COVID-19
30 сентября 2020 г.
Берлинская стена. Сценарий. Хроники марта 2022

Коллаж ЕЖ

Сигнал: камера слежения, объект Ломоносовский, 14, квартира 288. 12 марта, 21:55

Субъекты: Корнакова Евгения Олеговна, 2000 года рождения. Основание для мониторинга: гражданство США. 19 марта 2020 года прибыла из г. Вашингтон на юбилей приходящегося ей дедом по материнской линии субъекта Гриншпуна Алексея Витальевича, 1945 года рождения. Основание для мониторинга: родственники в США, экстремистские настроения, попытки входа на заблокированные сайты.

В кадре: молодая женщина одевается, пристегивает поводок собаке, прикрепляет ей защитные ботинки на лапы.

Женя: Дед, подержи скотину

Дед выходит в коридор

Дед: Сидеть.

Женя уходит в комнату, выходит с пакетом, заглядывает в него, вполголоса: телефон, паспорт разрешение первого образца. Надевает маску, берет, перчатки, сунула в карман флакон антисептика

Дед: Скафандра нет? Давай я его быстренько выгуляю, а ты пока как раз разоблачишься.

Женя: Ага, снова пятнадцать тысяч платить? Дед кашляет, у него в руках электронная сигарета. А с таким кашлем ты от подъезда не отойдешь — заметут. Опасно же.

Дед: Жень, пандемия пошла на спад.

Женя: Слушай, дед, у нас еще не пошла. Ты группа риска. Ну можно, ты не умрешь от короны?

Дед: От такой короны должен умереть каждый уважающий себя гражданин. Эта корона под предлогом вируса арестовала всю страну.

Сигнал камеры: экстремистские настроения по ключевым словам 3, 71
Переход на камеру слежения, подъезд. 12 марта, 22:03

Женя бежит по лестнице с собакой. Звонок мобильного.

Сигнал камеры: Входящий звонок субъекта Шерешевский Глеб Андреевич, 1989 года рождения, Университетский проспект, дом 5, кв.475. Основания для мониторинга: работа в Департаменте здравоохранения правительства Москвы, половая связь с субъектом Корнаковой, предположительно пораженческие настроения.

Глеб: Привет, заяц. Как ты?

Женя: Дед бунтует…. Фу! Глеб, это я Тузику.

Глеб: Уж надеюсь. Ты на улице? ДокУмент взяла?

Женя: Гле-е-еб!

Глеб: Ладно тебе. Зря, что ли, я тебе все московские удостоверения выправил.

Женя: Ага, особенно в массажный салон с лицензией.

Глеб: Врёшь, такое разрешение я тебе не мог привезти. Хотя сам бы не отказался тебя помассировать. Он замолчал. Слушай, а давай пойдем ночью на романтическую прогулку.

Женя: В скафандрах?

Глеб: Погоди, я серьезно. Сейчас все организую и перезвоню.

Сигнал камеры: переход на камеру, объект квартира. 12 марта, 22:30

Кухня, дед заваривает чай, звонок мобильного Жени

Сигнал камеры: входящий звонок субъекта Шерешевский

Глеб: Ну что, готова к романтическим приключениям?

Женя: Дед, я пойду?

Дед: Я здесь, Инезилья?

Женя: Типа того.

Собирает вещи, уходит

Сигнал камеры: переход на камеру, объект автомобиль Шерешевского. 12 марта, 22:45

Глеб паркуется и жестом показывает Жене оставить в машине телефон.

Сигнал камеры: оба субъекта направляются к детской площадке, входят в беседку. Переход на камеру Гагаринский, беседка, квадрат 41.

Женя: Так себе романтическое убежище.
Глеб: Слушай меня. И сними, наконец, всю эту белиберду. Она ни от чего не спасет.

Отцепляет Женины маску и очки.

Женя: А сам?

Глеб и сам снимает защиту, кладет на лавку.

Женя: Обалдел? Достает санитайзер.

Глеб: Женя! Эпидемия закончилась… Всё более-менее устаканилось, новых очагов нет.

