Путин и общество
03 августа 2020 г.
«Социологи», «журналисты», «адвокаты», «статистики»…
17 ИЮЛЯ 2020, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В опубликованном «Медузой» 16.07.2020 тексте под названием «Что читает Путин» в очередной раз рассказывается о «социологах в штатском», о подразделении Федеральной службы охраны, которая занимается закрытыми опросами общественного мнения для руководства страны. До 2003 года этим занималась ФАПСИ, после ее ликвидации функции тайного опрашивания популяции для информирования начальства перешли к ФСО.

По данным источников «Медузы», глава ФСБ Александр Бортников носит Путину папочки с данными ВЦИОМа, а вот секретарь Совета безопасности Николай Патрушев шепчет своему шефу на ушко совершенно секретные сведения о чаяниях подведомственной популяции, добытые ФСО. К чему больше прислушивается Путин, «Медуза» не сообщает, но судя по тому, что данные ФСО включены в число критериев, на основе которых Кремль оценивает эффективность региональных властей, ставка делается именно на них. То есть на тех, кто носит погоны открыто.

Методика «социологов» ФСО тоже является тайной, что само по себе не позволяет доверять результатам таких опросов. В социальных сетях и на форумах есть публикации о том, что «социологи» ФСО приходят на предприятия, тычут в лицо начальству корочку, начальство сгоняет сотрудников и те под внимательным взглядом старших товарищей заполняют анонимные анкеты… Одним словом, все по любимой поговорке «социологов в штатском»: «Лучший опрос — это допрос».

«Социологи», обслуживающие власть, делятся на несколько типов. ВЦИОМ — это часть информационных войск, отвечающих за обработку мозгов россиян. Эти «социологи» отвечают за «рейтинг Путина», в целом за «путинское большинство» по основным вопросам, таким как «крымнаш» и прочее.

ФСО стремится поддерживать репутацию честных служак, которые режут горькую правду-матку в глаза начальству. Собственно, именно поэтому эту «правду» следует хранить как зеницу ока и ни в коем случае не предавать гласности, поскольку население, узнав о том, что именно оно, население, думает о власти, испугается себя, своих мыслей и в панике разбежится в разные стороны.

Третий тип государевых «социологов» появился сравнительно недавно. В январе 2015 была открыта службаSputnik.Мнения, которая стала инструментом обработки умов граждан зарубежных стран. Вот некоторые заголовки публикаций с результатами их «исследований»: «Во Франции растет число людей, считающих Крым частью России», «Западная Европа хочет улучшения отношений с Россией», «Жители Запада считают СМИ необъективными к России» и т.д. Цель и методы этих «социологов» — те же, что и у ВЦИОМа: под видом изучения общественного мнения заниматься его формированием. Наиболее деликатное название этого жанра — «формирующие опросы». Такой эвфемизм используется для того, чтобы не употреблять намного более точное определение — «вранье обыкновенное».

Огосударствление российской социологии, ведущее к потере доверия к этой науке — часть более общей беды, которая случилась с представителями всех гуманитарных профессий, в том числе с юристами, статистиками и журналистами.

Алексей Навальный 16.07.2020 опубликовал на «Эхе Москвы» большой текст под названием«Ответ Ивану Голунову, илиНебольшое эссе в защиту журналистики от ОНП-журналистики». Термин «ОНП-журналистика»—аббревиатура «отбили-нашего-парня»—Навальный вводит в качестве общего обозначения для той части «как бы честных» и даже «как бы оппозиционных» представителей этой профессии, которые не брезгуют сотрудничать с властью и считают себя некой привилегированной кастой, члены которой защищают прежде всего своих, пишут в основном для своих и приравнивают критику в свой адрес к нападкам на свободу слова.

Трудно не согласиться с Навальным, когда он пишет: «У нас в стране 95% тех, у кого в трудовой книжке написано‘’журналист’’, — это просто люди, которые врут за деньги. И они очень разные и по-разному врут». Уличать во вранье и подлости всевозможных соловьевых-киселевых—дело нехитрое. Это легко. Как конфету у ребенка отнять. Тем не менее, приходится это делать, поскольку «конфета» уж больно ядовитая. Но Навальный в данной статье берется за более сложную и не менее важную задачу доказательства лживости и непрофессионализма тех, кого либеральная тусовка считает своими кумирами, и в том числе тех, кого мы все защищали и продолжаем защищать от преступных преследований власти. #Я/МыГолунов #Я/МыСафронов.

