В оппозиции
16 октября 2019 г.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая.

«Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова», и с тех пор никаких новых сигналов по этому поводу с Олимпа не поступало, а задать вопрос никто не решается… 

Итак, повторю: никакую реальную оппозицию — ни Навального, ни «Солидарность», ни ПАРНАС, ни партию Гудкова — власть в центр Москвы уже не пускает. Мы должны ясно осознавать: нет больше такой опции — вывести людей на улицу под протестными лозунгами и знаменами, получив на это согласие начальства. То есть более или менее безопасно вывести. При этом в минувшем году прошло несколько заметных и довольно массовых акций, не санкционированных столичными властями. Достаточно вспомнить «Марши матерей» и «Прогулки по Тверской» Навального. Другими словами, совершенно очевидно, что на нынешнем этапе в российской политической практике такого формата, как «согласованная протестная акция», больше не существует. И в этой связи люди, произносящие сегодня сакраментальную уже фразу «я в загон не хожу», должны честно признаться, что на самом деле они говорят: «Я на Марши Немцова не хожу»… А потом уже объяснять, по каким причинам они установили для себя подобное ограничение. Сразу скажу, что к причинам этим я отношусь с глубочайшим уважением, признаю их правомерность и во многом разделяю. Вот только фразу «Я на Марши Немцова не хожу» у меня произнести не получается.

Не будем также забывать и про «инерцию окружения». Подавляющее большинство близких мне по духу и взглядам людей приходят в этот день на площадь не только затем, чтобы отдать дань памяти Борису Немцову, но и для того, чтобы продемонстрировать свое отношение к происходящему в стране. И в очередной раз убедиться, что они вовсе не изгои в своем городе, что людей, разделяющих их взгляды, достаточно много.

И вот о чем я еще подумал вчера, когда колонна шла к проспекту Сахарова. О том, что подавляющее большинство тех, кто пришел на Марш Немцова, сделали бы это, как мне кажется, и в том случае, если бы власти не согласовали нам демонстрацию в центре Москвы. А такое, несомненно, в конце концов случится.

Впрочем, я так же твердо верю в то, что однажды Марш Немцова пройдет по всему городу и выйдет на площадь, названную в его честь. Потому что если в это не верить, то тогда вообще незачем ходить ни на какие акции — ни на согласованные, ни на несанкционированные.

А пока давайте будем использовать любую возможность для сопротивления. У меня нет никаких сомнений в том, что все, кто вчера шел в колонне, ощущали себя участниками именно акции сопротивления. А значит, она таковой и была, несмотря на полицейские кордоны и унизительные чиновничьи ограничения. 

 




Фото: Ирина Гордон












  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность