В оппозиции
25 июня 2019 г.
Навальный кушает детей

ТАСС

Мы, поколение «перестройки», всегда очень интимно относились к ее политическим целям и продолжению. Поэтому в последующие двадцать-двадцать пять лет мы и в мороз, и в жару ходили на все митинги и демонстрации, как бы опасаясь, что без нас огонь демократии будет потушен. Мы чувствовали личную ответственность за подливание масла в огонь. Слова Макаревича «Но верил я — не все еще пропало,/ Пока не меркнет свет, пока горит свеча» — отнюдь не случайны. Однако годы берут свое, и в семьдесят кричать «Мы тут власть!», «Пока мы едины — мы непобедимы» и петь молодежную песню про свечу — как-то уже стилистически неловко. Тем более что подросло поколение, которое даже не знает, кто такая «бабушка Новодворская».

Была, говорят, такая. В незапамятные времена. Как и все эти прошлые кумиры грендпапиков. Как и вся их хваленая литература, от которой осталось одна лишь литературность, если не сказать вычурность, которая вся умещается на кв. см карты памяти ридера. Двадцатый век ушел, на дворе двадцать первый. И вот вы видите, что рядом с вами уже никого нет из знакомых, одни молодые лица, айфоны, дроны — другая эпоха. Чего хотят, к чему стремятся? — бог весть. Но главное, что уже не надо подливать масла, все начинает разгораться само. Этот огонь поглотит и нас.

И вот вы видите, как в этой новой реальности восходит пылающая звезда «Навальный». Не очень удобная звезда, не очень добрая звезда, не очень «наша», но и нельзя сказать, что совсем «не наша». Как раньше мы говорили, что у нас есть только «танк Горбачев» (который сам, в общем-то, и не предполагал, что демонтирует СССР), новое время может сказать про себя, что у него есть «танк Навальный».

Навальный развернул сеть штабов по стране, что до него не сделал никто. Имеет собственные медиа, собственных ассанжей, которые вместе с коллегами мониторят сведения о собственности чиновников-патриотов из системы распределения бюджета, и, видимо, имеет какие-то средства на политику. Как так получилось, что человек без номенклатурного статуса занял такую нишу, вопрос особый, но так получилось, и теперь все вынуждены с этим считаться.

По сути, «Навальный» стал тем инструментом, который бог знает кем вставлен в секретный паз. Повернешь — путинская империя возьми да и рассыпься. Вытащишь — она все равно рассыплется, потому что исчезнет скрепа. Оставишь на месте — рассыплется однажды после дождичка в четверг. Одна из причин, почему с ним не делают ничего особо криминального.

Но что можно с ним сделать, если не убить, как Немцова? Чуть-чуть оболгать. Или заставить приревновать к нему других достойных оппозиционеров. Типа не очень умен. Сырая программа. Готов разрушать, но не знает, что строить. Крым у него бутерброд. Кушает маленьких детей.

Слышу (внутренним слухом), люди думают: чего этот хрен Навальный устраивает Болотную-2? Опять будут посадки, сломанные жизни, а Путин прекрасно себе коронуется и даже оставит Медведева премьером после всех панических прогнозов о грядущем десанте либералов. В этом есть доля правды: «протест Навального» идет без позитивной программы. Да и опрокинуть власть в центре империи при такой концентрации стянутых сюда центурионов вряд ли реально. Опрокинув власть, если так когда-нибудь случится, люди действительно не будут знать, что делать дальше, потому что никто не подготовил, потому что политическая ситуация всегда опережает ее осознание.

Но... Навального выдвинуло дурацкое время. Не было бы этого конкретного Навального, был бы другой Навальный. Подрастает поколение, постепенно обучающееся перешагивать через порог личной безопасности. Так происходит во всех странах, в которых папики съели будущее молодых, — здесь же с опозданием, помноженным на культуру крепостного права, усталость, то есть медленней. Плешивый царизм у нас все время выигрывает, но его трагедия (или комедия) в том, что он не может выиграть всю партию, как бы все у него ни было хорошо организовано. Так или иначе, его часы подходят к полночи и историческая оценка ему уже вынесена. Шакалы (а все мы немножко шакалы) это чувствуют и буквально несут «Навального» на руках, типа «Веди!». Навальный даже уже и не подходит к этим площадям — его свинчивают раньше, — но все само собирается, как лавина. Это называется «неотвратимость».

Особое изобретение с другой стороны — «Навальный и дети». По какой-то причине на акциях Навального оказывается много школьников. И вот покатилось из поста в пост, из статьи в статью: «Навальный прячется за спинами детей», «Навальный соблазняет их посулами». Тем временем соблазненных посулами детей государство, надо понимать, сломает и отправит в лагеря без особых сожалений. Но к Левиафану претензий как бы никогда нет, а Навальный «снова сбежит с баррикад» и будет кататься, как сыр в масле на американский деньги. (Образ, правду сказать, совершенно лишённый визуального содержания.) Да и весь он по сути проект Кремля, какого-то ляду устроившего казачью свалку накануне инаугурации. (Публицист Мильштейн предположил, что казаки с нагайками – это был прекрасный зеркальный ответ на лозунг «Он нам не царь». Царь, царь, он вам царь!) А может, одновременно и американский проект. В общем, Навальный кушает детей.

Апеллирование к будущему детей — идеологический рудимент советского прошлого, когда будущее планировалось централизованно, а гипсовые дети что-то изображали на пьедестале. Все людоеды держали на руках по ребенку и делали им «коровку бодучую». В современной же политике, если честно, нет дела до отдельных детей, кошек, собак, мышей, женщин и стариков как культовых сущностей. Навальный решает утилитарную задачу по опрокидыванию власти и предъявляет 5 мая образ ее нелегитимности. Власть решает утилитарную задачу: как притушить самого Навального. А дети, их родители, женщины и старики вольны в этом участвовать или не участвовать. Но, естественно, и оппозиции, и режиму важно ускоренно «обучить» молодежь. Через «гитлерюгенд» ли или через СИЗО.

Цинично? Но кто пишет о «спрятались за детьми», наверное, думает, что у нас с режимом рыцарское соглашение. Если пленные, то их везут в обозах с красным крестом. Если старушки, то их переводят через дорогу полиционеры. Детям раздают мороженое из заменителя молочного жира и оберегают от опасной политики. На самом деле это не так — детей кушает именно государство, лишая будущего. Неглупые дети это начинают понимать достаточно рано, особенно накануне призыва в армию. И у дверей толпятся политические вербовщики.

Надо еще отметить, что государство, которое вы собирались застыдить белой ленточкой и поразить независимым подсчетом голосов на выборах, стыдиться совершенно не собирается, как не собирается и играть по правилам. Постепенно отказывается и от камуфляжа. Правила давно побоку. Казаки с нагайками — один из примеров тому. Пятая инаугурация — другой. Не Навальный, а это — настоящая школа жизни молодых, настоящие «мои университеты».

Фото: Celestino Arce/Zuma\TASS












  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...