В оппозиции
12 ноября 2019 г.
День шантажа детьми
3 СЕНТЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ



Я все думаю, это заранее так придумано или случайное совпадение в рамках запущенного маховика репрессий. В один и тот же день московские суды рассматривали представление прокуратуры, которая требовала лишить родительских прав две семейные пары, оказавшиеся на протестных акциях с малолетними детьми. А поздно вечером для составления протокола о повторном нарушении правил проведения протестных акций были доставлены в отделы полиции журналист «Новой газеты», муниципальный депутат Илья Азар, активист Фонда борьбы с коррупцией Николай Ляскин и незарегистрированный кандидат на выборах в Мосгордуму Любовь Соболь. Полицейских не остановило то, что, подчиняясь их требованиям, Азар был вынужден оставить одну в пустой квартире дочь, которой нет еще двух лет. «Уложил ребенка спать, вышел покурить на балкон, с лестничной клетки вышли три полицейских и заявили, что я задержан по 20.2. Прямо в домашней одежде и тапках повели в машину. То, что дома остался один ребенок, которому нет и двух лет, их не волнует», — написал Илья Азар в своем телеграмм-канале. В задержании участвовали сотрудники 2-го оперативного полка полиции. Они отказались подождать полчаса, пока не приедет жена Азара. По словам журналиста, полицейские позвонили начальству, которое повелело доставить Илью Азара немедленно, не считаясь ни с какими обстоятельствами.



При этом и те, кто отдавал приказ, и те, кто его исполнял, серьезно рисковали. Ну, по крайней мере, если принимать всерьез вдруг проснувшуюся заботу прокуратуры о безопасности малолетних граждан. Ведь, требуя лишить Петра и Елену Хомских родительских прав, прокуратура на полном серьезе утверждала, что «родители с учетом беспомощного состояния дочерей умышленно допустили нахождение последних в непосредственной близости от большого количества агрессивно настроенных митингующих граждан, а также сотрудников правоохранительных органов со спецсредствами, пресекающих правонарушения со стороны митингующих». Ну если иметь в виду, что наличие «агрессивно настроенных митингующих граждан» представляет собой чистый вымысел, единственная угроза здоровью детей исходила исключительно от полицейских. А вот в случае с Азаром опасность была вполне реальной. Любой взрослый человек отлично знает все опасности, возникающие, когда совсем, ну просто совсем маленький ребенок вдруг остается один в квартире. Отлично понимаю московского уполномоченного по правам ребенка Евгения Бунимовича, который обратился в прокуратуру с требованием немедленно разобраться в этой дикой истории.

Впрочем, подозреваю, что оставление малолетней дочери без присмотра может стать в интерпретации прокуратуры отягчающим обстоятельством. Ведь посчитала же она, что Хомские использовали детей, чтобы предотвратить свое возможное задержание. Что же мешает заявить, что злонамеренный Азар, желая уклониться от привода в ОВД, специально отослал жену, чтобы прикрыться малолетним ребенком. С них станется.



Разумеется, можно строить конспирологические теории о том, что вся эта дикая ситуация специально придумана, чтобы устроить пиар-акцию для какой-нибудь Касамары, которая немедленно примчалась к ОВД, где держали Азара. Может и так. С них, повторю, станется. Можно также рассуждать о том, что системные либералы вот-вот докажут главному начальнику сколь пагубен курс на дальнейшее закручивание гаек. Но, так или иначе, по мере нарастания репрессий мы видим резкий процесс расчеловечивания. Уже сейчас можно наблюдать откровенных садистов, которым нравится бить женщин, нравится шантажировать, грозя отнять детей или создать угрозу их жизни. И тех, кто, понимая всю дикость происходящего и не получая от этого удовольствия, будет, тем не менее, творить произвол из чисто шкурных соображений. То, что шантаж пока что идет в режиме лайт – родительских прав все-таки не лишили, дочка Азара не проснулась, не испугалась – не значит ровно ничего. Прикажут – и те же судьи, которые вынесли некое предупреждение родителям, недрогнувшей рукой отнимут детей у тех, кто имел смелость выразить несогласие с генеральной линией. Власть сняла любые для себя моральные ограничения. Дети стали частью подлых взрослых игр.


Фото из соцсетей.













  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...