Женя: Как нет, каждый день жуть передают.

Глеб: Ну, ты сама хоть кого знаешь заболевшего?

Женя: Глеб, ты с ума сошел!

Глеб: Да не сошел я с ума. Им так понравился режим изоляции в стране, что они решили его продлить как можно дольше. Поэтому Интернет причесали, поэтому связи нет.

Сигнал камеры: призыв к нарушению карантинного режима, по ключевому слову 19

Женя: И что мы с тобой, в детской беседке — будем делать революцию?

Глеб: Нет.

Женя: Но можно же как-то возразить?

Глеб: Ты знаешь, этот вирус удивительно удобный механизм.

Сигнал камеры: пораженческие настроения, по ключевому слову 16

Женя: В смысле?

Глеб: В Старом Осколе есть один активист-эколог. Обличитель режима. Недавно его задержали и сделали тест. Тест был положительным. Так он ухитрился удрать и пробраться на Украину. А там уже сам сделал тест.

Женя: И что?

Глеб: И результат был отрицательным. В России-то ему вообще никаких результатов не показали, только сообщили, что он инфицирован. Это как антисоветчиков когда-то признавали психами, а когда они выезжали, их на Западе целые комиссии обследовали и никаких признаков сумасшествия не находили.

Сигнал камеры: передача секретной информации - код 11, проведение недопустимых параллелей - код 3

Женя: Хорошо, но мы-то что делать собираемся?

Глеб: Ты гражданка США. Таких сейчас только в Москве триста человек. Нам надо пожениться — раз, переговорить с дедом — два. И улететь отсюда к едрене фене.

Женя: Так самолеты не летают.

Глеб: Трамп сделал луноликому какое-то очень неплохое предложение в обмен на отъезд из страны всех американских граждан.

Женя: А ты как улетишь?

Глеб: А я пока не улечу. Переселюсь к твоему деду, а вы там начнете звонить во все колокола.

Женя: Глеб, это бред какой-то.

Глеб: Ты пойми, это все как берлинская стена. Ее построили за одну ночь. И наутро тетки, которые поехали накануне из Восточного Берлина в Западный навестить родителей, встали перед выбором — вернуться к мужу и детям и никогда не увидеть родителей или остаться с родителями и никогда не увидеть мужа с детьми.

Женя: А если я хочу остаться здесь?

Глеб: Ты что, дура? Ты навсегда хочешь тут остаться?

Женя: Я не готова выбирать между родителями и тобой и дедом.

Глеб: Хорошо. У деда есть виза?

Женя: Есть, конечно.

Глеб: У меня тоже. Я попробую дать взятку, чтобы нам с ним вписаться в этот рейс.

Сигнал камеры: сформулированное намерение измены родине

Женя: Глеб, ты Трампу хочешь дать взятку?

Глеб: Нет. Наш поставил условие, что самолет полетит только российский. Так вот я куплю за любые деньги нам с дедом места в этом самолете… И да, ничего деду не говори вслух, напиши, сотри и сожги.

Женя: Глеб, у тебя паранойя.

Глеб: Заяц, у меня, к моему величайшему сожалению, объективное видение реальности. Я бы хотел верить, что изоляция спасает нас от смерти, а луноликий — мессия. Но я немножко знаю, что происходит и верю только…

Женя: Во что?

Глеб: В тебя и в звездно-полосатый флаг. И да, на публике носи всю эту хрень. Трясет очками с маской….

 Сигнал камеры: переход на камеру объект квартира. 12 марта, 23:02

Дед: Я абсолютно уверен, что ограничение наших соотечественников в передвижении, получении информации и контактах с зарубежными друзьями не имеет никакого отношения к настоящему или мнимому вирусу. Я протестую. Алексей Гриншпун, математик, Москва.

Женя: Дед!!!

Дед: Вернулась? Вы что, поссорились? 

Женя: Нет. А что и кому ты там толкал?

Дед: Я в пикете стоял. Онлайн. Они запретили нам выходить из дома, подрубили интернет, все, что я могу — записать на Ютубе ролик и вывесить его.

Сигнал камеры: публичное выражение экстремистских настроений, по ключевым словам, 2, 6

Женя берет со стола блокнот, пишет крупно: надо поговорить как раз про это. Молчи, просто читай. Дед приписывает: на балкон, БЕЗ ТЕЛЕФОНА.

Сигнал камеры: щелчок фотоаппарата. Создание тайной организации. Перевод наблюдения на внешнюю камеру, объект: балкон квартиры, окна.

Женя: Он говорит, что эпидемии уже нет, что они нас просто специально держат в изоляции и Трамп сделал луноликому какое-то предложение в обмен на отъезд из страны всех американских граждан, я имею право в любом случае,  а вас с ним он постарается включить в этот список.

Сигнал камеры: распространение служебной информации, код секретности 12

Дед: Я что-то в этом духе предполагал. Они заставили нас бояться корону. И в это понятие вложили все, что считали нужным. Надо очень крепко подумать. Будем считать, у нас последняя ночь перед Берлинской стеной. 

Женя: Опять Берлинская стена. Дед, а ты поедешь, если придумаем как?

Сигнал камеры: призыв к измене родине

Дед: Не знаю. Я привык сам отвечать за себя. А если ехать, то я стану зависеть от чужих решений.

Женя: Но, если ты останешься, это может быть навсегда.

Дед: Ну, иногда должно быть и навсегда.

Женя: Ты можешь заразиться.

Дед: Ты не поверишь, насколько мал шанс.

Женя: Я тебя что, брошу? Если ты остаешься, то я с тобой.

Дед: Вот это уже шантаж… Ладно, давай подумаем немножко. Иди спать.

Сигнал камеры: перевод наблюдения на внешнюю камеру, объект: балкон квартиры, окна. 13 марта, 9:15, в наличии попытка секретной переписки

Дед пишет на снегу на перилах балкона пальцем: хочу аусвайс. Женя разводит руками. Дед смахивает снег.

Сигнал камеры:входящий звонок объекта Шерешевский

Глеб: Едем на дачу. Вывоз на тебя я оформил.

Сигнал камеры: внешняя, объект Ломоносовский, 14. 13 марта, 20:25

Женя и Тузик на прогулке, останавливается машина.

Глеб: Веди его домой, пора.

Женя, на ухо Глебу: Дед хочет разрешение, можешь?

Глеб: Боюсь, никак. Поговорим потом.

Сигнал камеры: переход на камеру «квартира». 13 марта, 20:40

Женя, отцепляет поводок Тузика, берет сумку, идет к деду: Я пошла?

Дед: И ты помнишь, что решения про себя я хочу принимать сам. Я не чемодан — двигать меня, куда понадобится.

Сигнал камеры: переход на камеру автомобиль субъекта. 13 марта, 21:15

Женя: Мне нужно остановиться.

Глеб: Заяц, заправка через два километра.

Женя: Мне надо сейчас

Сигнал камеры: видеосъемка невозможна, пишется звук с микрофона. 13 марта, 22:07

Женя: Дед хочет аусвайс и поговорить с тобой.

Глеб: Аусвайс нереально, ему сильно больше 65, и это видно. А поговорить — он сможет час лежать на полу машины под пледом?

Женя: А без дешевых боевиков никак?

Глеб: Никак. Он знает про наши планы?

Женя: Глеб, я еще ничего не решила.

Глеб: Разговор может быть без телефонов и не в квартирах — ни твоя, ни моя не безопасны. А посты на дорогах он не пройдет.

Сигнал камеры: переход на объект жилой дом, поселок Рассказово, арендован субъектом Шерешевским накануне, оплачен наличными. 13 марта, 22:40

Глеб, паркует машину под навесом: Смотри, как хорошо, пойдем погуляем!

Сигнал камеры: видеосъемка затруднена, пишется только звук, субъекты намеренно попытались покинуть зону наблюдения. 13 марта, 22:45

Глеб: Родительский номер помнишь? Диктуй...

Сигнал камеры: использование незарегистрированного аппарата для связи с неустановленным объектом

Женя: Что это за аппарат? Где твой айфон? Что происходит?

