КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеСудьи будущего

 

Фото с сайта intellectpro.ru

 

Высшие как бы голосующие государственные лица во главе с неизменным Борисом Грызловым поспешили заявить, что своим как бы голосованием они, конечно же, поддержат инициативу президента Медведева об изменении порядка назначения председателя Конституционного суда. Собственно, изменить они собираются не «порядок назначения», поскольку всегда председатель КС избирался тайным голосованием судей как «первый среди равных», а сам конституционный строй или, во всяком случае, один из его важнейших устоев. Назначение председателя КС послушным президенту Советом Федерации сводит политический вес Конституционного суда в сегодняшней конфигурации власти к нулю, хотя это, скорее, теория, а в реальности он сейчас ненамного выше.

Все юристы при должностях (ноблес оближ, нельзя же оставить такой проект без комментариев) ринулись искать некую высшую логику в свалившемся, как снег на голову, предложении юриста Медведева. Так в меру оппозиционная Елена Мизулина высказала соображение, что предложенная процедура будет «более прозрачна», но уместность прозрачности именно в этом вопросе обсуждать она не решилась. На самом деле демократическую оптимальность именно прежней процедуры даже и обсуждать нет смысла, но прямо сказал об этом из всех юристов при должностях только судья Гадис Гаджиев – из состава КС, поблекшего за последние годы, он один только и сохранил мужество, потребное судье.

Не промолчали с умным видом и политологи, и аналитики. Из всех вымученных версий самой складной выглядит та, по которой место главы КС резервируется для главы ГГПУ, помощника президента Ларисы Брычевой. Но этому противоречат два важных обстоятельства. Во-первых, никто не поинтересовался у Брычевой, хочется ли ей вознестись в председатели Конституционного суда. Брычева, сменившая на посту руководителя Главного государственно-правового управления в 1999 году Руслана Орехова (который, по нашим сведениям, и сейчас неплохо трудоустроен), а до этого бывшая его бессменным заместителем – одна из старейших и наиболее сильных теневых фигур в президентской Администрации. Если это место кому-то приглянулось, то «по-аппаратному» Брычева это поняла бы и могла бы попросить в качестве компенсации, например, место рядового судьи КС, которое дает почет и гарантии, не лишая при этом маневра. Что же до председателя КС, его охраняет ФСО, он и поговорить ни с кем не может так, чтобы об этом сразу всем не донесли, и такая позиция для Брычевой, привыкшей не к пустопорожним дискуссиям, а к реальному «решению вопросов», стала бы обидной и незаслуженной ссылкой.

Во-вторых, к решению судей об избрании в феврале председателем КС Зорькина разные группы в Кремле отнеслись, наверное, по-разному. Вряд ли он сохранил ту меру самостоятельности и идеализма, которая была ему свойственна в 1993 году, когда в конфликте с Ельциным он встал на сторону Верховного совета. Но все же Зорькин – фигура, и тем сторонникам «вертикали власти», которые строят ее без оглядки на Конституцию, на этом посту был бы предпочтителен любой другой из состава КС (кроме Гаджиева). Но там же, за кремлевской стеной, есть и юристы, которым профессор за строем пешек как раз и полезен – подобно ладье в резерве. И Медведев, между прочим, нигде не говорил о планах свергнуть (и каким образом?) Валерия Зорькина ранее его законного трехлетнего срока.

В чем же тогда разгадка очередного (не первого в этом роде) президентского предложения, слишком явно выпадающего из контекста публичных выступлений и даже некоторых действий Медведева? (Например, заявленная в том же пакете инициатива по упразднению 3-хлетнего «испытательного срока» для судей имеет прямо противоположный реформаторский вектор.) Кроме депутатов, обязанных что-то лепетать по должности, и умствующих «политологов», есть же и настоящие элиты, в том числе за рубежом, которые снова дивятся на разных языках: «С чего бы это вдруг?». В их глазах Медведеву нельзя выглядеть непредсказуемым, совсем не тот он формирует себе имидж, и нужны веские мотивы для очередной его (тут иначе, как по-ельцински, и не скажешь) «загогулины».

В прошлый раз все аналогично оторопели в ноябре, когда ни с того ни с сего срок полномочий президента было предложено увеличить с 4-х лет до 6-ти. И все правоведы при должностях, разумеется, с восторгом это поддержав и даже как-то обосновав, про себя стали думать со страхом: а что выйдет завтра? А «завтра» пока не произошло ровно ничего. Между тем, срок полномочий на посту председателя КС для Валерия Зорькина истечет в феврале 2012 года. Тогда, если «завтра» действительно не случится никаких пертурбаций, сложится вот какая картина: только что избранная Дума (сроком на 5 лет и, вероятно, с иным раскладом по партиям), некий (тут выбор, впрочем, невелик) несомненный кандидат в президенты, а место председателя КС как раз окажется вакантно.

То есть разные инициативы Медведева «в области судебной реформы» на самом деле имеют отношение к разным «видам спорта». Если наша логика верна, следует ожидать очередного, не раз возникавшего, но пока «издали» проекта объединения под одной крышей (возможно, в Санкт-Петербурге) всех трех высших судов: Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного. Впрочем, это тоже, за недостатком упомянутой юристом Мизулиной прозрачности, всего только версия. Нечего баловать объяснениями депутатов, не говоря уж про избирателей.

Автор - обозреватель "Новой газеты"

Фото с сайта intellectpro.ru

Версия для печати
 



Материалы по теме

«Эволюция» Зорькина может закончиться подрывом конституционных основ России // КАРИННА МОСКАЛЕНКО
Кто сверху? // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