Итоги года
19 июня 2019 г.
В СМИ
31 ДЕКАБРЯ 2018

Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

Ежедневный журнал:
Леонид Гозман. По ту сторону событий. Итоги года на уровне смутных ощущений.

Важнейшие изменения в обществе и в природе совсем не всегда имеют видимые предвестники. Предвестником грозы, например, являются не какие-то специфические песни птиц, а их молчание — не действие, а его отсутствие. И именно это внезапное молчание, как и прекращение ветра, является сигналом того, что «сейчас начнется». Непосредственно перед рассветом тоже не происходит ничего, но мы чувствуем, что он наступает.

Вот такое «ничего» происходит на уровне ощущений и сейчас...








В СМИ
31 ДЕКАБРЯ 2013

Алексей Макаркин:

Когда в экономике стагнация, становится востребованным производство иллюзий. Это в полной мере относится к современной России, в которой власть все больше внимания уделяет идеологии, обосновывающей величие страны. Нечто вроде мысли генерала Бенкендорфа, полагавшего, что прошлое России было удивительно, настоящее более чем великолепно, а будущее «превзойдет все, что может себе представить воображение самое смелое». Правда, на горизонте маячила Крымская война, разрушившая иллюзии, которым предавались власть и значительная часть общества.

Николай Сванидзе:

В 2013-м консерватизм фактически был провозглашен государственной идеологией. Мало того, Россия теперь активно позиционируется как мировой оплот консерватизма, последовательный защитник традиционных, прежде всего семейных и религиозных, ценностей в борьбе с глобальным злом — либерализмом и толерантностью.

Дмитрий Орешкин:

Все по сценарию: очередной шажок вниз. Единственная новость (впрочем, предсказуемая) в том, что фирменные путинские пиар-акции набили оскомину уже большей части электората. То ли разводящие вконец обленились, то ли массовый зритель слегка поумнел. Восторгов все меньше: ну, опять кому-то выкрутили руки, кого-то кинули, подставили… Президентская чета разводится, американцы грохнули метеоритом по Челябинску, Пугачева двойню родила… Тоска.

Виктор Шендерович:

Его аудитория – все, кто хочет, чтобы вслед за Ходорковским на свободу вышла Россия. И его общественная деятельность, его голос – это, де-факто, несомненно, политика, что же еще! Прямостоящий человек, в изогнутом обществе настаивающий на принципах прямостояния, – это политика, даже если этот человек не претендует на изогнутый трон.


Сергей Караганов:

Об изоляции России говорить смешновато. Некоторые мировые лидеры не приедут, потому что им не нравится вектор развития России. Еще несколько  — из-за того, что Россия подчеркнуто отвергает предлагавшуюся ей роль ведомого  как во внутренней социальной сфере, так и во внешней политике. А это вызывает понятное раздражение, особенно острое на фоне провалов, в которые вверг себя начиная с прошлого десятилетия «старый» Запад. Причина провалов   — головокружение от успехов после казавшейся победы в «холодной войне». Но большинство  лидеров  все-таки приедет. Чтобы на  других посмотреть, себя показать. К тому же появиться на Олимпиаде в компании других лидеров, в том числе Путина, хорошо с точки зрения рейтинга.


Александр Рыклин:

Мы совершенно закономерно (не вчера познакомились) рассчитывали на совершенно иную реакцию власти, какую и получили: обычное беспомощное изворотливое кривлянье — в сортире никого замочить не вышло, поэтому, как всегда, затянем унылую песню про «мировой заговор» и «внутренних врагов». Но это уже привычные будничные мотивы, которые исполняются на одной унылой ноте, без знакомого зловещего блеска в глазах. Никого они особенно не пугают, и даже почти не раздражают. Как мотопила на соседнем участке — визжит, конечно, мерзко, но куда же от нее денешься? И еще Олимпиада эта нависла ржавым домокловым мечом — вот-вот на всех обрушится новыми, непонятно какими бедствиями. Но знаете что? Мы с вами чего только вместе уже не пережили. Переживем как-нибудь и эту их Олимпиаду…

И вот что я вам еще скажу: давайте в следующем году будем держаться поближе друг к другу, почаще подставлять плечо, ловить ответные взгляды. И улыбаться… И в ответ и просто так. Улыбаться несмотря ни на что!