Глеб: Это левый аппарат. И у меня есть несколько прокси во внешний мир. Там, кстати, все вполне нормально. Австралийское средство работает, даже практически безнадежных спасают, если успеть вовремя. Нью-Йорк, Северная Италия, все сняли карантин. Успешно привиты представители группы риска в 27 штатах США. Уже задумались о выходе из кризиса. У нас это лекарство есть для очень специальных пациентов…. Ты обратила внимание, что луноликий без всяких респираторов ездит в больницы?

Женя: а что, массово его не закупили?

Глеб: думаю, что нет. Но пик пройден. Все возвращается на круги своя, хотя очень медленно. С лекарством дело пошло бы веселее.

Женя: дорогое?

Глеб: да не особо. Просто страна, в которой арестовали всех, страшно удобна в управлении.

Женя: но это же лагерь!

Глеб: Именно. Ты еще не видела статистику самоубийств. Знаешь, сколько народу разорилось до полного нечего есть?! Именно поэтому надо уезжать.  Именно поэтому я с серьезным риском добыл этот аппарат — и даже наладил связь с проклятой заграницей! Набирай.

Сигнал камеры: рассекречивание служебной информации. Несанкционированные контакты с противником номер 1

Женя: Пап!

Отец: Женька! Малыш, слава богу. Давай самое важное, пока не прервали.

Женя: Папа, Глеб говорит, что у нас никакой пандемии нет, что это все специально... У нее перехватило горло.

Отец: У нас немного достоверной информации, но я написал четыре запроса в State Department и трижды был у нашего сенатора. Ты точно есть в списке граждан США на первый же рейс из Москвы. Тебе надо зайти на сайт посольства…

Женя: Пап, я не могу…

Глеб: Олег Семенович, я могу. Я понимаю, что обстоятельства несколько скомканы, но я хочу...

Отец: Глеб, сейчас не самое лучшее время просить руки моей дочери. Я хочу для начала, чтобы она вернулась домой.

Женя: Па, а если я без него не поеду? И еще — что делать с дедом, который мне тут сказал, что он не чемодан двигать его по мере надобности?

Отец: Не исключено, что завтра будет поздно. Моя первоочередная задача выдернуть тебя, а Алексеем Витальевичем и Глебом мы займемся уже вместе в Штатах.

Женя: Ты сам говоришь, что может быть уже поздно.

Глеб: Олег Семенович, есть и другое предложение. У меня вид на жительство в Люксембурге, там въезд в Штаты без визы. Я попробую выбраться через них.

Сигнал камеры: попытка организовать несанкционированную эмиграцию, измена родине

Женя: А дед? Плачет

Отец: Женька, ты мне связываешь руки. Я могу сейчас заняться Алексеем Витальевичем и не вытащить в результате никого из вас, понимаешь?

Женя: Мама знает про эту твою конструкцию?

Глеб: Не ори! Закрывает ей рот ладонью.

Отец: Глеб, как я могу с вами связаться?  Похоже, вы самый разумный в этой компании…

 Глеб: Олег Семенович, я буду вам сам звонить, скажем, дня через три. Хотя давайте мы сейчас поговорим с Женей и перезвоним.

Сигнал камеры: Контакт отслежен, Субъект Корнаков Олег Семенович, 1968 года рождения, молекулярный биолог, работает в National Institute of Health, отец субъекта Корнаковой. Мобильный номер компанииVerizon, владелец Корнаков Олег,socialsecuritynumber772-21-9114. С субъектом Шерешевским знаком через Корнакову, по кратким разговорам по Скайпу и Вотсапу с апреля 2020 

Женя: Глеб, но ведь если они не хотят, чтобы кто-то в стране знал, что никакой пандемии нет, им проще выпустить всех нас, а не оставлять не разрубленный узел. 

Глеб: Узел в размере одного немолодого человека разрубить проще, чем ты думаешь….

Женя: Дай мне немножко подумать. И пойдем в дом, я уже окоченела.

