Что делать?
22 октября 2017 г.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
AР/ТАСС

В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.

1. Наличие политической воли

Я стала министром юстиции в 2004 году. В это время Румыния готовилась вступить в Европейский Союз. Однако коррупция оставалась проблемой номер один. Особенно волновала коррупция на высшем уровне — среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Это были не только взятки, но и уклонения от уплаты налогов.

Я действительно хотела бороться с коррупцией и чувствовала, что это необходимо обществу. Я не была членом какой-либо политической партии и не принадлежала ни к какой группе. К тому же, я видела большую заинтересованность в борьбе с этим злом со стороны румынского правительства.

С этой целью в 2005 году было создано Национальное антикоррупционное управление (DNA). Его главная задача — бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство включает в себя функции обычной полиции, а также прокуратуры, это позволяет значительно сэкономить время.

Наличие такого органа очень раздражает наше правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они уже несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты, которые сейчас при власти. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

Когда люди узнали об этом, то начались массовые протесты. На улицы вышли 250 тысяч человек. Еще 10 лет назад такое было трудно представить. Поэтому участие общества не менее важно, чем активность правительства. Поэтому в Румынии сейчас люди наблюдают за деятельностью политиков. В случае необходимости они готовы выйти в еще большем количестве.

2. Юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов

У нас есть два главных органа для борьбы с коррупцией. Первое — Национальное антикоррупционное управление, о котором я уже говорила. Все коррупционные дела находятся в руках управления, что уберегает от утечек информации. К тому же вDNAсобрались лучшие кадры как из прокуратуры, так и финансовые иIT-специалисты.

Также у нас есть Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но также и имущество своих родственников, а также выписки по банковским операциям. Каждый документ — около 10 страниц. Любой гражданин может изучить декларацию. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано.

Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

3. Доводить дела до суда

За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся 1500 топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску — Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. Я считаю, что это замечательно. Поскольку поначалу люди боялись вести расследования против высокопоставленных коррупционеров. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать заключения. Однако потом нам все же удалось их посадить сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

Поэтому очень важно добиваться, чтобы дело было рассмотрено в судах. Без долгих проволочек. По опыту Румынии могу сказать, что от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе. Дольше затягивать дело не вижу смысла.

Мне известно, что в Украине сейчас проходит судебная реформа. Я считаю, что она очень важна для будущего страны. Однако сейчас у вас есть около 7 тысяч судей. Они уже сегодня могут выносить решения по делам о коррупции. Для меня остается пока не понятным, почему еще до сих пор нет решений по делам НАБУ.

Считаю, что неправильно оправдывать бездеятельность судей отсутствием антикоррупционных судов. Однако это все отговорки.

4. Введение института гражданской конфискации

Криминальный процесс о коррупции — это, в основном, длительный процесс. Однако важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации.

Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Очень активно этот институт используют в Британии.

Я считаю, что в Украине не надо бояться гражданской конфискации. Это поможет рассматривать дела о коррупции быстрее. К тому же, по данным статистики, всего лишь 10% являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

5. Тщательный подбор персонала для антикоррупционных органов

Когда я была министром юстиции Румынии, передо мной поставили сложную и ответственную задачу — найти руководителя для Антикорруционного управления. Как я понимала, мне нужно было найти человека честного, с высокими моральными качествами, а также профессионала своего дела. Поэтому я обратилась к психологу. Он помогал мне найти такого человека. Для этого он проводил не только личностные тесты, но и выяснял, сможет ли этот человек попасть под политическое влияние или нет.Эти тесты проходили все, кто хотел работать в DNA.

Мне удалось найти такого человека. Его звали Даниэль Морарь. После разговора с ним психолог мне сказал, что этот человек как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления.

Важно также, чтобы эти люди были и профессионалами с своей сфере. Поэтому для меня до сих пор является секретом, как в Украине Генеральную прокуратуру возглавляет политик. Это не приемлемо для эффективной борьбы с коррупцией.

Автор: Наталья Миняйло, журналист отдела "Политика", Delo.UA

Источник: https://delo.ua/ukraine/5-receptov-borby-s-korrupciej-ot-moniki-makovej-331814/ © delo.ua

Фото: 29.01.2017. Румыния. Массовые протесты против нового закона об амнистии в Бухаресте. Vadim Ghirda/AP/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ценности, менталитет финнов и благоприятный фон реформ школьного образования
23 ОКТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВСКАЯ
Демократическое государство всеобщего благосостояния. Всеобщее благосостояние стало главным принципом финского государства. Государство всеобщего благосостояния было создано в относительно короткий период. Перед Второй мировой войной в Финляндии было много бедных. Сегодня дифференциация по уровню доходов населения в Финляндии одна из самых низких в мире. По данным ОЭСР, Всемирного банка 2009–2012 годов, соотношение доходов 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных граждан по странам, в разах: Дания – 5,3, Финляндия – 5,4, Швейцария – 6,0, Норвегия – 6,1, США и Канада – 8,9, Великобритания – 10,0, Южная Корея – 10,7, Россия – 16,4, Китай – 17,6.
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.