В оппозиции
19 июня 2019 г.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая.

«Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова», и с тех пор никаких новых сигналов по этому поводу с Олимпа не поступало, а задать вопрос никто не решается… 

Итак, повторю: никакую реальную оппозицию — ни Навального, ни «Солидарность», ни ПАРНАС, ни партию Гудкова — власть в центр Москвы уже не пускает. Мы должны ясно осознавать: нет больше такой опции — вывести людей на улицу под протестными лозунгами и знаменами, получив на это согласие начальства. То есть более или менее безопасно вывести. При этом в минувшем году прошло несколько заметных и довольно массовых акций, не санкционированных столичными властями. Достаточно вспомнить «Марши матерей» и «Прогулки по Тверской» Навального. Другими словами, совершенно очевидно, что на нынешнем этапе в российской политической практике такого формата, как «согласованная протестная акция», больше не существует. И в этой связи люди, произносящие сегодня сакраментальную уже фразу «я в загон не хожу», должны честно признаться, что на самом деле они говорят: «Я на Марши Немцова не хожу»… А потом уже объяснять, по каким причинам они установили для себя подобное ограничение. Сразу скажу, что к причинам этим я отношусь с глубочайшим уважением, признаю их правомерность и во многом разделяю. Вот только фразу «Я на Марши Немцова не хожу» у меня произнести не получается.

Не будем также забывать и про «инерцию окружения». Подавляющее большинство близких мне по духу и взглядам людей приходят в этот день на площадь не только затем, чтобы отдать дань памяти Борису Немцову, но и для того, чтобы продемонстрировать свое отношение к происходящему в стране. И в очередной раз убедиться, что они вовсе не изгои в своем городе, что людей, разделяющих их взгляды, достаточно много.

И вот о чем я еще подумал вчера, когда колонна шла к проспекту Сахарова. О том, что подавляющее большинство тех, кто пришел на Марш Немцова, сделали бы это, как мне кажется, и в том случае, если бы власти не согласовали нам демонстрацию в центре Москвы. А такое, несомненно, в конце концов случится.

Впрочем, я так же твердо верю в то, что однажды Марш Немцова пройдет по всему городу и выйдет на площадь, названную в его честь. Потому что если в это не верить, то тогда вообще незачем ходить ни на какие акции — ни на согласованные, ни на несанкционированные.

А пока давайте будем использовать любую возможность для сопротивления. У меня нет никаких сомнений в том, что все, кто вчера шел в колонне, ощущали себя участниками именно акции сопротивления. А значит, она таковой и была, несмотря на полицейские кордоны и унизительные чиновничьи ограничения. 

 




Фото: Ирина Гордон












  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.