В статье Навального, с фактами, обильными цитатами и ссылками, приводятся доказательства лживости Ивана Голунова, который фактически обвинил Навального в плагиате у Сафронова.Ав отношении самого Сафронова приводятся доказательства, как он занимался пиаром главы Роскосмоса Рогозина задолго до того, как устроился к нему на службу, еще работая в «Ъ».

Общий диагноз феномена, который Навальный называет «ОНП-журналистикой», стоит процитировать хотя бы частично:

«Это та часть журналистского сообщества, которая одержима охраной периметра «особенности журналиста». Это прямо правила жизни у вас:
— журналистика — профессия, которая ставит вас остальных и вне критики;
— журналиста может критиковать только журналист;
— если кто-то извне критикует журналиста, то все должны встать и наброситься на наглеца;
— если журналиста критикует политик, то это ВНИМАНИЕ КРАСНАЯ ОПАСНОСТЬ ОБЪЯВЛЯЕТСЯ СБОР ФЕЙСБУК-ОПОЛЧЕНИЯ;
— если все понимают, что журналист критикуется справедливо, то надо потом сказать критикану снисходительно вашу любимую поговорку: Старик, ну ты же понимаешь. Ругаться с журналистами — это как стричь свинью. Визгу много, а толку мало. Даже если журналист не прав, не связывайся с нами, хуже будет;
— пресс-карта — есть священная бумага, открывающая двери автозака;
— арест обычного человека в сто раз менее важен, чем арест журналиста;
— качество журналистики не имеет большого значения для тех великих людей, что, как прометеи, несут информацию в массы.
И главное: общество, политики и все-все обязаны журналистам и должны испытывать к ним благодарность. Журналисты же имеют обязанность только информировать. Меняя статус активист/не активист в зависимости от удобства и обстоятельств».

И вывод: «ОНП-журналистика уничтожает настоящую журналистику наравне с государственной цензурой и цензурой олигархов».

Душные объятья государства задушили не только социологию и журналистику, но и адвокатуру, статистику, практически все, что создавалось для информирования людей и защиты их от произвола властей. Иллюстрацией того, что происходит с российской адвокатурой, стали публичные действия адвокатов Пашаева и Добровинского, гарцующих на телевизионной сцене на фоне смертельного ДТП с участием актера Ефремова. Трудно сказать, кто из них более отвратителен: Пашаев, делающий вид что «защищает» Михаила Ефремова, или Добровинский, делающий вид, что «защищает» семью погибшего в ДТП Сергея Захарова. Хороший адвокат в России не тот, кто умеет защитить своего доверителя с помощью владения юридической техникой и убедительной речью, а тот, кто умеет «решать вопросы», знает телефоны судей, прокуроров и их начальства, а также расценки за их специфические услуги.

Что из себя представляет российская статистика, можно понять из выступления главы Роспотребнадзора Анны Поповой на заседании оперативного штаба поCOVID-19, который состоялся 15.07.2020. По ее словам, уровень популяционного иммунитета в стране составляет 26 процентов. То есть, по Поповой, переболели коронавирусом 38,1 млн россиян. В то же самое время официальные данные статистики гласят, что всего за весь период пандемии коронавирусом заразилось 753 тысячи. То, что Попова скорее всего свои данные взяла с потолка, это понятно. То, что общая статистика по ковиду неизвестна никому, а отдельные наиболее неприятные цифры скрываются, тоже понятно. Как и то, что по уровню лживости современная российская статистика, пожалуй, превзошла лживость статистики в СССР…

Все, к чему прикасается своими липкими ладошками российское государство, превращается в труху. Особенно остро реагируют на эти прикосновения гуманитарные сферы, в том числе журналистика, социология, адвокатура, статистика. В путинской России деградация этих сфер деятельности и соответствующих профессий дошла до стадии их полного превращения в свою противоположность: вместо того чтобы служить интересам населения эти сферы окончательно превратились в сервисы по обслуживанию власти…

Фото: Президент России Владимир Путин во время встречи с председателем Центральной избирательной комиссии России Э. Памфиловой в Кремле. Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС












  • Леонид Гозман: Мне самому сломали руку на шествии ещё в конце 2007 года... 13 лет назад, если тебе ломали руку, то тебя прощали. А сейчас берут небольшой штраф. Посмотрим, что ждёт нас впереди.

