Выборы
30 сентября 2020 г.
Большой гибридный террор
13 СЕНТЯБРЯ 2019, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Reuters/TASS

Активист штаба Навального в Пскове Андрей Егоров сообщил, что местный банк заблокировал вклад, принадлежавший его матери. По его словам, на счету лежало 100 тысяч рублей, но заблокировали эти деньги и еще повесили долг на сумму 75 млн рублей. Как объяснил активист, 100 тысяч — это были сбережения матери за всю жизнь.

Погромы офисов и блокировки счетов активистов Алексея Навального идут по всей стране, не менее чем в 39 городах. Ищут миллиарды Навального, полученные «заведомо преступным путем». Бумагу на проведение погромов по всей стране разослал генерал-майор юстиции Рустам Габдуллин из СКР. Он же является руководителем следственной группы по «московскому делу» о «массовых беспорядках». Он же возглавлял в 2011 году «болотное дело». Никаких массовых беспорядков, как известно, не было. Зато вот прямо сейчас идут массовые погромы по всей стране, организованные властью. Громят штабы Навального, квартиры его сторонников, активистов движения в защиту прав избирателей «Голос», активистов «Яблока».

Юридическим «основанием» для погромов стало постановление судьи Басманного суда Москвы Оксаны Курносовой по уголовному делу «по факту легализации денежных средств, добытых преступным путем». Оксана Александровна вынесла вердикт отыскать на просторах России 75 миллионов 585 тысяч 300 рублей и еще 21 копейку.

Ищут везде, где хоть как-то упоминается слово «Навальный». Вышеназванную сумму в 75,5 миллионов и вот эту самую 21 копейку «повесили» на всех, кто причастен к протестам или к организации «умного голосования». Вот скриншот счета руководителя нижегородского штаба Навального Евгения Голигорова.



На счету у него было 6 тысяч рублей. В кошельке еще 800 рублей. Теперь счет заблокирован и висит «долг» в 75,5 миллионов. И так по всей стране. Плюс физическое насилие, разгромы офисов, изъятие техники во всех офисах штабов Навального. То, что обвинение в «легализации средств, добытых преступным путем» выдвинуто против ФБК, который не имеет филиалов по стране, а громят штабы Навального, преследуют их активистов, которые никакого отношения к ФБК не имеют, — следователей не волнует.

Нет ни малейших сомнений в том, что атака против структур Навального связана с протестами против недопуска кандидатов на выборы в Мосгордуму и «умным голосованием». То есть это в чистом виде политические преследования. По своему масштабу нынешние акции подавления протеста не уступают, а пожалуй, что и превосходят «болотное дело» 2012 года. Тогда свирепость следствия многими наблюдателями объяснялась личным раздражением Путина, поскольку многотысячное шествие и его погром силовиками состоялось 6 мая, накануне очередной путинской инаугурации. «Вы мне испортили праздник — я вам испорчу жизнь», — примерно так интерпретировали свирепость следователей и судей, задействованных в «болотном деле».

Хотя некоторые политологи называют то, что произошло 8.09.2019, «электоральной революцией», никакой «революции» на самом деле не произошло, разве что в головах некоторых политологов. «Умное голосование» не помешало власти провести всех своих ставленников во всех без исключения регионах, где избирались главы субъектов Федерации. В Мосгордуме представители власти — в большинстве, как и в других регионах, где избирались местные парламенты. То, что в Хабаровском крае партия власти обернулась к населению в облике партии Ж., не может считаться победой демократии и никак не может беспокоить Кремль. То, что вместо Касамары удалось избрать невнятного гомофоба и поклонника «внимательных полицейских» Яндиева, а вместо ставленницы власти Цветковой — кандидата-призрака Соловьева, которого изначально выдвигали спойлером «настоящего» Соловьева из списка Навального, — все это трудно назвать «электоральной революцией». С помощью УГ Навального избиратели смогли «отомстить “ЕР'», «плюнуть в суп» Собянину, а заодно и Путину.

Reuters/TASS

«Вы мне испортили праздник послушного голосования — я испорчу вам жизнь», — меланхолично прошипел Путин и запустил машину «большого гибридного террора». Любые аналогии с событиями 1937-1938 годов по понятным причин