Сюжеты

Все чаще российской внешней политике недостает аргументов. Она не может внятно объяснить цели России, сводящей любое противоречие с иностранными государствами к военному противостоянию.

Владимир Путин никогда не признает, что за пределами того политического пространства, что президентская администрация выстраивает на протяжении всего срока его правления, есть какая-то содержательная общественная жизнь, влияющая на умы и настроения граждан. Пусть даже ограниченно влияющая и на не слишком большое количество умов.

Эпидемия COVID-19
Человечество попало в страшную беду. Весь мир охвачен инфекцией, которая пока что плохо изучена. Вирус ведет себя не так, как прочие опасные заразные болезни. До сего времени действовало правило: чем опаснее инфекция, тем короче инкубационный период – время, когда болезнь никак себя не проявляет. То есть заболевший очень быстро оказывался в кровати и переставал распространять вирус. Инфекция быстро заканчивалась. Но в данном случае инкубационный период довольно длителен. Поэтому инфицированный человек успевает заразить большое количество окружающих. Эффективного лекарства против коронавируса (как, впрочем, против и других вирусов) нет.

Терминологический спор о том, какие российские партии и движения следует причислять к оппозиции, идет давно. Мы же придерживаемся той точки зрения, что общепринятый формальный подход – проиграл выборы и перешел в оппозицию – для России не актуален. Мы станем называть «оппозиционными» только те партии и движения, которые сохраняют независимость от Кремля и реально противостоят исполнительной власти.

Чем дольше существует нынешний режим, чья единственная опора — чиновники, тем больше правящий класс превращается в некое подобие феодалов. «Князья» в лимузинах с мигалками сталкивают с дорог недостойных «смердов».

С людьми случается всякое. С обычными, как правило, в течение жизни. С теми, к кому прикован общественный интерес, порой и после смерти. Люди выдающиеся, неординарные, известные всегда под пристальным вниманием прессы. Нам про них важно знать все. В первую очередь, естественно, подноготную профессионального успеха.

Наблюдая происходящее в Белоруссии, сопереживая нашим белорусским братьям, мы видим свое будущее: в какой-то момент авторитарный лидер отбрасывает «демократический» камуфляж и бросает своих опричников против народа. 

Начиная с января 2011 года, Алексей Навальный стал объектом уголовного преследования. По делу «Кировлеса» 18 июля 2013 года Ленинский районный суд вынес обвинительный приговор в адрес Алексея Навального и Петра Офицерова, тянется с января 2011 года, на очереди «почтовое» дело. 

С того момента, как Кремль начал прямое и откровенное вмешательство в кризис на Украине иприступил каннексии Крыма, перед странами Запада встал вопрос о том, каким образом можно помешать этим действиям. Дипломатические средства не работали: не заботясь даже об элементарном правдоподобии своей интерпретации событий, Кремль манипулировал фактами, не проявляя никакой готовности к компромиссам. Санкции стали единственным средством воздействия.

Около 10 лет назад Министерство по чрезвычайным ситуациям выпустило доклад пугающего содержания. Эксперты этого ведомства пришли к однозначному выводу: состояние инфраструктуры и техники чревато серьезными трагедиями.

 (1/8)  Вперед