Что делать?
27 сентября 2020 г.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 2
25 СЕНТЯБРЯ 2019, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ

ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 

  

Глава 4. Медицина

Pixbay

С середины XIX до середины ХХ века Запад правил миром. То была эпоха не только империй, но и империализма – экспансионистской идеологии, оправдывавшей формальное и не формальное господство над не западными народами  с эгоистическими и альтруистическими целями. У империи мог быть и политический смысл: в индустриальном обществе она сублимировала социальную рознь в ура-патриотизм или умиротворяла, путём уступок, могущественные группы. Кроме того, империя означала распространение цивилизации – комплекса институтов явно западного происхождения: рыночной экономики, научной революции, связки «частная собственность – представительное правление». Наконец, она подразумевала распространение христианства: для строительства империи миссионеры нужны были почти в той же степени, как купцы и военные. Стр.203.

    В 1913 году западные империи властвовали над миром. Одиннадцать метрополий, занимавших 10% земной суши, распоряжались более чем её половиной. Около 57% населения планеты жило в империях, на которые приходилось около 4/5 валового мирового продукта. Стр.204.

   Прежде чем заклеймить западные империи, следует осознать, что у их притязаний на «цивилизаторскую миссию» были немалые основания. Согласно данным о 23 современных азиатских странах, здесь «переход к здоровью» (за единственным исключением) совершился в 90-х годах XIX века – 50-х годах ХХ века, а в 43 странах Африки (имеются два исключения) – в 20-50-х годах ХХ века. Стр.208.

   Таким образом, продолжительность жизни почти всей Азии и Африки начала расти ещё до прекращения европейского колониального владычества. Факты указывают на устойчивый прогресс: снизилась смертность от «болезней грязных рук», малярии, даже туберкулёза. Стр.209.

   Западные учёные и администраторы прилагали серьёзные усилия для изучения опасных африканских болезней. А вот после развала колониальной системы такие шаги уже не предпринимались. Стр.210.

   Железные дороги помогли европейцам завладеть внутренними районами Африки. Кроме своего владычества, они распространяли не только торговлю каучуком и арахисом, но и западную медицину: в отсутствие прогресса здравоохранения железные дороги лишь способствовали бы распространению эпидемий. Должны были появиться «врачи без границ» XIX века. Эти обстоятельства нередко упускали из вида, те, кто, подобно Ганди, утверждал, что у европейских империй не было никаких положительных черт.

   В 1897 году французские колониальные власти запретили деятельность знахарей. Семь лет спустя они пошли дальше и подготовили план создания Туземной медицинской службы – первой в Африке службы здравоохранения. В феврале 1903 года Рум (первый генерал-губернатор Французской Западной Африки) приказал организовать бесплатную медицинскую помощь для местного населения, какой не было и в самой Франции. Стр.237.

   Заметим, что «драка за Африку» означала также борьбу за научные знания, которые были в равной мере результатом конкуренции и сотрудничества и несли бесспорную выгоду, как европейцам, так и африканцам. Бактериолог, рисковавший жизнью, чтобы найти средство от смертельного заболевания, был таким же храбрым героем, как солдат и первопроходец. Теперь у каждой европейской страны с серьёзными имперскими амбициями имелся собственный институт тропических болезней. Институт им. Пастера в Париже, открытый в 1887 году, стал примером для школ тропической медицины в Лондоне и Ливерпуле (1899) и Института морских и тропических болезней в Гамбурге (1901). Стр.240.

   Изначально французская «цивилизаторская миссия» основывалась на революционной идее универсального гражданства. Но когда колониальная империя расширилась, эту идею оставили. Прежде французы поощряли расовую ассимиляцию. Теперь сегрегацию рекомендовала медицина. Это согласовывалось с господствующим представлением: «ассоциация» реалистичнее ассимиляции по причине, как выразился теоретик колониализма Луи Вильсон, «несовместимости принципов 1789 года с консерватизмом неевропейского населения. Стр.241.

