального учебника истории Филиппова, об альтернативной оценке ситуации в стране, успехов и неудач действующей власти. Крайне важно при этом сохранять объективность и обоснованность, не впадать истерику, не объявлять ошибочным все, что делает власть просто потому, что мы находимся к ней в оппозиции. Взвешенный серьезный анализ, во-первых, необходим обществу, во-вторых, даст нам серьезные политические дивиденды. Не стоит забывать, что большинство наших сторонников вовсе не стремится на баррикады.

6. Предложение альтернатив. Мы должны создать структуру, которая будет не просто осуществлять мониторинг, но и предлагать альтернативы. Имеются в виду иные законопроекты, иные управленческие решения. В некоторых странах это называется теневым правительством, у нас желательно избежать использования этого термина. Мы не имеем права ограничиваться отрицанием – это и недостойно нас, и просто неправильно. Например, мы критикуем монополизацию. Но это значит, что мы должны представить свой проект реформирования Газпрома, Роснефти и других корпораций такого рода – проект обоснованный, просчитанный, с графиком реализации. И нет ничего страшного в том, что власть воспользуется какими-то из наших предложений, забыв, по обыкновению, указать подлинное авторство, как это произошло со многими аспектами предлагавшейся нами военной реформы. Важно, что мы не дадим им жить в спокойном безальтернативном болоте, а общество получит понимание того, что сегодняшний курс – отнюдь не единственно возможный. Потенциал для такой работы у нас есть – мы ведь предполагали быть самой активной и продуктивной фракцией в Государственной думе.
7. Участие в выборах там, где это возможно. На сегодняшний день мы понимаем «закрытость» выборов в Думу и в законодательные собрания субъектов федерации. Но, например, на муниципальном уровне, где есть шанс дойти до каждого избирателя и где труднее фальсифицировать подсчет, такой ясности нет. Поэтому мы должны в них участвовать, причем, системно. Очень важно при этом, чтобы кандидаты не прятали свою принадлежность к СПС, а наоборот, подчеркивали ее. Только тогда их победа будет победой партии.

Преобразование политического поля

Правое (демократическое) политическое поле должно преобразовываться не под какую-то идеальную модель, а под конкретные задачи.  Совершенно очевидно, что в случае возвращения выборов необходимо создание принципиально новой демократической партии, способной консолидировать не только сторонников нескольких политиков, но и значимую, и, что важно – внутренне неоднородную часть общества.

Не думаю, что эффективными могут быть действия по изменению названия или символики партии. Не говорю о ценности существующего бренда – для тех, кто активно участвовал в последней кампании, это простреленное в бою знамя, но не все обязаны разделять это отношение. Более важно другое. Умный избиратель не станет голосовать за нас из-за изменения картинки. Преобразования внутри партии должны быть куда более серьезными.

Но это тема отдельного разговора. Я же считаю самым важным обсудить те конкретные направления деятельности, которые отвечали бы и интересам страны, и запросам наших сторонников. Все изложенные здесь предложения предполагают определенный сдвиг с собственно политической на гражданско-просветительскую работу и, главное, ориентируются на «игру в долгую». Мы добились очень многого в ходе революции начала девяностых, но многовековые антидемократические традиции, к сожалению, устояли. Значит, надо переходить к длительной осаде.


Фото: 07.11.2011. Россия. Москва. 7 ноября. Сопредседатель партии "Правое дело" Леонид Гозман во время презентации книги Анатолия Чубайса и Егора Гайдара "Развилки новейшей истории России" в Библиотеке иностранной литературы. Митя Алешковский/ТАСС.












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.
Россия послеиюльская
24 ИЮЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Политическая ситуация в России внезапно обрела динамику. Первоиюльское голосование, задуманное для окончательного наведения в стране кладбищенской тишины, пока что имеет иные последствия. Незапланированные властями. Репрессивная волна поднялась в первые же дни жизни по новой «конституции». Это предсказывалось заранее. Но небывало массовый отпор, даже локальный, показал, что тут у них явно что-то пошло не так. В России, впрочем, что ни случись, всё неожиданно. Зато потом: «Да быть иначе просто не могло!»
Ли Куан Ю. Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 1
22 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ избавится от коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах. Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом наиболее продвинутых в этом отношении стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю.
Борьба с коррупцией в Сингапуре: извлекая уроки
20 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сейчас Сингапур – наименее коррумпированная страна в Азии. Этот статус год за годом подтверждают исследования, проводимые Politicaland Economic Risk Consultancy (PERC)[1] и Transparency International[2]. Почему коррупция перестала быть нормой общественной жизни в Сингапуре? Какой полезный опыт можно извлечь из истории противодействия ей? Для того чтобы ответить на эти вопросы, стоит обратиться к причинам коррупции в колониальном Сингапуре, основным методам противодействия коррупции и урокам, которые необходимо усвоить.
Европейский опыт борьбы с коррупцией: Финляндия
15 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В последнее время в социальных сетях все чаще встречаются  призывы к смене в России политической системы. Что послужило для этого триггером? Позорная инсценировка всенародного одобрения поправок к Конституции? Или дает себя знать естественная смена поколений, а значит, и представлений россиян о желательном мироустройстве? 
Шведские уроки
3 ИЮЛЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в., Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии: «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания. Социал-демократы продемонстрировали широкие и надежные обязательства в социальной сфере.