  • "Эхо Москвы": Суд в Санкт-Петербурге оштрафовал журналиста Давида Френкеля, которому сломали руку на избирательном участке, на 2,5 тысячи рублей.

  • Лариса Мелихова: Не могу успокоиться... Даже мерзавец-полицейский... трогает меня меньше, чем свидетели преступления - симпатичные школьные учителя элитной питерской гимназии, пишущие свои показания.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вам сломал руку сотрудник МВД? Не беспокойтесь — отделаетесь штрафом
28 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Когда 30 июня, в один из дней голосования по поправкам к Конституции, на избирательном участке в Санкт-Петербурге сотрудник правоохранительных органов сломал руку журналисту, казалось, что тут уж расплаты не избежать. Хотя бы потому, что есть видеозапись, на которой отчетливо видно, что произошло. Общественность пребывала в состоянии возбужденного ожидания. Возмездие действительно настигло одного из фигурантов этой истории. И, разумеется, сломанная рука не наделяет иммунитетом человека, совершившего правонарушения. А журналист «Медиазоны» Давид Френкель, пока ему ломали руку, совершил их целых три.
Прямая речь
28 ИЮЛЯ 2020
Леонид Гозман: Мне самому сломали руку на шествии ещё в конце 2007 года... 13 лет назад, если тебе ломали руку, то тебя прощали. А сейчас берут небольшой штраф. Посмотрим, что ждёт нас впереди.
В СМИ
28 ИЮЛЯ 2020
"Эхо Москвы": Суд в Санкт-Петербурге оштрафовал журналиста Давида Френкеля, которому сломали руку на избирательном участке, на 2,5 тысячи рублей.
В блогах
28 ИЮЛЯ 2020
Лариса Мелихова: Не могу успокоиться... Даже мерзавец-полицейский... трогает меня меньше, чем свидетели преступления - симпатичные школьные учителя элитной питерской гимназии, пишущие свои показания.
Судебная расправа. Версия «лайт»
23 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Времена меняются. Нравы госкрокодилов смягчаются. После приговора карельскому правозащитнику и историку Юрию Дмитриеву мы знаем, что теперь «ни за что» дают всего-то три с половиной года. Причем у него есть шанс выйти уже в ноябре «за отбытыми» в предварительном заключении тремя годами. Петрозаводский судья вообще учинил аттракцион невиданной смелости, вынеся оправдательный приговор по четырем из пяти статей УК, содержавшихся в обвинительном заключении. Человек, открывший правду о массовых убийствах в эпоху сталинских репрессии, признан невиновным (поверить невозможно!) в изготовлении порнографии и хранении оружия.
Прямая речь
23 ИЮЛЯ 2020
Лариса Мелихова: Следить было тяжело, процесс проходил закрытый... Но сама обстановка оставалась вдохновляющей и душевной. К суду пришло достаточно много народу...
В СМИ
23 ИЮЛЯ 2020
"Коммерсант": Это связано с общим трендом государства, которое мнит себя наследником сталинского режима, где органы не ошибаются, государство важнее человека, а человек — пыль под ногами.
В блогах
23 ИЮЛЯ 2020
Виталий Лейбин: У нас правосудие не правды, а жалкого компромисса. То есть приговор несправедлив со всех точек зрения, но зато Дмитриев скоро выйдет на свободу.
Прямая речь
17 ИЮЛЯ 2020
Леонид Гозман: В гражданской активности необходимо руководствоваться общими принципами, а не личностью конкретного человека.
В СМИ
17 ИЮЛЯ 2020
Meduza: Важнейшие политические решения в России принимают на основе аналитики, которую готовит ФСО — служба охраны президента. Вот как это устроено