   В начале ХХ века Германия находилась в авангарде западной цивилизации. Немецким профессорам доставалась львиная доля Нобелевских премий: 33% лауреатов в 1901-1910 годах, 29% - в следующем десятилетии. Немецкие университеты лидировали в исследованиях в области химии и биологии. (Но), Триумф науки имел и тёмную сторону. За фасадом науки скрывалась и псевдонаука. 

   Её приверженцы утверждали, что люди не являются единым полиморфным видом, а якобы, делятся на неравнозначные сорта: от арийской «расы господ» до негроидов, не достойных называться Homo sapiens. Где было удобнее всего проверить эти выкладки, как не в недавно приобретённых колониях? Африка снова стала лабораторией – на сей раз для расовой биологии. Стр.242. 

   Немцы опоздали на этот пир. Для них колонизация Африки стала гигантским экспериментом, затеянным, кроме прочего, чтобы проверить на практике расовую теорию. Конечно, у колонизаторов и прежде имелось представление о собственном естественном превосходстве.  Согласно теоретикам социал-дарвинизма, африканцы в биологическом отношении были низшей расой, досадным препятствием для освоения Чёрного континента белыми «арийцами». Но никто  не применял эту теорию на практике решительнее, чем немцы в Юго-Западной Африке, нынешней Намибии. Стр.243.

   Лишь во второй половине ХХ века евгеника и связанная с ней «расовая гигиена» были, наконец, дискредитированы благодаря того, что генетические отличия между расами ничтожно малы, а вариации в пределах рас очень значительны.

   Сто лет назад на западе едва ли сомневались (белые, конечно), что белые превосходят чернокожих. Расовая теория оправдывала вопиющее неравенство того типа, который позднее институциализировали на американском Юге в виде сегрегации и в Южной Африке в виде апартеида. В Германской Юго-Западной Африке чернокожим запрещали ездить верхом, они должны были приветствовать белых, не могли ходить по тротуарам, пользоваться велосипедами или пойти в библиотеку. Стр.244. 

   В Германии такие представления разделяли далеко не все. Социалисты и католики протестовали против того, что творила в Африке их якобы цивилизованная страна. Всё же остаётся вопрос: не была ли Юго-Западная Африка полигоном для подготовки к будущему, гораздо более масштабному геноциду? За жестокость к африканцам европейцев ждала ужасная расплата: расовая теория была слишком заразной, чтобы коснуться лишь колониальной периферии. В начале нового века она вернулась в Европу. Стр.248.

   Методика тотальной войны, опробованная на гереро и других африканцах, была применена в Европе наряду с новейшими орудиями промышленного уничтожения людей. Стр.257. 

   Многие бывшие солдаты колониальной службы, присоединившиеся к нацистам (их старые коричневые мундиры стали униформой штурмовиков), считали совершенно естественным, что теории, родившиеся в концлагерях Африки, следует использовать при «колонизации» Восточной Европы и применять к расовой политике (приведшей к Холокосту). Нацисты всегда оценивали территории в Восточной Европе «с колониальной точки зрения» и стремились «экономически эксплуатировать их колониальными методами». Стр.258. 

   Гитлер с лёгкостью приравнивал русских к «краснокожим». Война против гереро и нама стала первым шагом на пути, приведшем к Аушвицу – апогею государственного насилия в отношении народов, считавшихся чуждыми в расовом отношении. Стр.259.

   Быстрый распад европейских империй после войны  оказался лишь справедливым возмездием, независимо от того, было ли большинство прежних колоний готово к самоуправлению.

   Загадка состоит в том, каким образом в ту жестокую эпоху сумел зародиться новый тип цивилизации, основанный не на колонизации, а на потреблении. В 1945 году для Запада пришло время сложить оружие и снять мундир, надеть джинсы и отправиться за покупками. Стр.265. 

   Глава 5. Потребление

 В наши дни общество потребления распространено повсеместно, и можно подумать, будто оно су