Что делать?
20 сентября 2018 г.
Благосостояние как подрыв национальной идеи
10 АПРЕЛЯ 2018, СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Михаил Златковский
Десять лет назад, в то самое время, когда подошли к концу пресловутые «тучные годы» — в растиражированном еженедельнике мне попалась на глаза колонка, которую вел известный российский политолог. На страницах газеты колумнист, предаваясь невеселому анализу только что наступившего в России экономического кризиса 2008, неожиданно отвлекся от финансовой составляющей. Вместо этого переключился на бытовую сферу, вспомнил недавнее прошлое и призвал читателя обратить внимание на то, что впервые с начала 90-х в домашних кастрюлях россиян стали слипаться макароны. Тогда подобное отступление показалось довольно стираным, хотя намек автора был и понятен. Несложная метафора, предвещавшая неизбежное падение уровня жизни населения «на уровне мелочей».
Тот первый период правления Путина, протекавший на фоне заоблачных цен на энергоресурсы, чисто с обывательской точки зрения содержал много приятного. И именно сегодня, оглядываясь назад, становится понятно, что набившая оскомину «политическая стабильность» — это ничто, по сравнению со стабильностью финансовой. Пока власть зачем-то нам кивает на опыт столь горячо нелюбимого Запада, прежде всего на США — апеллируя к исполнению американского гимна школьниками перед началом занятий, и обязательно вывешенным государственным флагом перед самим образовательным учреждением; но при этом, мало обращая внимания на «ненужные мелочи». В виде повального материального благополучия их родителей, обитающих в условиях в целом стабильной социальной системы; высокого уровня жизни и здоровой общественной среды. Здесь, конечно, стоило бы оговорится о том, что на такого рода факторы гораздо больше обращает внимание околовластная пропагандисткая машина, что выражается в яростном отрицании всего выше перечисленного — но данная статья не об этом.
Сколько бы не велось дискуссий на тему того, что некая национальная духовность должна непременно преобладать над идеей сытого, ярко выраженного в своей материальности, народного благополучия — десятилетия изучения всех сфер общественной жизни, отлично свидетельствуют о том, что разговоры остаются разговорами. А непосредственная реальность, с которой каждой правящей системе рано или поздно, но придется столкнуться лицом к лицу, и порой в самый страшный час — она вот, прямо за стенами правительственных учреждений.

Если бы сегодня возможно было бы представить, как на Красной площади собралась огромная, негодующая толпа. И стихия, исходящая от этой толпы вдруг обрела бы не беспредметный посыл «Нам надоело, мы хотим лучше жить»; а оформилась в конкретные требования «хотим лучше есть, хотим лучше одеваться, и прекратите отбирать остатки наших доходов в свою бездонную бочку!»

Из-за кремлевской стены высунулся бы высокопоставленный чиновник, испуганно-рассерженно выкрикнувший бы; — Да как вам не стыдно! Вы должны жить ради нашей национальной идеи, а если понадобится — то и умереть за нее! В том-то и дело, что некая национальная идея, которая, в идеале, должна сплачивать всех россиян, существует где-то в эфемерном пространстве, и, действительно, относится к сфере «духовного». У нее нет четких форм, потому авторитарная власть, при необходимости, может слепить из такого призрачного материала все, что угодно. И каждый раз это НЕ будет связано с «низменным» и материальным благополучием. Родину полагается любить просто так, именно потому — что это родина. В России родина никогда ничего не должна своим детям — зато им же, не устают напоминать, что сами они в неоплатном долгу перед тем географическим пространством, где появились на свет. Духовность здесь присутствует в таком объеме — что мысль о том, что человек из другой страны очень часто и много думает о своем благосостоянии; и, в случае войны, В ТОМ ЧИСЛЕ, готов будет защищать свою сытую жизнь.

Именно потому, что хочет чтобы она осталась таковой; в России такой взгляд на патриотизм выглядит просто немыслимо и дико. Все остальные факторы отбрасываются; в начале 2000-х известный патриотический боевик уже объяснил россиянам что У НИХ там «все просто так, кроме денег». А если уж вспомнить извечное «умом не понять, нужно только верить», нисходящее к более простому и доступному для понимания «не жили хорошо, нечего и начинать» — складывается наконец посконная формула некого чисто родного восприятия реальности. Самое изумительное, звучать это будет ровно аналогично, что приведенная выше цитата из фильма, но как здесь важна полная подмена вкладываемого смысла! В России, у простых людей, все беспритязательно, от души сердечно и бескорыстно; одним словом все, «кроме денег» (их всегда нет).