Сигнал камеры: переход на объект, дом в Рассказово. 13 марта, 23:20

Женя берет в руки свой мобильный, на нем семь непринятых вызовов от деда. Набирает номер, «абонент не отвечает или временно недоступен». Набирает «дом». Длинные гудки  

Женя: Глеб, поехали, там с дедом что-то…

Сигнал камеры: Переход на камеру автомобиль субъекта. 13 марта, 23:22

Сигнал камеры: переход на камеру слежения подъезд. 14 марта, 0:30

Площадка перед Жениной квартирой, за дверью воет собака. Дверь соседней квартиры приоткрывается

Сигнал камеры: субъект Оношко Вера Антоновна, 1975 года рождения, с Гриншпун и Корнаковой связывают совместные выгулы собак    

Вера: Женька, карантин приехал, дверь ломать грозились, увели Алексея Виталича.

Дверь соседки закрывается, Женя и Глеб входят в квартиру, там беспорядок и мокрые следы

Женя: Глеб! Но ведь никакой...

Глеб: Бери Тузика, он уже лужу сделал.

Выкладывает свой и Женин телефоны к зеркалу

Сигнал камеры: переход на камеру слежения подъезд. 14 марта, 0:38. Субъекты уходят от подъезда в мертвую зону. Запрашивается включение дополнительной камеры—мусорные баки  

Глеб: Ты только держи себя в руках. Скорее всего, ты деда больше не увидишь!

Женя: Но ведь никакой пандемии...

Глеб: Женя, они не могут его выпустить. И не могут оставить. А так — еще одна жертва.

Женя: Ты это имел в виду, когда сказал, что узел в виде одного немолодого человека очень просто разрубить?

Глеб: Значит так. Ты идешь домой, звонишь и сообщаешь о контакте с носителем вируса. После этого сидишь дома, запершись на все замки. Я позвоню на городской, когда смогу, иди.

Сигнал камеры: переход на камеруслежения квартира, 14 марта, 1:05.

Женя: (набирает номер): Здравствуйте. Был контакт с предположительно инфицированным.

Голос в трубке: Температура? Сухой кашель? Ломота? Затруднение дыхания, иные симптомы?

Женя: Ничего нет.

Голос в трубке: Оставайтесь дома, обильное питье, парацетамол, при появлении любого из симптомов звоните, Напоминаю о необходимости строжайшей изоляции. 

Женя ходит по квартире. Присаживается, затем ложится на диванчик в кухне.

Сигнал камеры: камера слежения квартира. 14 марта, 8:30

Телефонный звонок

Сигнал камеры: звонок на незарегистрированный аппарат, номер неизвестен, попытка идентификации не дает результата

Женя долго ищет, откуда звонок, потом находит в кармане тот самый левый аппарат. «Номер неизвестен»

Женя: Алло!

Неизвестный: Miss Eugenia Kornakov?

Женя: Yes…

Неизвестный (говорит по-английски): Государственный департамент Соединенных Штатов Америки в моем лице рад информировать вас, что ваше имя есть в списке граждан США, подлежащих немедленному вывозу на родину. Списки согласованы с правительством России. Вам надлежит в течение трех часов с документами приехать…

Женя продолжает слушать, садится к компьютеру, нажимает «Избранное», открывает «Обновленные списки скончавшихся по г. Москва 14 марта 8.00». Ведет курсором по строчкам

Гриншпун Алексей Витальевич, 1945 года рождения, Ломоносовский проспект…

Сигнал камеры: камера слежения,Университетский проспект, дом 5, кв. 475. 14 марта, 3:30

Глеб собирает вещи и документы. Долгий звонок в дверь. Он не открывает. Дверь выносят, входят четверо в защитных костюмах. Глеба уводят.

Сигнал камеры: субъект Шерешевский Глеб Андреевич, 1989 года рождения, Университетский проспект, дом 5, кв. 475, с наблюдения снят. 14 марта, 4:00

Женя продолжает вести курсором:

Шерешевский Глеб Андреевич, 1989 года рождения, Университетский проспект, 5

Неизвестный (по-английски): Мисс Корнаков, вы все запомнили?