Счастья вам, мои дорогие. И помните: если мы прорвемся, то только вместе. 

Эхо Москвы: Владимир Путин впервые, вопреки многолетней традиции, выступил с двумя новогодними обращениями к гражданам России... Появление второго обращения пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков объяснил "Эху Москвы" технической недоработкой.

В СМИ
1 ЯНВАРЯ 2015

Антон Орех: Наши клубы, наши не столь раскрученные спортсмены, наш массовый спорт ждет очень трудный год. Боюсь, что первый трудный в череде последующих.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...

В СМИ
31 ДЕКАБРЯ 2015

Андрей Солдатов, Ирина Бороган:

Весь прошлый год для ФСБ, как и для других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Прежде всего это выразилось в припадке шпиономании. Kоличество шпионских дел достигло рекордной отметки за последние 10 лет: по официальным данным, в 2015 году за госизмену только в Москве арестовали двадцать человек. В 2014 году по этой статье были осуждены пятнадцать россиян. Обычно шпионские дела не привлекают большого внимания, но случай Светланы Давыдовой, многодетной матери из Вязьмы, под воздействием эмоционального порыва позвонившей в посольство Украины и оказавшейся за это в Лефортовской тюрьме, возмутил многих.

Читать далее...


Александр Федута:

В детстве автор этих строк, как и все советские дети эпохи раннего застоя, счастливый донельзя, учил стишки:

Говорят, под новый год,
Что не пожелается,
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.

Он – то есть, конечно, я – учил эти стихи, даже не отдавая себе отчет в главном: их написал автор гимна моей тогдашней страны, и текст их был примерно такого же качества, как и гимн. Просто гимн учился чуть труднее, да и о его существовании я тогда не знал.

Сейчас ситуация такова, что уже ни этих стишков до конца (Гугль мне в помощь) я не помню, ни гимна. Помню разве что страну и первые четыре строчки стихотворения Сергея Михалкова. Однако, как и положено бывшему маленькому мальчику, я свято продолжаю верить в чудеса.

И вся Белоруссия, как маленький мальчик, долго и нудно верила в чудеса. Которые наконец-то свершились.

В самом деле. Мечты сбылись.

Президент маленькой, но очень гордой страны где-то между Россией и Европой так долго мечтал о том, чтобы к нему приехали гости. И вот мечта сбылась. Приехали те, о чьем визите он раньше и мечтать не мог – даже в детстве. Не фрекен Бок и дядюшка Юлиус из сказок о Карлсоне и малыше, а канцлер Германии и президент Франции. Он был счастлив. Он угощал их собственноручно поданным чаем, а также пододвинул госпоже канцлеру стул, предусмотрительно выдернутый у соседа. Как мало нужно для счастья, правда? То есть, конечно, он мечтал бы о том, чтобы стул пододвинули ему – и чтобы это сделал… ну, не госпожа канцлер, так хотя бы господин президент. Но и в таком, так сказать, формате произошло невероятное.

Читать далее...



Игорь Яковенко (журналист):

В канун Нового года принято подводить итоги. И я это, вероятно, сделаю чуть позже в традиционной форме, с упоминанием основных событий, тенденций, героев и антигероев. Но в завершающей этот год «Медиафрении» хочу сказать о том, что считаю самым главным процессом года и его главном итоге. И это не те несколько войн, в которые Россия умудрилась влезть одновременно, вопреки заветам классиков военной стратегии. И не постепенное погружение в экономическую бездну. И даже не фактическую отмену права на территории страны, которую осуществили совместно Федеральное собрание с президентом, принявшие гору антиправовых законов, суды, отправляющие в тюрьму невиновных и оставляющие на свободе явных преступников и Конституционный суд, отменивший верховенство международного права в стране.

Все эти итоги есть, они решающим образом влияют на нашу жизнь, но они сами лишь проявление того основного процесса, который все эти дни шел не в коридорах власти, не на полях неправедных сражений, не в сводках о ценах на нефть и курсах валют, а в головах россиян.

Жены военнослужащих, ставших жертвами преступных приказов, пославших их воевать и умирать в Украине, предают память своих мужей, заявляя, что их никто никуда не посылал и вообще они уволились из армии.