Графика: Михаил Златковский












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
10 правил бюрократического выживания
11 СЕНТЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В современном обществе не обойтись без чиновников, без бюрократии. Это становится понятным, если представить граждан в роли акционеров своего государства. Да, акционеры – на фирме главные, они собственники. Но им приходится нанимать  профессиональных менеджеров, чтобы  управлять производственными процессами, сбытом и закупками. Без них не обойтись, но контролировать их надо очень жестко. Иначе все разворуют.
Какая дорога ведет к счастью?
30 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Условием человеческого счастья является достаток. Только достичь его можно по-разному. С древних времен достаток был у того, кто обладал властью или был близок к власти. А значит, мог обложить данью соплеменников  или покоренные племена. От трудолюбия, знаний, изобретательности и  предприимчивости толку было мало, все равно властвующие бандиты придут и  отберут. А вот владение оружием, умение одолеть врага насилием или  хитростью и умение обмануть доверчивых приносило власть имущим немалый доход. Эти  аморальные ценности прочно закрепились в культуре древних и отсталых народов. Кто был счастлив в богатстве: пришлые варяги-разбойники или славяне-земледельцы? Татаро-монгольские завоеватели или городские ремесленники? Царь с опричниками или рабы-крепостные?
Законность — базовая ценность либерализма
20 АВГУСТА 2018 // АРКАДИЙ ПРИГОЖИН
Трудно сосчитать число выпадов и проклятий в адрес «проклятых либерастов» на страницах официальной прессы. Порой даже трудно объяснить степень этой ненависти. Профессор, д.ф.н. А.И. Пригожин популярно объясняет ее причину: несовпадение культурных ценностей. У одних это приоритет права, законности, у других — верховенство последних указаний вождя, царя или падишаха. Либерализм и его социальная разновидность есть идеология. Идеология базируется на ценностях. Ценности можно разделить на идеалы и идеологемы. Идеалы — это ценности сами по себе. По отношению к ним невозможен вопрос «зачем?» Скажем, справедливость, здоровье, счастье и т. д.
На пути к Великой депрессии
14 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по статье Павла Усанова «Непреднамеренные последствия социального патернализма» Благими намерениями дорога в ад вымощена. Когда последствия ошибочных решений сказываются на жизни одной семьи, то для всего общества это незаметно. Но когда само общество, т.е. многие миллионы людей впадают в трагическое заблуждение, это приводит к тяжким результатам. Россияне, поверившие в коммунистическую утопию уравниловки с ее лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям», столкнулись с нищетой, тотальным дефицитом, Голодомором, террором ВЧК-НКВД и миллионами сгинувших в ГУЛАГе. Наивно думать, что это последняя большая ошибка в истории человечества. Нас ожидают непреднамеренные последствия от вмешательства государства в рыночные отношения (т.е. интервенционизма — деформирования властями рыночной экономики), от быстрого роста численности чиновников и влияния на нашу жизнь корыстной бюрократии.
Антикапиталистическая ментальность
13 АВГУСТА 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Дайджест по книге: Людвиг фон Мизес. Антикапиталистическая ментальность Столетия спорят сторонники частной собственности и социалисты, мечтающие о построении общества всеобщего равенства на базе государственной монополии. По-прежнему популярны утопии о том, что каждый, независимо от его трудолюбия и способности, может жить в роскоши. Надо только разделить поровну. Печальные уроки германского национал-социализма, советского и кубинского социализма, последних событий в Венесуэле не мешают этим фантазиям. Почему? Ответ — в книге Людвига фон Мизеса «Антикапиталистическая ментальность».
Менеджеры РЖД на повременке
3 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест статьи: Владислав Иноземцев. Два года по старым шпалам Россияне отличаются от других народов своим пристрастием к опеке государства, надеждами, что чиновники и их верховный управитель всех обеспечат, напоят, накормят и спать уложат. Однако эти мечты не сбываются, власти предпочитают тратить собранные с подданных налоги не на зарплаты и пенсии, а на свои дворцы и яхты, на подводные лодки и ракеты, войны и зрелища. Это нас не вразумляет, архаичную веру в «доброе» государство и царя-президента не расшатывает. С  иллюзиями, впитанными с молоком матери, расставаться тяжко и мучительно. Но придется, если мы не хотим повторить судьбу СССР и стать страной «четвертого мира». И помогут в этом аргументированные тексты ученых. Такие, как статья директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева «Два года по старым шпалам».
К чему приведет средневековая культура народа
30 ИЮЛЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Доходы России от запредельно высоких цен на нефть в 2001-2007 годах не были использованы для модернизации страны, для развития ее инфраструктуры. Некоторая часть пошла на рост зарплат россиян, что обеспечило поддержку президенту Путину. Но большая часть доходов ушла на прирост капиталов правящей клики. Уже к 2007 году девять человек из ближайшего окружения Путина, каждый из которых имел связи с высокопоставленными силовиками, возглавили компании, совокупный доход которых составил огромную сумму — 18% ВВП России. Если в развитых странах финансовый успех определяется внедрением высоких технологий и производством новых продуктов, то в России он зависит от связей, «крыши» со стороны президента и его министров.
Может ли Литва быть для нас примером?
23 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Главное отличие постсоветской Литвы от постсоветской России в том, что в менталитете литовцев нет поклонения царю-президенту, пусть даже всенародно избранному. Демократия на европейский манер, где органы власти подконтрольны гражданскому обществу, большинство считает желанной формой государственного устройства. В Литве есть реальная политическая конкуренция партий, разделение властей, независимый суд и широкие полномочия парламента.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018 // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства. Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике. Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США.
Плюсы и минусы пенсионных систем
12 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Часто люди задают вопрос: нельзя ли в России пенсионную систему сделать разумной, гарантирующей пенсионерам достойную жизнь, чтобы пожилые люди, как в Европе, могли ездить отдыхать на море? Отвечая на этот вопрос, начнем с определений. Традиционная государственная пенсионная система, действующая в России  и в странах Европы, — это страховая распределительная система. Правильнее ее называть перераспределительной или солидарной, так как она основана на солидарности поколений. В ней работающий платит за неработающего, точнее, работодатель, урезая зарплату работающему, перечисляет его пенсионный взнос в Пенсионный фонд.