Женя: Я не поеду.

Неизвестный: Существуют какие-то препятствия?

Женя: Берлинская стена.     


Коллаж ЕЖ













  • Алексей Макаркин: Это популярная мера. Москвичи устали. Если в начале апреля карантин был популярен,  то в начале июня от него накопилась сильнейшая усталость. 

  • "Ведомости": ...часть ограничений, не упомянутых в новом указе Собянина, продолжает действовать, и о планах их снятия пока ничего неизвестно

  • Алена Солнцева: Москва ужаснула наглядной агитацией. 1 июля их страна, выполняя их решение, сделает их выбор. А потом снова объявят карантин.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Владимир Путин, а что случилось с тысячами людей? Они утонули...
9 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Время банальных выводов и обобщений. А что делать, коли в очередной раз убеждаемся – пределов человеческому цинизму действительно нет. Формат выхода из пандемии в любезном отечестве – тривиальное подтверждение избитого тезиса. Причем, тут важно только то, что сама эпидемия о том, что России и в Москве ее победили, пока не знает. Даже по официальной статистике она вовсе не идет на спад. В столице застряла на среднеапрельских значениях, а по стране так и вовсе растет. Но есть политическая целесообразность. Я думаю, эта шокирующе обвальная отмена всех ограничений в Москве – результат нервного срыва Сергея Собянина. 
Прямая речь
9 ИЮНЯ 2020
Алексей Макаркин: Это популярная мера. Москвичи устали. Если в начале апреля карантин был популярен,  то в начале июня от него накопилась сильнейшая усталость. 
В СМИ
9 ИЮНЯ 2020
"Ведомости": ...часть ограничений, не упомянутых в новом указе Собянина, продолжает действовать, и о планах их снятия пока ничего неизвестно
В блогах
9 ИЮНЯ 2020
Алена Солнцева: Москва ужаснула наглядной агитацией. 1 июля их страна, выполняя их решение, сделает их выбор. А потом снова объявят карантин.
На прогулку – становись!
28 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Кажется, это не пришло в голову ни одному автору антиутопий: ни Оруэллу, ни Хаксли, ни Замятину. Сергей Семенович Собянин с подчиненными сорвали банк и продемонстрировали административный восторг во всем его незамутненном идиотизме. С 1 июня москвичам обещаны послабления в режиме самоизоляции. Откроются все магазины и службы сервиса, где не предполагается близкий контакт с клиентом. Но главное – москвичам разрешили прогулки аж на расстоянии до двух километров от так надоевшей за месяца домашнего ареста квартиры (если удаление больше, надо оформлять пропуск).
Прямая речь
28 МАЯ 2020
Николай Сванидзе: В таких условиях жёсткие меры могли бы быть оправданы, если бы они были нормально организованы и сопряжены с помощью населению.
В СМИ
28 МАЯ 2020
«Ведомости»: ...будут проверять паспорт и постоянную/временную регистрацию жителя или договор аренды, а также соответствует ли расписанию день прогулки.
В блогах
28 МАЯ 2020
Natalia Granovskaya: Гражданское общество, ау! Где все? Обжаловать единообразно нарушающие действующее законодательство штрафы можно только оптом, в розницу ничего хорошего не выйдет.
Русское чудо и суверенная арифметика
20 МАЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Судя по всему, Путин лично договорился с коронавирусом, и тот согласился покинуть Россию. Я, конечно, имею в виду вирус, а не Путина, который, как известно, навсегда. Первой откликнулась статистика. Как только Путин отменил нерабочие дня, число инфицированных Covid-19 стало снижаться. В Администрации президента тут же подсуетились и наметили на 24 июня провести голосование по поправкам в Конституцию и в тот же день учинить парад Победы. То есть, вы представляете, два таких события в один день? Это же будет такой праздник, который ничто не должно омрачить. 
Прямая речь
20 МАЯ 2020
Николай Сванидзе: Врать начальству тут необходимо, это традиция нашего государства. А населению врут, чтобы успокоить, избежать паники и поддержать рейтинг всё той же высшей власти.