Что делать?
20 июня 2019 г.
Гражданский долг по нашему и по европейски

ТАСС

Дайджест по книге П. Филиппова и И. Яковенко. «Гражданский долг по-нашему и по-европейски. Дорожная карта реформ». СПб.: Норма, 2013.

 

Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено.

Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.

Но разве власть не виновата?

— Виноват сам народ. Власть такая, какой ей позволяет быть наш народ. Не стоит думать, что люди во власти какие-то особенные – разве что пошустрее и понахальнее. Все – не святые, все гребут под себя, и министры тоже.

В демократических странах общество ответственно за власть любого уровня. Там есть политические институты, традиции и практики, которые позволяют людям воздействовать на власть, корректировать её поведение и смещать неугодных правителей.

При авторитарной власти таких институтов практически нет, но это не отменяет ответственность народа за происходящее в стране.

Но ещё и гражданский долг у нас и в Европе понимается по-разному.

Европейская традиция долга основана на демократических ценностях и предполагает противостояние тирании.

В азиатской традиции, которая много старше европейской, любое противостояние деспотической власти трактуется как преступление, да и само понятие гражданского долга утрачивает смысл, поскольку исчезает понятие «граждане». Их место занимают «рабы», «смутьяны», «неразумная чернь».

В европейском понимании гражданского долга общество ответственно за власть.

Для традиционно русского сознания, наоборот, сакральная власть ответственна за общество в целом и за каждого подданного (напоить, накормить, дать работу, оборонить от особо рьяных мздоимцев и напористых инородцев). При таких представлениях гражданский долг есть долг подданного по отношении к власти.

И как же теперь заставить чиновников служить нам, а не наживаться за наш счёт?

— Многое зависит от того, какой общественный класс определяет политику.

В развитых странах это предприниматели. Они, как учёные и изобретатели, – люди прогресса, в условиях конкуренции вынужденные выпускать новые товары, повышать производительность труда, внедрять передовые технологии.

А у нас правящий класс – бюрократия. Идея служения обществу, миссия слуги народа в менталитет типичного российского чиновника не вписывается. Он стремится пристроиться к финансовым потокам, «пилить» бюджетные ассигнования, предоставлять за мзду выгодные заказы «своим людям», вымогать из просителей взятки. Поэтому и капитализм у нас получился «для своих», когда друзьям – всё, а остальным – беспредел; когда процветают лишь фирмы, «крышуемые» высокопоставленными чиновниками; когда основным источником доходов является монопольная сверхприбыль или «распил» бюджетных средств.

В отличие от развитых стран, у нас бизнес и власть не разделены. Обыденным стало сословное неравенство перед законом.

Системная коррупция в России метастазами сковала экономическую и социальную жизнь. На коррупционном доходе, административной ренте держится всё наше естественное государство – государство, где царит ограниченный доступ ко всем видам ресурсов, нет равенства граждан перед законом.

Неудивительно, что за последние годы наша политическая система выродилась в монопольную власть бюрократии. Она позволяет группе лиц удерживать власть, гарантирует их несменяемость. Исполнительная власть подмяла под себя законодательную и судебную, активно использует в своих политических интересах силовые ведомства и жёстко контролирует телевидение (стр. 9).

Может надо сменить людей во власти?

— Не только и не столько. Менять надо политико-экономическую систему, уйти от «капитализма для своих», блокирующего развитие страны.

Ещё раз подчеркнём, что наша архаическая политическая система отличается от европейских парламентских республик тем, что в них чиновники – не правящий класс, а служивый, за которым бдительно следят народные избранники – депутаты.

Вывод: чтобы поставить власть под контроль народа, нам надо перейти от архаичной демократии вождей к парламентской республике, в которой народные избранники будут на деле контролировать чиновников. При этом мало переписать Конституцию государства, необходимо, чтобы она исполнялась (стр. 25).

Без поддержки населения ограничить всевластие бюрократии не удастся.

Это требует просвещения и «доброй пропаганды».

Пусть независимые от власти политические партии апеллируют к народу и борются за власть, создают союзы и блоки, получают мандат, формируют правительство. Тогда оно будет ответственным перед народными избранниками (стр. 31).

Интересы избирателей, депутатов и чиновников различны. Избиратели могут плохо разбираться в политике, особенно финансовой и бюджетной. Для них важнее семья, дети, работа. Депутаты представляют интересы избирателей в выборе путей развития страны, но в специальных вопросах они не всегда компетентны. Это сфера профессионалов-чиновников.

Однако тут есть много соблазнов, уводящих чиновников в сторону от общественных интересов. Значит, нужен контроль за соответствием личных доходов и расходов чиновников, за конечными результатами их работы – не только со стороны парламента и депутатов местных представительных органов, но и граждан» (стр. 35).

Почему у нас не работает самоуправление – школа демократии?

— В России политика традиционно сводится к высшему уровню правящей демократии – это правитель и назначенное им правительство.

В сознании миллионов политическое пространство ограничено Московской кольцевой дорогой.

Между тем в демократическом обществеместное самоуправление исходно первично.

Это та школа, которую проходит каждый гражданин, участвуя в работе школьного совета, избирая шерифа, выступая на собраниях жителей по проблемам своего района, улицы, дома.

В периоды усиления центральной власти, муниципальное самоуправление в Европе оставалось очагом демократии, из которого со временем выросла общенациональная демократия.

Нам нужны правовые и финансовые гарантии для местного самоуправления.

Федерализм должен основываться на делегировании полномочий «снизу вверх», а не наоборот. Демократические традиции произрастают из местного самоуправления, поэтому тех, кто успешно самоуправляется, надо поддерживать, давать им преференции и бонусы.

В ветхозаветные времена не было ни интернета, ни телевидения, ни газет, но передаваемая из уст в уста идея о том, что все – и король, и крестьянин, и раб – равны перед Богом, сделало христианство мировой религией. Христианство распространилось по свету усилиями проповедников.Идеи становятся силой, когда овладевают массами.

 

 Подробнее ознакомиться с книгой можно на сайте «ru-90.ru»

Фото: Андрей Гордеев/Ведомости/ТАСС













РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!
Можно ли победить воровство?
7 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических» воров – домушников, карманников, грабителей магазинов и прочих, сделавших кражу чьего-либо имущества своей профессией. Маргинальная прослойка таких людей есть в любых обществах. И в любых странах – что бедных, что богатых – существует отчетливый общественный запрос, если не на полное искоренение, то всяко на минимализацию возможности профессиональных преступников завладеть деньгами и имуществом граждан или частных юридических лиц.
Sapiens. Краткая история человечества
2 ИЮНЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Юваль Ной Харар  Sapiens. Краткая история человечества  М.: Синдбад, 2019  Дайджест книги в форме последовательного цитирования наиболее значимых мест произведения. Ход человеческой истории определили три крупнейших революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому.
Двойное бремя российской экономики
28 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Хотя российская экономика не приспособлена для динамичного развития при низких ценах на нефть, бремя социальных расходов, которое ей приходится нести, остается довольно тяжелым. Патерналистски настроенное общество хочет, чтобы государство заботилось о нем в любых условиях, и это желание вполне понятно. Такого рода патернализм имеет место и в самых развитых западных странах, где люди отнюдь не против того, чтобы получать «халяву». Однако мы не имеем сегодня тех возможностей для патернализма, которые существуют на богатом Западе. Поскольку наше общество дало властям карт-бланш на сохранение правил игры в экономике, при которых чиновничество активно собирает свою ренту с бизнеса, у государства в кризисной ситуации остается всё меньше ресурсов, чтобы быть заботливым патроном.
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!