Десятки миллионов людей одобрительно смотрят по телевизору откровения нравственного идиота, заявляющего, что он знать не знает, каких-таких туркоманов он стирает с лица земли своими бомбами и ракетами, что массовые убийства гражданских лиц — это лучшая тренировка, да еще и не обременительная для бюджета, и раздумчиво сообщающего, что Бориса Немцова совершенно не обязательно было убивать. Десятки миллионов смотрят, как у их вождя непосредственно в прямом эфире вырастают клыки, рога и копыта, а с экрана телевизора начинает разить серой, и от этого их любовь к вождю усиливается.

Читать далее...

В СМИ
3 ЯНВАРЯ 2018

2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.

И это значит прежде всего, что изменились методы государственного контроля. Эпоха, когда сотрудники ФСБ, прикомандированные к государственным и коммерческим структурам – от театров до спортивных ведомств, – должны были играть важную роль в их управлении, завершается. Ее сменила новая эпоха, и теперь контроль со стороны Кремля осуществляется через выборочные репрессии, жертвами которых уже стали губернаторы, чиновники, министры и театральные деятели. В этом случае на какой позиции находится прикомандированный офицер ФСБ, не имеет большого значения.

В 2017 году стало заметно, что изменился язык спецслужб и их методы.

Дело режиссера Кирилла Серебрянникова – едва ли самый яркий пример нового подхода. Как известно, сотрудники ФСБ принимают в нем живейшее участие, причем, что любопытно, это офицеры подразделения по защите конституционного строя (бывшее Пятое управление по борьбе с диссидентами) – и появились они там, поскольку им «привычно курировать интеллигенцию».

Очевидно, что мы наблюдаем возвращение советских понятий в работу спецслужб. Практика кураторства была и в 90-е и 2000-е годы, но тогда это фактически было прикрытием для поднайма офицеров спецслужбы для разрешения бизнес-конфликтов. Многие годы это было очень удобно – иметь на второй-третьей позиции в госкомпании высокопоставленного офицера ФСБ, с очень высокой зарплатой, мотивировавшей его помогать компании, а не спецслужбе. Нередко банки и компании сами обращались на Лубянку с просьбой о командировании куратора. В 2017 году значение термина «кураторство» изменилось. ФСБ вернула ему советский смысл – и теперь кураторы фактически заняты определением целей для выборочных репрессий. 

На этом список советских методов, возвращенных в оборот, не исчерпывается. Донести до каждого, что в новой реальности никто не гарантирован от репрессий, в том числе и сами репрессивные органы – это вполне в духе советских руководителей. В 2017 году прошли чистки как в Следственном комитете (дело начальника Управления собственной безопасности СКР Михаила Максименко), так и в ФСБ. При этом репрессии идут очень по-советски – сначала руководство определяет «проблемный участок», а следом начинается работа по его зачистке.

К примеру, продолжается скандал вокруг российского вмешательства в американские выборы, и на его фоне чистят киберглавк ФСБ – Центр информационной безопасности (ЦИБ). По результатам 2017 года его руководитель Андрей Герасимов снят, один зам отправлен в отставку (получив три года условно за злоупотребления), второй зам Сергей Михайлов, по совместительству шеф самого боевого подразделения ЦИБ – Оперативного управления – и вовсе уже год сидит в Лефортово по совершенно другому обвинению. 

Этим аресты в ФСБ не ограничились – летом арестовали сразу пятерых сотрудников московского управления – за вымогательство взятки у руководителя подмосковного предприятия ВПК. В ноябре арестован офицер, курирующий Рублевку. Все это крайне необычно и совсем не похоже на то, как расследовались дела против сотрудников спецслужб в 2000-е. 

Тогда схема выглядела просто – если уж сотрудник попался на преступлении, на место выезжала служба собственной безопасности ведомства, быстро убеждала виновного подписать вчерашним числом заявление об увольнении, чтобы не портить имидж ведомства и сохранять секретность (собственно, именно для этой цели службы собственной безопасности и создавались – чтобы ничего не выплывало за пределы ведомства). Очевидно, что сегодня это принцип отменили.

Поразительное интервью директора ФСБ Александра Бортникова к столетию ВЧК с теплыми словами в адрес Лаврентия Берия – лучшее подтверждение того, что и в ФСБ вполне осознали свою новую, а на самом деле хорошо забытую старую роль в новой реальности. Роль ключевого инструмента в системе, в которой управляемость государством гарантируется страхом.






  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».